Есть одна деталь, которая показывает то, насколько в Венгрии не помнят историю. Это слова Петера Креко (Péter Krekó) из либерального аналитического центра «Политический капитал» (Political Capital), который ссылается на таинственное соглашение между Венгрией и Россией об обмене гостайнами. По его мнению, оно лучше всего демонстрирует, насколько вновь усилилось влияние России на территорию бывшего восточного блока. В Венгрии Креко относится к самым авторитетным специалистам по вопросам крайне правых движений и российской подрывной политики в Восточной Европе.


«В НАТО были совершенно ошарашены тем, что один из членов НАТО оформляет обмен гостайнами с Москвой», — говорит он. Таким образом, на протяжении нескольких последних лет снижалось доверие, особенно американцев, к правительству премьер-министра Виктора Орбана, хотя последний как раз рассматривает сотрудничество с американцами в военной сфере как область, в которой венграм есть что предложить американцам.


Венгерские войска поддерживают американцев в Афганистане и в любом другом месте мира, где США нуждаются в военной поддержке и помощи. Парадоксальным образом и там, где речь идет о том, чтобы дать отпор России, например, во время военных учений в Прибалтике. И тем не менее Венгрия входит в число стран, которые великодушно открывают путь стремлениям России к расширению сферы влияния.


«Большая игра Путина»


Запад сильно беспокоит растущее российское влияние в «Восточной Европе», и в начале следующей недели этим вопросом займется ЕС. В Брюсселе министры иностранных дел стран-членов Союза, помимо прочего, будут говорить и о большой игре президента России Владимира Путина на Балканах и в странах бывшего восточного блока.


При этом ясно, что движет Россией: Путин хочет распространить свою власть на Европу, ослабляя ЕС и НАТО. И тем самым он осуществляет политическое возвращение в страны, которыми когда-то Москва управляла с помощью военных сил. И средства известны. Все, что усиливает националистические самостоятельные действия или даже ставит под сомнение государственные границы, например, раздробленной Боснии, охотно поддерживается Москвой.


Напротив, гораздо менее ясно то, что сегодня заставляет некоторых бывших жертв жесткой российской политики так охотно распахивать двери перед Путиным. Ответ во многом имеет отношение к деньгам и коррупции. «Политическим лидерам этих стран легче присваивать деньги для себя лично и для других властных структур, если они ведут дела с русскими», — говорит Креко. А тот, кто принимает деньги от Москвы, взамен признает влияние русских.


Самым верным вассалом русских на Балканах была и остается Сербия. В Белграде Москву традиционно связывают с «панславянизмом». Так, Сербия — одна из немногих стран в регионе, которые не присоединились к экономическим санкциям против России. Кроме того, товары из таких соседних стран ЕС, как Венгрия или Румыния, которые придерживаются санкций, очевидно, находят свой путь в Россию через Сербию. «Возможно, это объясняет, на что вообще живет Сербия», — считает наблюдатель из Германии, находящийся в Белграде.


В свою очередь, Москва поддерживает великосербские амбиции, так как Белград по-прежнему мечтает об объединении боснийской Республики Сербской с родной землей.


Это сотрудничество особенно удивляет, если учесть, что сербы всегда только проигрывали, когда они полагались на Россию. Кажется, что в Белграде об этом тоже знают, поэтому там тоже хотят вступить в ЕС, но при этом не хотят сразу ставить на карту хорошие отношения с Москвой и ее финансовую помощь. Хождение по канату, которое не позволяет приблизить членство в ЕС.


Без шансов в Прибалтике и Польше


В Черногории Путин также борется за влияние. Правда, провалилась попытка путча, видимо, организованная российскими агентами, когда страна хотела вступить в НАТО, но сам факт попытки доказывает, что Россия вряд ли остановится перед чем-то, защищая свои интересы в регионе.


Совсем нет шансов у России в Прибалтике и Польше. Там настолько боятся Москву, что не оставляют и щелочки в двери для российских попыток влияния.


В других странах Центральной Европы об этом мало задумываются: в Чехии, Словакии и Венгрии исторические страхи отбрасываются в попытках заработать деньги с помощью и благодаря Россию. Это относится как к «консервативным» силам, т и к преемниками коммунистов, то есть «левым».


«Между венгерскими социалистами и русскими существовали тесные отношения», — говорит Креко. Прежний премьер-министр Ференц Дюрчань (Ferenc Gyurcsány) даже принимал Путина в своей собственной квартире. Сегодня находящиеся в оппозиции «левые» регулярно осуждают дружественный по отношению к России курс премьер-министра Виктора Орбана — и охотно забывают о том, что они сами, ранее участвуя работ правительства, ничего другого и не делали.


Стратегия Орбана в отношении России позволяет перейти к самому важному: он пытается получить столько экономической выгоды из связей, сколько получится, но при этом не спровоцировать окончательного разрыва с американцами.


Хотя добровольное сближение жертвы с бывшим агрессором и вызывает недоумение, нельзя отрицать идеологическую близость. Националистическая риторика из Москвы и новое увлечение национальными идеями в Центральной Европе хорошо гармонируют. Именно Вышеградская группа государств — Польша, Венгрия, Чехия, Словакия — порой ощущает себя ближе к Москве, чем к Брюсселю, который с такими идеями, как, например, о квотах на распределение беженцев, идеологически все сильнее отдаляется от них.