Российское вмешательство в Сирию рассматривается как попытка вновь предстать в качестве доминирующей силы на Ближнем Востоке, превосходящей Соединенные Штаты и их европейских союзников. В свою очередь аналитики стали утверждать, что западному лагерю удалось втянуть «медведя» в сирийскую трясину.


Однако в течение двух лет вмешательства были достигнуты определённые успехи и очевидно, что Путин претворял в жизнь всеобъемлющий политический, военный, социально-экономический план, который должен был обеспечить России выход к восточному Средиземноморью.

 

Восстание не прекращалось, а восточная ось перестала подчиняться ее лидеру, поэтому Путин превратил Сирию в поле для испытаний своего оружия, жертвами которых стали тысячи сирийцев.


Российское вмешательство не является делом безвозмездным. Так, сирийский президент Башар Асад ежедневно расплачивается за эту помощь самой Сирией, ее богатствами и молодежью.


Россия меняет баланс сил в пользу Асада


30 сентября 2015 года Совет Федерации разрешил администрации Владимира Путина использовать военную авиацию за рубежом, в том числе в Сирии. Российские воздушные налеты начались в тот момент, когда большинство сирийских районов находились вне контроля со стороны режима.

При этом сирийские власти заявили, что российские военно-воздушные силы были направлены в Сирию по их просьбе, которая была изложена в письме Асада Путину.


После трёх лет, в течение которых сирийская армия отступала перед лицом вооружённой оппозиции в ключевых провинциях страны, российская интервенция способствовала созданию новой карты влияния правящего режима и его союзников.


Благодаря военно-воздушным силам, главному козырю России в ходе интервенции, сирийский режим смог перейти к наступлению. Не стоит забывать и о большой военном арсенале, состоящем из 162 видов оружия, которые предоставило российское министерство обороны, превратив Сирию в испытательный полигон.


Изменения в Алеппо


Присутствие сирийского режима в провинции Алеппо до российского вмешательства было ограничено западными кварталами города, а также восточной и южной частями провинции. Это, в частности, территория, тянущаяся от района Эс-Сафира до шоссе Ханасир.


Что касается сирийской оппозиции, то она имела наибольшой вес в сельских районах провинции, контролировала восточные районы Алеппо, а также ужесточила контроль над вторым наиболее важным контрольно-пропускным пунктом на территорию Турции — пограничным переходом Баб Ас-Саляма, который вместе с КПП Баб аль-Хава образует жизненно важную артерию для городов на севере страны.

 

​Оппозиция, Сирийская арабская армия, Демократические силы Сирии, ИГИЛ 

 

Октябрь 2015 года считается отправной точкой военных операций армии Асада при российской поддержке в провинции Алеппо. Атака велась на южном и восточном направлениях, условия на тот момент придали операции беспрецедентный импульс, благодаря чему армия достигла Кувейриса на востоке и международной автомагистрали на юге.


Кроме того, благодаря наступлению на север, армии удалось разделить районы, подконтрольные оппозиции на севере провинции, на две области. Был установлен контроль над несколькими городами и деревнями стратегического значения, в первую очередь Телль-Джбейн, Двейр-эз-Зейтун, Ратьян, Хардатнейн, Майер, Мискан, Ихрас и другими, чтобы тем самым добраться до соседних городов Нобуль и эз-Захра.


Последние месяцы 2016 года были поворотным моментом в истории Алеппо, поскольку силы Асада и отряды милиции после череды отступлений и нападений смогли установить полный контроль над восточными районами города.

 

​Северный Алеппо: правительственный флаг (май) сменился на российский над Айн-Дакной, находящейся под контролем Демократических сил Сирии

 

Российские самолеты обеспечили воздушное прикрытие войск Асада. Также Россия развернула военные части, которые консультируют офицеров сирийской армии и занимаются демонтажом мин и заброшенных зданий по мере продвижения в регионе.


После того, как город оказался полностью под контролем режима, силы Асада переместились в окрестности к востоку от города, в то время как свободная сирийская армия при поддержке Турции расширяла зону влияния в северных и восточных окрестностях Алеппо.


При поддержке российской авиации силы Асада отбили у «Исламского государства» (запрещена в РФ — прим. ред.) все деревни к востоку от Алеппо и достигли деревень к югу от города Ракка. Эти районы были взяты под контроль, после чего сирийская армия достигла Дейр-эз-Зора.

 

Центральный регион освобождён от ИГ


В провинции Хомс организация ИГ контролировала большую территорию, в том числе город Пальмира, близлежащие нефтяные месторождения, военный аэродром «Т4» и город Эль-Карьятейн.


Наибольшую поддержку режиму по сравнению с другими провинциями Россия оказала в Хомсе. Для прикрытия с воздуха Москва использовала боевые вертолеты «Крокодил», а на земле были развёрнуты подразделения российских войск, а также группы саперов, которые занимались ликвидацией мин, заложенных боевиками ИГ.

