Гражданскую войну в Сирии выдали западной публике исключительно как народное восстание, предназначенное для свержения Асада и смены его режима более демократичной формой правления. Мы знаем, что это лишь минимальная часть правды, знаем о геополитических интересах в этом регионе и почему некоторые западные державы и нефтяные монархии Персидского залива подстрекали к этому восстанию, в результате которого всего в нескольких десятках километров от Дамаска стал развеваться флаг ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России, — прим. ред.). Отказа Сирии предоставить в период с 2010 по 2011 год свою территорию для проведения газопровода Катар-Турция более чем достаточно для того, чтобы объяснить происхождение попыток свержения режима Башара Асада.


Однако газопровод и стратегические интересы глобальных держав не являются единственными причинами, по которым в Сирии была спровоцирована война: уже некоторое время в восточной части Средиземноморья происходит новая борьба за природный газ. Так называемый бассейн Левантийского моря, то есть та территория, которая простирается от Сирии до юга Израиля и включает в себя также часть моря, расположенную напротив него, может стать новой границей добычи газа: на всей этой территории лежат различные месторождения, которые пока не были затронуты ни при проведении газопроводов, ни производством природного сжиженного газа.


Помимо месторождений «Левиафан» и «Тамар» в израильском море, которые находятся на стадии запуска в эксплуатацию и соединятся с Европой через будущий газопровод East Med, существуют другие территории на стадии разработки в море между Кипром, Ливаном и Сирией.


На Кипре уже почти год работает итальянская газовая компания Eni, которая в конце 2015 года подписала с министром энергетики Кипра контракт, разрешающий поиск углеводородов на трех участках морских восточных территорий, относящихся к острову. Французская компания Total в тот же самый период продлила на два года свои разрешения на исследования в регионе, а совместное предприятие, образованное ExxonMobil и Катаром предусматривает окончание своих разведывательных работ к 2018 году. Все это свидетельствует об активном интересе к данной географической области.

 

В Ливане, впрочем, на прошлой неделе состоялись первые конкурсы по освоению ресурсов пяти блоков, расположенных в прибрежной зоне, два из которых достались объединению, сформированному компаниями Total, Eni и российской Новатек.


Конкурс провели с задержкой почти на три года по причине политической нестабильности в регионе и давления со стороны Израиля, оспаривающего часть территории размером в 860 квадратных километров, где компании получили разрешения на освоение.


Таким образом, становится ясно, что нормализация ситуации в Сирии открывает двери нефтяным компаниям, которые заключают соглашения по эксплуатации и коммерциализации энергетических ресурсов Левантийского моря, чья северная часть, то есть территория между Ливаном и южной Сирией, никогда досконально не исследовалась.


В соглашениях задействованы разные стороны: помимо Eni, которая, по всей видимости, получает самый крупный кусок для исследований в восточной части Средиземноморья, в дележе задействованы компании Total, Новатек и Exxon, а участвующие в гонке государства пытаются, очевидно, как можно выгоднее капитализировать эту новую «борьбу за газ».


Цитировавшийся выше газопровод East Med появится в результате соглашения между Италией, Израилем, Кипром и Грецией и соединит месторождения, расположенные в израильском море с Европой через Грецию и Италию (то есть через газопровод TAP). План предусматривает участие к 2025 году частных инвестиций объемом в 6-7 миллиардов долларов в строительстве самого длинного подводного газопровода в мире (2200 километров). В планы коммерциализации входит, таким образом, весьма вероятно, также Ливан, в рамках проекта генерального директора Eni Дескальци (Descalzi): «Подвести к общему знаменателю будущие ресурсы и транспортную и экспортную инфраструктуры Израиля, Кипра и Египта, так территория могла бы стать региональным газовым узлом и внести важный вклад в европейскую энергетическую безопасность». План предусматривает поставки газа с общей территории трех стран, к которым вскоре, возможно, прибавится еще одна, в Дамьетту (Египет), где Eni контролирует заводы по производству жидкого газа испанской компании Union Fenosa. Этот проект очень интересует Тель-Авив, который хочет поставлять свой газ, извлеченный из месторождений «Левиафан» и «Тамар», через подводные газопроводы до египетского порта, чтобы получить второй и очень важный торговый канал с Европой, позволяющий ему обезопасить себя от «неожиданных вспышек гнева» Турции, на данный момент занимающейся всеми поставками газа, добытого у берегов Израиля.


Отдельного разговора заслуживает ситуация в Египте, который благодаря недавно обнаруженному все той же компанией Eni «огромному» месторождению, расположенному в восточной дельте Нила, то есть в части моря, попадающей в зону хранилищ на реке (речь идет о месторождении Зохр, способном произвести 850 миллиардов кубометров газа), внезапно стал страной-экспортером газа, в то время как раньше всегда был его импортером. Каир, действительно, намеревался импортировать из Тель-Авива 68 миллиардов кубометров газа в течение 15 лет, но открытие и эксплуатация Зохра кардинально изменила расклад. Решение о создании энергетического узла с привлечением всех стран, участвующих в новой борьбе за газ, возможно, удовлетворит всех.


Сирия и ее морские запасы газа остаются до сих пор одной большой неизвестной: теперь, когда Асад более или менее стабильно продолжает управлять Дамаском благодаря помощи (очевидно, не бесплатной) Москвы, возможно, предусматриваются два различных сценария развития событий.


В рамках первого сценария Сирия может войти в международное соглашение по энергетическому узлу и эксплуатации газопровода East Med, но это потребует значительных «дипломатических усилий» со стороны России, чтобы Израиль смог согласиться на участие вражеской страны в таком раскладе. В рамках второго сценария, возможно, гораздо более вероятного, предусматривается управление Москвы и Анкары углеводородными ресурсами в сирийской части Леванта в соответствии с двусторонними соглашениями с европейскими компаниями, такими как Eni, старым привилегированным партнером России, и Total. Далее предусмотрено соединение для дистрибуции с Трансанатолийским газопроводом, ставшим, помимо катарского Панарабского газопровода, одной из причин вспыхнувшей в Сирии гражданской войны.