В последние годы господствовало мнение, что США дали России право свободно действовать в Сирии и определять участь правящего режима. Однако контроль Америки над обширной территорией, в первую очередь Раккой и ее пригородами, восточной частью Дейр-эз-Зора, городами на севере страны, поставил это утверждение под сомнение. Все это сопровождается разговорами со стороны европейцев и американцев, вызванными будущим восстановлением Ракки, на фоне визита министра Саудовской Аравии в город по этой же причине. Очевидно, что в планах международного сообщества речи не идет о восстановление всей Сирии или же «полезной» Сирии, пока не состоится политический переход и не будет решена участь режима Башара Асада, непрерывные победы которого всячески принижаются.


В противовес заявлениям президента России Владимира Путина о встрече представителей «народов Сирии» на территории Хмеймима или международного аэропорта Дамаска, американская сторона заявляет, что правящий режим не сможет в будущем оставаться у власти. Подобная риторика возникла на фоне ослабления ИГИЛ и подавления «Джебхат-ан-Нусры» (обе запрещены в РФ — прим. ред.) в Идлибе, параллельно идет обсуждение следующих переговоров в Астане, новой конференции в Женеве в ноябре и встреч представителей США со специальным представителем ООН по Сирии Стеффаном Де Мистурой, что вкупе с агрессивной риторикой госсекретаря США Рекса Тиллерсона отражает желание Америки навязать новое видение ситуации в Сирии.

 

Американскую эскалацию, при которой президент США Дональд Трамп внес Корпус стражей исламской революции и «Хезболлу» в список террористических организаций и угрожает отменить ядерное соглашение с Ираном, объясняет стратегия Трампа по противодействию Ирану, необходимость разрушить российско-иранский союз и вернуть Иран в его суверенные границы. Отступление сил ИГИЛ и других террористических группировок, подавление влияния Ирана, присутствующего в Сирии под видом народного ополчения или аналогичных групп, подтверждают новое американское видение, которое легло в основу создания международной коалиции, а вытеснение Исламской республики согласуется с требованиями Израиля и Саудовской Аравии в отношении Сирии и Ближнего Востока. Таким образом, Россия должна как можно быстрее предпринять шаги для урегулирования сирийского кризиса, прекратить «насмехаться» над международным сообществом, пренебрегать итогами конференций в Женеве и Астане, пытаясь заменить их протоколом Хмеймим, и снова вести себя благоразумно. США — все еще держава номер один в мире и не отдаст по доброй воле «лакомый кусок» в виде Сирии.


США противодействуют иранскому влиянию, а их присутствие в регионе окажет поддержку курдам и позволит перекрыть «шиитский коридор», а любые военные действия против ИГИЛ ведутся ради укрепления позиции Соединенных Штатов в Сирии и Ираке. Начало восстановления Ракки представляет собой качественный переход в американской политике, в результате которой Иран и Турция окажутся в изоляции, будут поддержаны курдские фантазии о «федерации», несмотря на то, что Штаты отрицают последнее. Все вышеперечисленное поможет Америке обезопасить себя от ИГИЛ, в частности выдавить Иран, и заставить Турцию пойти на политические компромиссы, угрожающие российско-турецким отношениям и ее влиянию в регионе, что в итоге приведет к вытеснению Турции!


Несмотря на предпринимаемые Америкой шаги, не стоит воображать, будто курды добьются расширения своих прав в Сирии, расширенной автономии в Ираке, а границы этих государств останутся без изменений. Но приоритетной задачей США является дальнейшее снижение присутствия Ирана и Турции в регионе. В Ираке Америка снова будет продвигать «суннитов» во власть, наряду с курдами и шиитами, Штаты также послали сигнал президенту иракского Курдистана Масуду Барзани, когда бросили его на произвол судьбы. В Сирии идет работа по созданию аналогичного Ираку конфессионального режима, что противоречит мнению России о будущем Сирийской республики, где Башар Асад останется у власти при незначительных изменениях в военных структурах и силах безопасности, без их уничтожения. США же отвергают подобное развитие событий.


Россия опирается на страны Европы и Персидского залива в вопросе восстановления Сирии. Но, несмотря на очевидные разногласия между этими блоками, они следуют в фарватере политики США — будь то следующий этап уничтожения ИГИЛ, какая-либо стабилизации обстановки или политический переход — они ждут, когда под предлогом восстановления Сирии прольются денежные потоки, а точнее будет оказано любое содействие в разграблении САР. Получив контроль над обширной территорией страны, американцы предлагают свои правила игры, рассчитывая получить большие дивиденды.

 


Негодование России, вызванное в первую очередь ситуацией в Ракке, ничего не меняет в данной обстановке, так как за ней стоит проблема, требующая непосредственного решения. Промедление равнозначно тому, что Россия все глубже увязнет в Сирии. Если бы Россия была действительно заинтересована в политическом процессе и оккупации Сирии, то это произошло бы через Женеву, передел Сирии и Ближнего Востока и переоценку ее собственной роли в мире.


Россия все еще воображает, что она формирует мировую политику, отказываясь отдать Крым, введя свои войска в Сирию, заключая крупные военные сделки с Турцией, Ираном и странами Персидского залива, пренебрегая наложенными на нее санкциями. Россию злит укрепление позиций США, однако последнее происходит очень аккуратно, и выступления Трампа стоит воспринимать всерьез.


В ноябре пройдет ряд встреч. Предполагается, что Комитет по переговорам отклонит «рекомендации» Москвы, откажет в участии ее представителям, вернется к постулату, что урегулирование сирийского кризиса произойдет на основе Женевы, резко раскритикует любые действия, противоречащие соглашению о снижении напряжения, и будет настаивать на его выполнении и завершении создания специальных местных советов. В то же время, будет отказано в передаче Ракки курдской автономной администрации в эль-Хасаке. Также предполагается, что американцы активно вмешаются на дипломатическом уровне, чтобы вернуть Женеве ее важное значение. Русские заинтересованы, как мы пояснили ранее, в ослаблении роли Ирана, который теряет свои аргументы, в отказе от приоритетов Хмеймима и возвращении к принципам Женевы. Отказ от этих шагов будет означать усиление позиции американцев в Ракке и на севере Сирии и все большее погружение России в сирийский кризис.