Новый фронт вошел из широких дверей угроз и запугиваний в Саудовскую Аравию. Отставка премьер-министра Ливана, о которой он объявил из Эр-Рияда. Королевство начало свою долгожданную войну против «Хезболлы». Министр Саудовской Аравии по делам Персидского залива Тамер аль-Сабхен возобновил свои заявления после того, как начался политический кризис в Ираке в прошлом году, но его заявления ничем не отличается от тех, что были ранее: «Наша страна считает ливанский режим — объявлением войны». В то время как хуситы выпустили баллистическую ракету в сторону саудовского аэропорта «Король Фахд», министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр обвинил «Хезболлу» в запуске баллистической ракеты в сторону Королевства. Он заявил, что «его страна только начала свою войну», потому как она никогда не позволит Бейруту стать источником опасности для Саудовской Аравии. Затем Королевство потребовало, чтобы ее граждане немедленно покинули Ливан.


Лидер «Хезболлы» Хасан Насралла, который 18 лет находится в этой должности, не делал заявлений ни о своем высокотехнологическом оружии, ни о военном опыте, который заставил Израиль в один прекрасный день покинуть Ливан в 2006 году. Он только заявил, что нелогичные и необоснованные угрозы Саудовской Аравии являются новой «Бурей Решимости» против его страны.


В этом докладе мы расскажем вам о пяти причинах, по которым Саудовская Аравия воздерживается от участия в прямой конфронтации со своими самыми ненавистными противниками в регионе.


Первая причина: экономический кризис. Кто заплатит за расходы на войну?


Возможно, наследному принцу Саудовской Аравии Мухаммеду ибн Салману было бы приятно получить новый титул «лидера ливанской Бури решимости», в дополнение к уже существующим, список которых увеличивается с каждым днем. Самый последний из них «глава Комитета по борьбе с коррупцией», благодаря которому он смог устранить 11 эмиров, но самая большая проблема в этом решении состоит в том, что ему необходимо больше, чем политическая смелость. Саудовская казна, которая выделила миллиарды долларов на помощь Ливану, может потратить сумму в два раза больше, если Королевство вступит в войну, которая вероятно будет длиться долгое время. То же самое происходит и в Йемене, который является свидетелем второго этапа боевых действий в ходе военной операции «Возрождение надежды», уже достигшей критической стадии. Эти боевые действия не могут закончиться из-за стойкости хуситов, поддерживаемых Тегераном, и Мухаммед ибн Салман не может покориться ему, потому что это его первая битва. Экономические потери напрягают Саудовскую Аравию в этот критический момент.


Несмотря на жесткую внутреннюю политику, проводимую Ибн Салманом, Саудовская Аравия по-прежнему сталкивается со значительной инфляцией и дефицитом государственного бюджета. К началу года, по официальным данным, бюджетный дефицит составил 79 миллиардов долларов и эти потери происходят по многим причинам. Снижение цены за баррель нефти до самого низкого уровня в 2014 году. На долю нефтяного сектора приходится около 50% экономики Королевства. И несмотря на рост цен за баррель в прошлом месяце, который достиг самого высокого уровня впервые за два года, в последние дни цена снова снизилась. В настоящее время это крупнейший кризис в Саудовской Аравии, который показывает медленный экономический рост, что представляет серьезную угрозу для его национальной программы «Видение-2030», помимо масштабного проекта «Неом», реализуемого тремя странами и запущенного ибн Салманом, сумма которого составляет 500 миллиардов долларов. С другой стороны, биржа Саудовской Аравии, потерявшая в феврале 6,8 миллиардов долларов, не смогла восстановиться, а ее потери повторились после грандиозных арестов принцев и бизнесменов в Королевстве. Потери шести бирж в Заливе, пострадавших от происходящих событий, оцениваются в 17 миллиардов долларов. Но важный вопрос состоит в том: сколько заплатит Саудовская Аравия, если она объявит войну «Хезболле»?


До сих пор Саудовская Аравия отказывается объявить о размерах человеческих или военных потерь в своей войне с Йеменом, но агентство Reuters через неделю после объявления об операции «Буря решимости» опубликовал доклад, в котором сравнивалась шестимесячная кампания Великобритании в Ливии, в ходе которой использовалось только 30 самолетов и чья стоимость составила около 315 миллионов долларов, и военную кампанию Саудовской Аравии, которая использует около 100 самолетов, помимо боеприпасов. По расчетам агентства, Королевство тратит около 175 миллионов долларов в месяц на авиаудары, и до сих пор мы не говорили о наземных войсках, участвующих в боевых действиях. Несмотря на то, что Саудовская Аравия является крупнейшим покупателем оружия в мире, ее огромный военный арсенал нельзя использовать на отдельных фронтах. Пока государственная казна не может позволить себе дополнительные траты. Следует отметить, что кризис в Персидском Заливе длится уже шестой месяц и больно бьет по экономике Эр-Рияда и Абу-Даби.


