Россия возвращается на Ближний Восток. Кремль методично создает реальную систематическую геополитическую угрозу интересам США и их союзников. Поведение Москвы вызвано стремлением к престижу и влиянию, а поиск рынков для своего оружия и других товаров является классической манерой поведения любой великой державы.


Центральным элементом этого стремления является нефть, но проблема эта не единственная. Поскольку цены на нефть находятся на отметке выше 55 долларов за баррель, а Саудовская Аравия, оказывающая определяющее влияние на этот рынок, переживает самый тяжелый политический кризис с 1920-х годов, когда была создана монархия, сотрудничество Москвы с Тегераном и Эр-Риядом в вопросе ограничения добычи ставит Россию в центр внимания в регионе. Однако возобновление деятельности Кремля на Ближнем Востоке носит геополитический характер и выходит за рамки бизнеса. Как и в советское время, Москва стремится контролировать правительства, восстанавливать военные базы, открывать морские пути и расширять экспорт. Эти амбиции великой державы означают серьезные изменения геополитического равновесия сил в регионе, что свидетельствует о возврате к стратегической конкуренции XIX века и поднимает серьезные вопросы о будущем американской державы.


Возобновление конкуренции великих держав


Россия с незапамятных времен определилась как империя, постоянно расширяющая свои границы. За 800-летнюю историю страны ее территория сокращалась всего три раза: в начале XVII века во время «смуты», приведшей к польской оккупации Москвы; после большевистского переворота 1917 года; и, наконец, в результате распада СССР в 1991 году.


После распада СССР Россия отказалась от большинства своих военных баз на Ближнем Востоке, хотя и сохранила нескольких клиентов, покупавших оружие. Быть империей было слишком дорого. Сирия — со своей военно-морской базой («пунктом материально-технического снабжения») в Тартусе и авиабазой в Хмеймиме — была единственной страной, из которой Москва уходить не хотела.


На фоне роста цен на нефть после российско-грузинской войны 2008 года и особенно после вторжения Москвы на Украину и в Крым в 2014 году (позже в том году цены на нефть упали) Россия приступила к методическому восстановлению равновесия сил на Ближнем Востоке. Ее цель состоит в том, чтобы бросить вызов Соединенным Штатам и их партнерам.


Некоторые аналитики считают, что Сирия может стать разменной монетой в урегулировании украинского кризиса и рычагом давления в вопросе санкций, введенных Соединенными Штатами. Однако сокращение регионального присутствия США на Ближнем Востоке и готовность России заполнить образовавшуюся пустоту указывает на то, что амбиции (Москвы) простираются дальше.


Цели России на Ближнем Востоке включают в себя несколько аспектов, имеющих большое значение для ее национальной безопасности и глобальной стратегии:


• Плацдарм для борьбы с джихадизмом. Радикальный ислам оказался привлекательным примерно для 2,5 тысяч российских граждан, воевавших в Сирии и Ираке, а также многих сотен граждан бывших советских республик, которые решили вступить в отряды боевиков ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. пер.). Их «возвращение на родину» представляет реальную угрозу. Москва является вторым по величине городом Европы после Стамбула по численности мусульманского населения.

• Театр стратегического соперничества с США. Правящая элита — Путин и его окружение, руководство силовых ведомств, а также российское телевидение — зациклены на проблеме поражения (России) в холодной войне. Все они одержимы мыслью о том, что Америка якобы пытается ослабить их Родину или даже разделить ее на части.

• Влияние цен на нефть. Россия заинтересована в том, чтобы усилить свое влияние на цены на нефть — тем более что этот ресурс жизненно важен для российской экономики. Это влияние может быть обеспечено за счет заключения картельных соглашений или путем разжигания конфликтов — например, как в случае конфликта Саудовской Аравии с Ираном. Ничто так не повышает цены на нефть, как угроза войны или блокада Ормузского пролива.

• Рынок оружия. Конфликт в Сирии продемонстрировал возможности российского военно-промышленного комплекса — от крылатых ракет средней дальности Калибра до истребителей СУ-35 и зенитных ракетных комплексов С-400. Они продаются тем, кто предлагает самую высокую цену, потому что, как говорят в Москве, «продавая оружие, приобретаешь хороших союзников».

• Решимость России поддерживать своих союзников. Сирийская война продемонстрировала решимость Москвы не бросать союзников, несмотря на ухудшающиеся обстоятельства. Русские ведут дела с такими политиками как Саддам или Асад, а Вашингтон остается слишком требовательным и ставит условия.


Вакуум власти в регионе


Администрация Обамы считала, что в интересах США отказаться от участия в «войнах Буша». Реакция Обамы на сирийский кризис свидетельствует о том, что иранская ядерная сделка и неучастие в военных конфликтах было важнее, чем предотвращение крупнейшей со времен Второй мировой войны гуманитарной катастрофы. Да и Трамп в первый год пребывания у власти тоже не предложил последовательной политики.


