Специфическая христианская идея рождения от Девы (Virgin Birth) является одной из наиболее спорных и запутанных теологических концепций, и если бы блог Yuletide не взялся бы за эту тему, он не выполнил бы свою работу.

Это не самое спорное место в Библии, однако глава 1 стих 35 Евангелия от Луки близко подходят к этому. Мария только что ответила на заявление ангела Гавриила о том, что она станет матерью мессии собственным вопросом: «А как будет это, когда я мужа не знаю?» — спрашивает она в переводе Библии короля Якова.

Не беспокойся об этом, говорит ей ангел. «Дух святой снизойдет на тебя, и силы Всевышнего осенит тебя; посему и рождаемое святое наречется Сыном Божиим».

Другими словами, Иисус будет рожден от девственницы, от женщины, которая в библейском смысле не познала мужчину.

Я всего лишь говорю о том, что это не самое спорное место в Библии, потому что рождение от Девы Иисуса является одним из немногих пунктов, по которым согласны большинство мусульман и христиан. В стихах 21 Суры 19 в Коране ангел говорит Марии, что, хотя она и не познала мужчину (стих 18), тем не менее, Господь даст ей ребенка.

Согласно данным проведенного в 2012 году опроса исследовательским центром Pew Forum, 32% населения планеты являются христианами, а 23% — мусульманами, то есть огромное количество людей верят в это, хотя, конечно, не все христиане и не все мусульмане принимают идею относительно того, что их соответствующие священные писания являются правдивыми в буквальном смысле.

Тем не менее, поскольку христианство и ислам являются самыми сильными религиями в развивающихся странах, где широко распространено буквальное восприятие Священного Писания, около половины населения Земли, вероятно, верит в то, что мать Иисуса была девственницей в тот момент, когда она его родила. Вряд ли существует много утверждений, в которые верят еще большее количество людей; больше людей верят в рождение Иисуса от девственницы, чем в работу свободного рынка, в то, что жизнь возникла в результате процесса биологической эволюции, или в то, квадратный корень гипотенузы равен сумме квадратов других двух сторон.

Даже если и Коран, и Новый Завет согласны по этому пункту, они явно не согласны по вопросу о теологическом значении девственности Марии. Специфически христианская идея рождения от Девы является одной из наиболее спорных и запутанных теологических концепций, и если бы блог Yuletide не стал заниматься этой темой, он не выполнил бы свою задачу. Поэтому возникает вопрос: что означает эта концепция и почему так много христиан считают важной для себя правдивость?

Если судить по ответам моих студентов на вопросы, связанные с этими идеями, то первым делом нужно прояснить следующий пункт: рождение от Девы и непорочное зачатие (Immaculate Conception) не являются одним и тем же. Рождение от Девы означает, что Мария была девственна, когда родился Иисус, и что у Иисуса не было земного отца. Непорочное зачатие означает, что с помощью специального благословения от Господа сама Мария была рождена без первородного греха. До последних более скептических веков доктрина рождения от Девы была принята почти всеми христианскими церквями и теологами, начиная с библейских времен; доктрина о непорочном зачатии, широко обсуждавшаяся на протяжении многих веков, была официально провозглашена от лица Католической церкви Папой Пием IX в 1854 году. Другие главные вероисповедания не признают эту идею в качестве официальной доктрины, хотя восточное православие, копты, другие восточные церкви, а также некоторые англиканские церкви с таким глубоким уважением относятся к Деве Марии, что это различие становится в большей степени теоретическим, нежели практическим.


Некоторые полагают, что рождение от Девы отражает недостаток научного образования в древние времена. Это представляется маловероятным. Хотя античный мир был лишен знаний относительно многих научных истин, основные факты жизни были уже хорошо известны, и утверждение о том, что конкретная историческая личность (в отличие от легендарных героев прошлого времени) мог быть зачат без человеческого отца, наталкивалось непосредственно на такой же скептицизм, какой подобные заявления могут вызвать сегодня. С древнейших времен люди задавали вопросы относительно рождения от Девы. Утверждение о том, что Иисус был сыном Марии и римского солдата Пантера (Pantherus) стали появляться не позднее 180 года Новой эры; и об этом недавно упомянул в своей книге кинорежиссер Пол Верховен. Я не ожидаю ничего особенного, когда слышу разговоры о «научном» разрешении этого вопроса; в любом случае, я не знаю, как можно было бы проверить ДНК Бога в рамках теста на отцовство, даже если существовала бы возможность доставить в лабораторию некоторые части ногтей Иисуса или волос из его бороды. Люди должны принять собственное решение относительно того, во что верить, и основываться они должны на тех свидетельствах, которые уже существуют. Я бы только сделал следующее замечание: если вы верите (как верю я) в то, что Бог создал вселенную и все в ней, и если вы верите в то, что он поддерживает вселенную и лично заботится о благополучии каждого отдельного человека на Земле, то тогда несогласие с рождением от Девы ввиду его физической невозможности покажется несколько натянутым. Все равно что поглощать верблюдов и отцеживать комаров, как мог бы выразиться Иисус. Но вот что я скажу: это именно тот тип вопроса, который каждый мужчина и каждая женщина должны решать самостоятельно.