Теперь поговорим о политическом аспекте нынешних саудовских войн. Двухлетние боевые действия в Йемене до сих пор не привели к победе над хуситами, которые контролируют Сану. Таким образом, если Саудовская Аравия открывает второй фронт войны в Ливане, то ей необходимо добиться военной или политической победы над «Хезболлой», которая имеет долгую историю сопротивления Израилю. Возможно, если принц Мухаммед ибн Салман рискнет открыть новый фронт в Ливане, он может стать достойным имени «Александр Великий», но прежде чем он получит это прозвище, он непременно столкнется с самой трудной из всех его войн.


Вторая причина: объединение ливанских партий против Эр-Рияда


Когда Саудовская Аравия захотела спровоцировать новый кризис с «Хезболлой», настаивая на разоружении организации, премьер-министр Ливана Саад Харири неожиданно объявил о своей отставке из Эр-Рияда в знак протеста против иранского вмешательства в регион и усиления позиций «Хезболлы». План Эр-Рияда уже состоялся, а ливанцы все больше беспокоятся о причинах отставки своего премьер-министра. Суннитские партии взаимодействовали со своим лидером. Но были и те, кто считает, что он позволил «Хезболле» доминировать в принятии внутренних решений из-за соглашения о «компромиссе с лидером», который сделал множество уступок им. Но сейчас ситуация сильно изменилась и Королевство почувствовало, что выиграло первый раунд. Суннитские партии требовали возвращения арабского проекта на место иранского, но вскоре они изменили свое мнение после разговоров об их враге — Хасане Насралле.


В телевизионном обращении генеральный секретарь «Хезболлы» Хасан Насралла вместо того, чтобы отвечать на обвинения о разрушении Ливана иранскими руками, отвлек внимание, представив вопросы, которые он назвал «законными». Какой следующий шаг Харири? Будет ли ему разрешено вернуться в Ливан или нет? Это один из самых сложных вопросов, стоящих перед суннитами, кроме решения о том, что не следует атаковать Саудовскую Аравию, а необходимо призвать всех ливанцев к объединению для урегулирования кризиса. Самым серьезным является то, что Насралла обратил внимание ливанской общественности на то, что Саудовская Аравия похитила их премьер-министра и потребовала его огласить заявление об отставке. Это оскорбление, которое нельзя игнорировать, потому что это не «его решение, намерение, желание или воля». В статье Роберта Фиска в газете The Independent раскрываются новые подробности, которые подтверждают гипотезу о похищении Харири.

 

Лидер «Хезболлы» Хаcсан Насралла


Хаос внутри страны побудил политический блок, во главе с бывшим премьер-министром Ливана Фуадом Синиорой, изменить свою позицию всего за несколько дней. Он появился на саудовском канале Al Arabiya и заявил о поддержке Харири, нападении на «Хезболлу» и Иран, а также провел срочное совещание партии «Движение за будущее». Это заявление, ставшее суннитским политическим зонтиком, было расценено как эскалация конфликта с Саудовской Аравии. Президент Ливана Мишель Аун, «Хезболла», шиитское движение «Амаль» и христианское «Свободное патриотическое движение» объединив свои требования к Саудовской Аравии, призвали ее уважать ливанские законы и немедленно вернуть премьер-министра в страну, заявив, что Харири по-прежнему является де-факто премьер-министром Ливана.


В то время, как ливанская газета Al Akhbar опубликовала информацию о премьер-министре Харири, газета Al Jazeera цитирует ливанские правительственные источники, заявляя, что президент Ливана находится на пути к интернационализации этого вопроса, обратившись за помощью к Китаю и России, а также к представителям ООН, ЕС и ЛАГ, поскольку он считает, что Харири находится под домашним арестом.


Третья причина: арабские союзники не будут ввязываться в новую войну


Когда Саудовская Аравия захотела вмешаться в Йемен для борьбы с хуситами, чтобы восстановить легитимность президента Йемена Абд Раббо Мансура Хади, она содействовала международному одобрению своих действий, в дополнение к призыву арабских стран (девять из которых ответили на него) присоединиться к коалиционным силам во главе с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салманом в военной операции под названием «Буря решимости», которая была заменена новой операцией под названием «Возрождение надежды». Но, что случилось с союзниками в этой войне?


Во-первых, Египет нарушил свою конституцию, которая запрещает участие египетских сил в военных действиях без получения разрешения от парламента страны, а продолжительность этих действия должна быть ограничена. Несмотря на то, что Ас-Сиси объявил, что его страна предоставляет воздушные силы, помимо четырех военно-морских судов, блокирующих Йемен для предотвращения иранских поставок хуситам, его роль в этой войне была бы связана с Ираном, если бы тот решил усилить свое давление. Но египетский президент, похоже, не готов посылать другие силы в случае, если Саудовская Аравия начнет войну против Хасана Насраллы. Поэтому несколько дней назад от объявил о своем отказе от военных ударов по Ирану или «Хезболле», заявив: «Мы не хотим усиливать беспорядки в регионе». До сих пор Египет считается наименее проигравшей стороной в войне в Йемене. Он не потерял ни одного солдата в этой войне. ОАЭ заявили о своем уходе из Йемена из-за военных потерь. Катар, наконец, появляется после своей блокады. Судан, Марокко, Бахрейн и Иордания раскрыли свои военные и человеческие потери, но не только эти потери беспокоят союзников Саудовской Аравии.