Реакция Америки на вызовы России на Ближнем Востоке указывает на вакуум власти в регионе. Европейцы не могут его заполнить, а Китай сможет сделать это не раньше чем через десять лет. Поэтому по умолчанию — и согласно своим намерениям — в «игру» вступает Россия.


Всегда виновата Америка


Россия сочинила «изобличительную» историю о региональном вмешательстве США на Ближнем Востоке, в Европе и на постсоветском пространстве, начиная с оккупированного Советским Союзом Афганистана. Некоторые российские «эксперты» задним числом изображают «советы» анти-джихадистами, в то время как США якобы поддерживали моджахедов, в том числе и радикалов.


Подобно консервативным арабским лидерам и израильтянам, Россия считала, что США при Обаме отказываются от союзников и открывают двери «Братьям-мусульманам» (организация, запрещенная в РФ, — прим. перев.), что порождает хаос в Египте, Сирии, Иордании, Газе и в других странах. Кроме того, русские не обращали внимания на системное поражение закосневших, коррумпированных и жестоких авторитарных квази-социалистических режимов в Каире, Багдаде, Триполи и Дамаске, постоянно думая лишь о реальном или воображаемом влиянии Америки в этих странах.


Последний рубеж Москвы


Поэтому Кремль выстроил в Сирии линию обороны. Это — сделка Москвы с дьяволом: Асад, которого осудили и Обама и Трамп, до сих пор остается у власти; мирными переговорами в Астане управляют из Москвы и Тегерана; и российские военные завершили свою первую успешную операцию по развертыванию сил и средств за пределами советских границ за период после полнейшей неудачи в Афганистане несколько десятилетий назад.


Россия восстановила свои напряженные отношения с Турцией — Анкара даже покупает российские зенитные ракетные комплексы С-400. Кроме того, несмотря на санкции Запада, Турция приступила к реализации проекта строительства трубопровода «Турецкий поток». Некоторые могут сказать о столкновении интересов России и Турции в Сирии и на Черном море, но в краткосрочной и среднесрочной перспективе антиамериканизм Анкары может взять верх.


Даже верный союзник США Израиль после сделки Обамы с Ираном стал теплее относиться к Москве. В условиях роста влияния Ирана на Голанских высотах и активизации «Хезболлы» у границ еврейского государства возникла необходимость диалога между Иерусалимом и Москвой. Отношения между Путиным и Нетаньяху остаются прочными, несмотря на масштабное развертывание российских войск и техники в Сирии, которое угрожает воздушному господству Израиля над Левантом.


Путин также добивается расположения президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси. Египет и Россия совместно поддержали генерала Халифа Хафтара в его стремлении к власти в Ливии, тогда как Госдепартамент США по-прежнему поддерживает слабое правительство Триполи.


Наконец, в Иране Россия теперь пользуется правом на временную посадку и дозаправку своих самолетов на авиабазе в Хамадане, а также возможностью вести через воздушное пространство Ирана ракетный огонь с акватории Каспийского моря по целям в Сирии. Продолжающееся на протяжении многих десятилетий сотрудничество между Тегераном и Москвой против Соединенных Штатов, их арабских союзников-суннитов и Израиля крепнет.


Выводы: альтернативы для США на Ближнем Востоке


Сланцевая революция в Соединенных Штатах проходит на фоне усталости США от войны и сокращения международного участия в международных делах. Трампа не интересуют глобальное распространение демократии и идеологические крестовые походы против других государств, и он, по всей видимости, стремится к партнерству с Путиным. Однако вашингтонская правящая элита (включая республиканцев из числа лидеров Конгресса) с ним не соглашаются, считая Россию непримиримым глобальным противником.


Откажется ли Америка от политики «неучастия», мы не знаем. Как показывает история, США — глобальная держава и она будет втянута в процесс будущего состязания с великими державами — в том числе с Россией, Китаем и Ираном. Но пока не будет сформулирована внятная, последовательная, заслуживающая доверия политика и ее цели, пока не будут налажены отношения с ключевыми для нее странами, Америка может лишиться своего господствующего положения, которое она занимала после окончания холодной войны в различных регионах — в том числе и на Ближнем Востоке. Поддержка саудитов в Йемене, сотрудничество с Ираком против ИГИЛ и новый «мирный план» урегулирования израильско-палестинских отношений пока нельзя назвать последовательной региональной стратегией.


Из-за этого отсутствия ясной и последовательной политики Соединенным Штатам будет еще сложнее оказывать поддержку своим союзникам в Персидском заливе и Израилю. К тому же, это станет причиной дальнейшего ухудшения отношений с Египтом, ключевым союзником США в арабском мире. В конечном итоге это ослабит положение Америки на мировой арене, поскольку Россия со своей слабеющей экономикой (которая составляет лишь одну четырнадцатую часть экономики Америки) одерживает победу над сверхдержавой США на важнейшем с геостратегической точки зрения театре.