 


Если мы взглянем на расклад сил в Сирии после вмешательства России, то увидим прогресс армии Асада в центральном регионе. Так, ей удалось отбить у боевиков ИГ и взять под свой контроль Пальмиру и прилегающие к ней районы. Также армия установила контроль над деревнями на юге Хомса вплоть до сирийской пустыни, где она добилась больших успехов и в настоящее время пытается контролировать весь участок границы с Иорданией.


Ситуация в восточной части Хомса не сильно отличается от ситуации в Хаме, где силы Асада и отряды милиции восстановили контроль над деревнями на востоке провинции, спустя несколько месяцев после того, как они были захвачены боевиками ИГ, и достигли подконтрольных последнему районов в Дейр-эз-Зоре и Ракке.


Крылатые ракеты дальнего действия «Калибр», запущенные с российских кораблей в Средиземном море, сыграли определенную роль в победах сирийской армии, в том числе над боевиками ИГ.


Министерство обороны России заявило, что количество боевых вылетов, совершенных российской авиацией в провинции Хама с начала августа по конец сентября 2017 года достигло 990 (2518 ударов).


Согласно докладу, опубликованному российскими СМИ, Россия испытала 162 образца оружия на территории Сирии с начала военного вмешательства в конфликт на стороне режима 30 сентября 2015 года.

 

Миссия в Сирии стала самой большой миссией российских вооруженных сил за рубежом, как утверждается в отчете, опубликованном агентством «Спутник» 1 октября. Благодаря этому за два года Дамаск сумел освободить 90 процентов сирийской территории, а Россия в свою очередь испытала 162 новейших образца оружия.


С 2015 года в выполнении миссий в Сирии используются бомбардировщики Су-24M и штурмовики Су-25М, а в 2016 году на базе Хмеймим были развёрнуты истребители Су-35С, которые являются обновлённой версией истребителей Су-27.


Согласно докладу, в июне 2017 года главе сирийского режима были представлены истребители Су-27M3 и новейшие ракеты средней дальности класса «воздух-воздух».


Контроль на востоке — заслуга России


Если обратить внимание на бои, которые рассматриваются как последние в расчётах лидеров ИГ в Сирии, то в боевых действиях, ведущихся в настоящее время в провинции Дейр-эз-Зор, участвуют главным образом российские вооружённые силы.


После четырёх лет контроля со стороны ИГ в этой провинции армия Асада и отряды милиции добились значительного прогресса и вернули все районы, потерянные в последние годы. Наиболее важными из них являются база 137-й бригады и территория, в которую входит военный аэродром на юге и несколько городских районов, в том числе Ховейджат Сакр.

 

Также благодаря российской поддержке сирийская армия достигла восточного берега реки Евфрат. Поддержка на этом этапе заключалась в использовании сложных военных механизмов и водного моста, благодаря которым силы Асада и российские войска пересекли реку.


Нельзя игнорировать и роль российской авиации. Так, согласно источникам из региона, российские самолеты совершают более 50 воздушных ударов в сутки.


Таким образом, была расширена зона влияния правительственных сил в восточном регионе Сирии, что позволило соединить подконтрольные Асаду территории в Ракке и Алеппо, а также деревни в провинциях Хомс
и Хама.


Ограниченное изменение карты юга страны


Город Шейх-Мискин, расположенный в 22 км к северу от города Дераа, является четвертым по величине городом в провинции, после Дераа, Нава и Эс-Санамейн. До начала боев в городе в 2014 году, его население составляло около 50 тысяч человек.


Шейх-Мискин является связующим звеном между тремя провинциями (Дамаск, Дераа и Эс-Сувейда), точкой пересечения между городами Нава, Эзра, Ибта'а, Даал и Эс-Санамейн, а также находится в центре региона Хауран, что сделало город целью сирийской свободной армии, которая взяла город под свой контроль в декабре 2014 года. Тем не менее, годом позже город был отбит правительственными войсками.

 

Освобожденный бойцами Сирийской арабской армии (САА) от террористов город Шейх-Мискин в сирийской провинции Дераа


В отличие от других провинций, в Дераа изменение баланса сил в пользу армии Асада имело ограниченный характер.


25 декабря 2015 года силы Асада начали крупную военную кампанию в северных деревнях провинции Дераа, целью которой было установить контроль над городом Шейх-Мискин, что после ожесточенных боев и столкновений было успешно выполнено.


Населенный пункт Атман, который является северными воротами в город Дераа и контролировался сирийской свободной армией в первые годы сирийской революции, был второй целью войск Асада в этой провинции. Полный контроль был обеспечен всего после трех дней боев, начавшихся в феврале 2016 года.


Оппозиция отступает к побережью


В первые годы революции оппозиционным фракциям удалось удержать за собой опорные пункты к северу от Латакии. Они контролировали большую часть курдских и туркменских населенных пунктов в горах, и местное население проживало в условиях относительной стабильности в этот период, несмотря на неоднократные, но безуспешные попытки туда прорваться на эти территории.