После нынешнего гуманитарного кризиса в Йемене из-за неизбирательного обстрела гражданских районов, эпидемий и отсутствия медицинской помощи, ООН согласилась направить в Йемен экспертов по расследованию военных преступлений, совершенных всеми сторонами боевых действий. Если Саудовская Аравия будет признана виновной, то все участвующие страны будут в беде, даже США, которые неохотно согласились снабдить их оружием, осознавая возможные неприятности. Так что эта ошибка не может повториться снова в войне в Ливане. Как Саудовская Аравия убедит своих союзников и международное сообщество в необходимости следующей войны?


Четвертая причина: правящая семья все еще злится на короля


Наследный принц Саудовской Аравии может избавиться от всех своих внутренних врагов, но это может стать одной из главных причин, которая помешает Саудовской Аравии вести войну против «Хезболлы». Это неудачный момент для начала военных действий для Королевства после серии арестов по обвинению в коррупции принцев, бизнесменов и министров. Этот кризис связан с напряженностью в Ливане и для столкновения с «Хезболлой» сейчас неподходящее время. Король не может принять какое-либо решение относительно войны в свете продолжающегося кризиса, которое, несомненно, вызовет гнев значительной части королевской семьи.


Помимо истории с коррупцией, кажется, что новая эпоха, свидетелем которой стала правящая семья, началась с принца Мухаммеда ибн Салмана, ставшего наследным принцем после устранения своего ближайшего соперника, принца Мухаммада ибн Наифа, которого не только поддержали некоторые эмиры, но выразили свое недовольство решением об его отставке. Например, миллиардер принц Аль-Валид бен Талал потребовал освободить принца Мухаммеда ибн Наифа, заявляя, что тот находится под домашним арестом с момента его устранения от должности.

 

© AP Photo, Hassan Ammar, File
Наследный принц Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд с сыном Мухаммадом ибн Салманом, 2012 год


Еще одна проблема, с которой сталкивается молодой принц, это то, что он является человеком, который монополизирует власть и не делится ею с эмирами. Это обычай прошлого, который, возможно, настроил правящую семью против него, поэтому некоторые считают, что разговоры о свержении происходят из-за страха перед любой потенциальной угрозы королевской семье, многие их которой выступают против коронации нового правителя. Поэтому король и наследный принц не обратят свое внимание на новую борьбу против Ирана, пока Мухаммед ибн Салман не сядет на трон, и тем временем разговоры о войне с «Хезболлой» откладываются до этого момента.


Пятая причина: США не слишком серьезно относятся к Ирану


Соединенные Штаты в течение целой недели молчали о кризисе, связанном с отставкой Харири, прежде чем госсекретарь США не заявил в кратком интервью, что Харири был сильным партнером и предупредил о прокси-войне в Ливане. Это заявление противоречило официальному желанию Саудовской Аравии объявить войну «Хезболле» для ее разоружения. И хотя Израиль является первым союзником Вашингтона на Ближнем Востоке, министр обороны Израиля Агвидор Либерман заявил, что израильская армия готова противостоять коалиции, которую возглавляет Иран, не уточняя, готова ли страна к войне в координации с Эр-Риядом. Какова позиция США в последующих сценариях?


Похоже, что Вашингтон пока не серьезно относится к вопросу о личной войне против Ирана и, следовательно, не пойдет на войну по просьбе Саудовской Аравии. Сейчас невозможно убедить американцев начать войну на Ближнем Востоке, и президент США Дональд Трамп не предпринял никаких довоенных мер: до сих пор Америка не предприняла никаких действий для внесения иранской «Революционной гвардии» в списки террористических организаций, а ядерное соглашение, подписанное бывшим президентом США Бараком Обамой, которое Трамп назвал «худшим соглашением, подписанным Америкой», не было отменено, несмотря на все его заявления. Таким образом, политические победы Ирана над Трампом позволили ему выиграть время, прежде чем президент США убедит своих европейских партнеров в необходимости соглашения о введении санкций в отношении Тегерана, что свидетельствует о твердой приверженности американцев ядерному соглашению.


И теперь судьба соглашения находится под угрозой из-за Конгресса, а это означает возвращение санкций или их поддержки, что препятствует любым действиям в настоящее время в отношении «Хезболлы». С другой стороны, иранские эксперты сомневаются в способности Трампа легко выстроить альянс против Тегерана, и они считают, что президент США перебарщивает в критике подписанного Обамой ядерного соглашения, которое он угрожает отменить. А это указывает на отсутствие альтернативного сценария, поэтому весь его план основывается только на враждебных заявлениях.


Что касается Саудовской Аравии, ситуация ухудшилась после того, как кризис затронул международные силы. Посол России в Ливане угрожал Саудовской Аравии передать документы об ушедшем премьер-министре в Совет Безопасности, в случае продолжения того, что он назвал загадочной тайной. Франция также взяла на себя инициативу призвать к быстрому политическому решению, которое восстановило бы стабильность в Ливане. Это сценарий, который может стать угрозой всем саудовским мечтам о мести.