Новая глава в саге вокруг «Северного потока-2». Этот газопровод протяженностью 1 250 километров должен пройти из российского Выборга в немецкий Грайфсвальд по дну Балтийского моря, удвоив пропускную способность «старшего брата»: он сможет доставить в Европу дополнительно 55 миллиардов кубометров российского газа в год. Проект вызывает тревогу в Центральной Европе, и в первую очередь в Польше. Европейская комиссия со своей стороны пытается найти средства помешать проекту «Газпрома», который оценивается в 9,5 миллиарда евро и наполовину финансируется пятью европейскими предприятиями (в том числе французской Engie), однако навредит энергетической безопасности континента. «Россия использует газ как оружие», — утверждает госсекретарь по энергетике и международным вопросам Михал Куртыка (Michal Kurtyka).


Польша, а также Эстония и Венгрия убеждены, что «Северный поток-2» позволит России остановить поставки газа через Украину по трубопроводу «Братство», как это уже было во время украинского кризиса два года назад. «Нет никаких причин полагать, что они этого не сделают», — уверены в польской нефтекомпании PGNiG. Российский министр энергетики Александр Новак еще летом говорил об обветшалости украинской газотранспортной системы: она была построена 50-60 лет назад и сейчас требует модернизации, которой, к сожалению, сегодня мы не видим. Кроме того, он говорил, что хотя Россия может сохранить часть украинского транзита, новые газопроводы (она рассчитывает завершить их к 2019 году) представляют собой более интересное решение с точки зрения рекордного спроса за последние месяцы и ожидаемого роста потребления газа в Европе в ближайшие годы.


Энергонезависимость Европы под вопросом


«Все обстоит с точностью до наоборот, — утверждает Себастьян Засс (Sebastian Sass), официальный представитель Nord Stream (на 100% принадлежит «Газпрому») в ЕС. — Европа успешно провела политику объединения газовых сетей и располагает 23 терминалами СПГ. Ее выбор поставщиков широк как никогда. На российский газ приходится всего 29% европейского импорта, что лишь немногим больше 28%, которые принадлежат норвежскому газу. Сильнее всего от российского газа зависит сама Россия». Кроме того, он напоминает, что «производство газа в Европе сократится наполовину за 20 лет при том, что потребление должно остаться на стабильном уровне. Потребуется импортировать больше газа. В таком случае нужна будет и Украина. Вопрос лишь в том, сможет ли она доставить газ на хороших условиях и по конкурентоспособным ценам».


Газопровод «Северный поток-2», чье строительство должно начаться в будущем году со стартом эксплуатации в конце 2019 года, позволит исправить ситуацию. По крайней мере, так считают в Engie, которая финансирует 10% проекта, как и немецкие Uniper (бывшая E.ON) и Wintershall (BASF), австрийская OMV и англо-нидерландская Shell. «Этот газопровод полезен для Европы. И его реализация продолжится», — отметил на пресс-конференции в октябре заместитель генерального директора Engie Пьер Шарейр (Pierre Chareyre). Как бы то ни было, полной уверенности в этом нет. Дело в том, что, несмотря на всю поддержку Германии, Европейская комиссия еще не сказала последнего слова.


Не существует возможности переложить на Россию европейские правила


8 ноября в Брюсселе предложили изменить газовую директиву так, чтобы правила третьего энергопакета в плане доступа третьих лиц к газовым сетям, тарификации и отделения транспортных структур от производственных, были применимы к третьим странам и всем идущим на территорию ЕС газопроводам. «Еврокомиссия предлагает внести изменения в закон. Но это коснется пяти других проектов газопроводов в Средиземном и Черном морях», — отмечает Себастьян Засс. И даже если предложение Еврокомиссии будет утверждено Европарламентом, страны еще должны будут интегрировать его в свое законодательство. «С самого старта проекта в 2015 году никто не говорил нам, что его коснется третий энергопакет», — напоминает официальный представитель компании Nord Stream, которая стремится минимизировать риски.


Дело в том, что «Северный поток-2» уже одержал победу в битве с Еврокомиссией. В мае она пыталась заполучить мандат на проведение прямых переговоров с Москвой для формирования особой юридической базы для строительства газопровода и применения в его отношении третьего энергопакета. Тем не менее в сентябре Суд Европейского союза постановил, что раз проблема носит юридический характер, мандат должен быть утвержден единогласно. Как отметил еврокомиссар по вопросам климата и энергетики Мигель Ариас Каньете (Miguel Arias Canete), большинство стран были согласны предоставить Еврокомиссии подобный мандат, однако добиться единогласия на прошедшем в октябре голосовании не удалось.


Блокирующий законопроект в Дании


Как бы то ни было, рассматриваемый в Дании законопроект может заблокировать строительство. На этот раз по соображениям национальной безопасности. Как и предшественник, «Северный поток-2» проходит через датские территориальные воды у острова Борнхольм в Балтийском море. В инициативе утверждается, что прокладка кабелей и трубопроводов для транспортировки углеводородов в датских территориальных водах должна быть одобрена уже не только Министерством энергетики, но и Министерством иностранных дел. «Этот маршрут был изначально выбран по экологическим соображениям, и мы все еще убеждены, что он — лучший вариант», — напоминает Себастьян Засс. Законопроект может вынудить операторов изменить маршрут. Хотя официальный представитель Nord Stream говорил об отсутствии плана «Б», Пьер Шарейр утверждал обратное всего несколько дней назад. Он отметил, что США могут использовать Данию против «Северного потока-2», поскольку считают его конкурентом для собственного экспорта сжиженного природного газа. В настоящий момент законопроект обсуждается в датском парламенте, а голосование должно состояться в декабре.


Если США не используют санкции


Кроме того, есть у США и другой способ заблокировать проект: санкции против России из-за украинского кризиса. Они ограничивают возможности Газпрома в плане долгосрочного финансирования, но могут коснуться и финансирующих эти проекты компаний. «Все будет зависеть от их применения», — говорил Пьер Шарейр. Их подробности еще не были раскрыты. В любом случае операторы проекта верят в успех и ждут к концу марта 2018 года разрешения от пяти охваченных трубопроводом государств (Финляндия, Швеция, Дания, Россия и Германия) для начала строительства. У немецкой компании Allseas уже были зарезервированы два судна для проведения морских работ. Наконец, поблизости от мест строительства уже хранятся две трети труб, которые были приобретены у немецкой Europipe и российской ЧТПЗ.