В октябре 2015 года сирийский режим и его союзники начали наступление на подконтрольные оппозиции районы с нескольких направлений. В течение четырех месяцев им удалось добиться прогресса, который был первым в своем роде с точки зрения контроля над городами стратегического значения. Самыми важными из них были такие населенные пункты, как Сальма, Кнесба и Маруният в районе Джебель аль-Акрад и Рабиа, Гаммам и Захия в районе Джебель ат-Туркман.


Согласно новому раскладу, сирийская оппозиция сохраняет за собой лишь несколько деревень на границе с Турцией в Джебель ат-Туркман, такие как Аль-Юнсия, Зейтуна, Шахрура и Саллур, в то время как большая часть района Джебель аль-Акрад находится под контролем сирийского режима наряду с деревнями на западе провинции Идлиб.


Россия начала с вето и стала ведущим игроком в политическом урегулировании


В течение двух лет военного вмешательства Москва стремилась ослабить оппозицию под предлогом борьбы с терроризмом и в попытках сформировать оппозицию «по своим меркам», сумела добиться некоторых своих политических целей.


С 2011 года Виталий Чуркин, бывший постоянный представитель России при Организации Объединенных Наций, прилагал усилия, чтобы помешать принятию пяти проектов резолюций, осуждающих режим Асада во время голосований в Совете Безопасности ООН, последнее из которых проходило в ноябре 2016 года. Параллельно с этим велась работа по расширению влияния в Сирии и проникновению в политические круги и военный истеблишмент правящего режима.


Заместитель постоянного представителя России при ООН Владимир Сафронков последовал примеру Чуркина, когда в феврале 2017 года снова наложил вето на проект резолюции о введении санкций против официальных лиц сирийского режима, а также в апреле 2017 года — на проект резолюции о применении химического оружия в Хан-Шейхуне.


Кроме того, Россия навязывала себя в качестве главного спонсора политического решения сирийского вопроса, организуя переговоры в Астане вместе с Турцией и Ираном, а также играя роль на женевских переговорах посредством платформ, называющих себя «оппозицией».

 

© AP Photo, Bebeto Matthews
Голосование по западной резолюции по Сирии в Совбезе ООН. 12 апреля 2017


Член политбюро Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Ахмед Рамадан сказал Enab Baladi, что с самого начала было очевидно, что российская интервенция нацелена не на борьбу с терроризмом — предлог, который был придуман для международного сообщества. По его мнению, ее цель заключается в том, чтобы ослабить оппонентов режима, как гражданское общество, так и свободную армию. С этой целью Москва разработала стратегию по вытеснению крупных оппозиционно настроенных групп населения из прибрежных районов, чтобы они стали частью зоны российского влияния.


Одновременно с Россией усилия к урегулированию конфликта в Сирии прилагали другие страны, однако Москва придерживалась много подхода, что усилило напряженность в отношениях с Соединенными Штатами по сирийскому вопросу.


Рамадан считает, что Россия стремится навязать свое видение решения, предполагающее перестройку сирийского государства в соответствии с российскими интересами, а также трансформацию общества путем демографических изменений.


Некоторые оппозиционеры описывают вмешательство России как «оккупацию». Такого же мнения придерживается член НКОРС, заявивший, что в каждом министерстве режима есть российский советник, и именно так действуют мандатные власти.


Россия также контролирует различные подразделения сирийской армии и связала все военные и военно-воздушные силы с базой Хмеймим, с тем чтобы министерство обороны России могло руководить всеми военными операциями в сотрудничестве с иранскими силами.

 

Мнение сирийского политика поддерживают активисты, указывающие на то, что сирийские министры избегают делать заявления, пока Россия не выступит со своей политической инициативой. Активисты часто смеются над тем, что Москва стала министерством иностранных дел режима, как это произошло по вопросу создания самоуправления в северо-восточной Сирии, когда 26 сентября 2017 года министр Валид Муаллем заявил о готовности режима к переговорам и диалогу по поводу создания системы самоуправления для курдов в Сирии, если она будет создана в границах государства, хотя такая идея всегда категорически отвергалась сирийскими властями.


Рамадан увидел в этом сдвиге послание России к партии «Демократический союз» о том, что диалог по вопросу возможен независимо от того, получит он одобрение со стороны режима или нет.

 

Несмотря на проявление доброй воли и стремление найти политическое решение, Москва все еще навязывает свою повестку дня, однако, по мнению оппозиционера, до сегодняшнего дня она не смогла навязать сторонам в Астане и Женеве то, чего хочет, поскольку не может превратить Сирию в Грозный или одно из кавказских государств, которые она оккупировала.


Как полагает Рамадан, со временем игроки начнут оказывать сопротивление и ей придётся так или иначе решать эту проблему.

 

По результатам опроса на сайте Enab Baladi, в котором участвовало более 800 наблюдателей, 78% опрошенных сказали, что Россия не может играть нейтральную роль в поиске политического решения, в то время как 22% поддержали ее роль в переговорах.

 

Продолжение следует