Согласно опубликованному на днях прогнозу американского социологического центра PEW Research Center, к 2050 году доля мусульманского населения в Западной Европе резко вырастет (в случае сохранения высокого уровня миграции — до 18-20% в Великобритании, Франции, Германии и Австрии, а в Швеции — до 30%). Но это не касается стран «Вышеградской группы» (Польши, Чехии, Словакии и Венгрии), которые поставили жесткий барьер на пути мигрантов и беженцев из стран Ближнего Востока и Африки. В Польше, например, их доля не превысит 0,1-0,2%.


Отказ принимать мигрантов уже привел к глубокому конфликту между Еврокомиссией и непокорными «младоевропейцами».


Европейская комиссия начала официальную судебную процедуру в отношении Чехии, Польши и Венгрии за невыполнение решения ЕС от 2015 года по расселению беженцев. Результатом этой процедуры может быть наложение крупных штрафов и даже лишение права голоса в Совете ЕС. Тем не менее, страны «Вышеградской группы» не намерены уступать нажиму Брюсселя в вопросе, который они считают принципиально важным. Словакия и Венгрия выдвинули против Еврокомиссии встречный иск, поскольку решение по квотам было принято, по их мнению, недемократично, вопреки их протестному голосованию. Некоторые депутаты чешского парламента даже заявили в этой связи, что скорее предпочтут выход из ЕС, чем согласятся принять беженцев. Президент Чехии Милош Земан выразил официальную точку зрения, согласно которой Чехия как суверенная страна сама решит, кого ей принимать на своей территории.


Чем объясняется столь жесткая позиция?


Во-первых, исторической традицией. У «младоевропейцев» есть укоренившееся понимание того, что они всегда служили щитом христианской Европы и защищали ее от набегов татаро-монголов и турок. Турки, в частности, захватывали Венгрию, Силезию и часть Австрии, дойдя вплоть до Вены. В 1683 году австрийскую столицу спасло от турецкого нашествия войско польского короля Яна Собеского. С тех пор Польша и Венгрия часто называют себя «защитным валом» христианства в Европе. Понятие это сохранилось в коллективном сознании поляков и венгров. Уже в наши дни венгерский католический епископ Ласло Кисс-Риго назвал миграционный кризис «мусульманским вторжением» и призвал сопротивляться ему. Польский архиепископ Хенрик Хозер, со своей стороны, предостерег от «исламизации Европы». По его словам, при сохранении нынешней тенденции христиане Европы окажутся в меньшинстве, их будет ждать участь ближневосточных христиан. Такую же точку зрения высказывают не только духовные лица, но и ведущие политики «Вышеградской четверки». Они заявляют, что не несут ответственности за колонизацию народов Ближнего Востока и Африки и не обязаны отвечать за «грехи» западноевропейцев. Кроме того, они не имеют отношения к нынешнему кризису на Ближнем Востоке, поскольку не развязывали военных действий в Ливии и Сирии. Все это — результаты западной политики.


Второй аргумент — культурно-цивилизационный. Страны «Вышеградской группы» желают сохранить национальную идентичность и отказываются принимать мигрантов-мусульман ввиду «несовместимости ценностей». Вместе с тем, они допускают прибытие некоторого (ограниченного) количества ближневосточных христиан. При этом они категорически отвергают идею мультикультурализма, которая предполагает возникновение разнообразных этнорелигиозных анклавов в рамках одной страны. Сама мысль о строительстве мечетей и возникновении мусульманских кварталов по образцу Западной Европы им кажется неприемлемой. Против прибытия мусульман возражают не только католические Польша и Венгрия, но даже преимущественно атеистическая Чехия, поскольку считает себя страной христианской культурной традиции.


Третье соображение — из области национальной безопасности. По мнению лидеров «четверки», и на этот аргумент больше всего нажимает Польша, в потоке беженцев-мусульман в их страны неизбежно проникнут ближневосточные террористы, примеры стран Западной Европы это подтверждают.


Четвертый аргумент — финансовый. У все еще небогатых государств Восточной Европы просто нет денег, чтобы финансировать сложный процесс интеграции мусульман, обучения их языку и профессиональным навыкам. Чехия и Польша активно используют труд сотен тысяч украинских гастарбайтеров, но с ними проблем языковой и культурной адаптации не возникает, украинцы легко вписываются в местные реалии. С другой стороны, опыт Франции и других стран Западной Европы показывает, что интегрировать мусульман в современное общество чрезвычайно трудно.


Пятый аргумент (официально озвученный) отражает антигерманские настроения в Восточной Европе. Лидеры «Вышеградской четверки» заявляют, что нынешний миграционный кризис вызван непродуманными действиями канцлера Германии Ангелы Меркель и является «чисто немецкой проблемой». Президент Чехии Милош Земан заявил, что если Германия позвала мигрантов в Европу, то пусть за них и отвечает. По его словам, нелегальные мигранты стремятся в первую очередь в Германию, где надеются получить более крупные социальные пособия.


С аналогичными заявлениями выступил и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан.


Есть и еще одно (психологическое) объяснение особой позиции «младоевропейцев» в беженском вопросе. Как следствие пребывания в составе «соцлагеря» вплоть до 1989 года и сопутствующей почти полувековой изоляции, эти страны не испытали последствий глобализации, в том числе миграционного нашествия, которое началось в Западной Европе в 60-е годы прошлого века. Не только страны «Вышеградской четверки», но также восточная Германия (бывшая ГДР) сформировали (хотя они это отрицают) устойчивый менталитет «советского человека» (homo sovieticus), который внутренне противится западным либеральным ценностям, испытывает неприязнь к мигрантам, ЛГБТ-сообществу и мультикультурализму. Это подтверждается не только «антидемократическими» тенденциями в политике восточноевропейских стран, но и подъемом правопопулистских движений. Эти настроения разделяют и многие жители Западной Европы, где правые популисты теснят старые либерально-демократические партии — в том числе во Франции, Голландии и Германии. Осознавая опасность подрыва своих идеологических устоев, Еврокомиссия усилила нажим на «младоевропейцев». Показательным стало открытое письмо европейских «тяжеловесов», направленное на прошлой неделе главе Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру. В письме, подписанном тремя бывшими еврокомиссарами и экс-министром финансов Германии Хансом Айхелем, содержится требование немедленно прекратить оказание финансовой помощи Венгрии в связи с попранием «базисных демократических свобод». Правительство Венгрии назвало это письмо «открытой политической атакой». Кроме того, 15 ноября Европейский парламент принял резолюцию, резко критикующую Польшу за нарушения правовых норм ЕС. Это — первый этап процедуры, которая может завершиться введением санкций. Все указывает на то, что идеологический раскол в Евросоюзе углубляется.