В любом случае, для убежденных христиан и любопытных нехристиан рассматриваемый вопрос не в том, можем ли мы доказать, что рождение от Девы произошло или не произошло; вопрос формулируется следующим образом: Что значит эта доктрина для тех, кто ее поддерживает? Почему христиане считают, что это важная идея?

Некоторые полагают, что ранние христиане выдумали эту историю в качестве прикрытия. Было бы скандалом иметь в качестве пророка своей религии незаконнорожденного человека, дитя любви; и поэтому ранние христиане скрыли этот скандал и придумали историю по поводу Святого Духа. Но такое объяснения представляется неубедительными. Вариант с придумыванием истории о рождении от Девы для того, чтобы скрыть скандал по поводу сексуальных эскапад, кажется немного натянутым. Мария не была античной кинозвездой, и ее частная жизнь не была предметом широко распространенных сплетен в таблоидных изданиях. Она не размещала в Facebook никаких селфи с изображением своей внебрачной беременности. Назарет был небольшим периферийным городом, а миру в целом мало что было известно о том, что там происходило. Мария не была единственной матерью-одиночкой, которая одна воспитывала своего сына; ее жених женился на ней обычным способом и принял сына как своего. Ранняя церковь не сталкивалась с морем слухов относительно добрачного поведения Марии, а если это и было так, что есть более убедительные способы борьбы со слухами, чем провозглашение чудесного рождения от Девы. Говорить о том, что она и Иосиф тайно поженились на несколько месяцев раньше официальной даты их свадьбы, перенесли ее на более ранний срок или утверждали, что ребенок был недоношенным — все это были бы более легкие объяснения, чем утверждения об уникальном божественном чуде. Если целью было отвлечь внимание от неудобных фактов относительно рождения Иисуса, то тогда история о рождении от Девы является самым плохим методом. Это все равно что студентка скажет, что ее курсовая работа не готова, потому что три дня назад ее проглотил кит, а в его чреве не работало беспроводное соединение для ее ноутбука.

Нет, эта история была придумана не для того, чтобы заглушить неприятные слухи. Прежде всего, эта история  и вызвала те неприятные слухи, которые стали распространяться. Настаивание ранней церкви на провозглашении уникальной природы рождения Христа в большей или меньшей степени заставило скептиков сомневаться в добродетельности Марии. Церковь объявила очень маловероятное событие неопровержимым фактов, и это, естественно, заставило людей задавать вопросы, которые они и сегодня задают, а также разрабатывать альтернативные объяснения для того, что – они это прекрасно понимали — без божественного вмешательства является невозможным с точки зрения биологии.

Некоторые рассматривают идею рождения от Девы как часть более широкого недовольства христианства человеческой сексуальностью. Вера в то, что ребенок Иисус не был зачат обычным способом, по их мнению, является результатом желания отделить божественное от сексуального. Особо «просвещенные» люди, которые считают для себя удобным предполагать, что другие люди намного глупее, чем они есть на самом деле, часто находят удобной подобную точку зрения. Ох уж эти глупые христиане и их абсурдные сексуальные пунктики!

Несомненно, существуют — и всегда существовали — люди, чья приверженность данной доктрине коренится в чувстве страха или вины по поводу сексуальности, однако традиционно идея рождения от Девы не рассматривалась именно таким образом. На самом деле, все было как раз наоборот. Рождение от Девы отделяет священную область божественных вещей от «низкого» мира плоти и крови человеческих существ с их хаотичной жизнью. Рождение от Девы провозглашает союз человеческой плоти и божественного; Господь разрушает барьеры между  божественным и человеческим.

И если идея рождения от Девы не является единственной не очень удачной попыткой скрыть неблагоразумный поступок Марии или проявлением болезненного отношения христианства к сексу, то что же она пытается там сообщить? Рождение от Девы всегда было связано с двумя другими идеями — одна из них о том, что Иисус является одновременно Богом и человеком, а вторая о Мария как о личности и, более широко, о месте женщины в мире. Ранние христиане считали эти идеи настолько важными, что они игнорировали насмешки и шутки своих неверующих соседей по поводу своего настаивания на том, что нехристиане считали абсурдным.

Прежде всего, они делали заявления по поводу Иисуса. Выступая с вопиющими и изначально сомнительными утверждениями о том, что мать Иисуса была девственницей, Евангелия подчеркивают уникальность этого конкретного ребенка. Он не был похож на других детей, у него с самого начала существовали особые отношения с Богом.

В различные периоды своей жизни Иисус говорил об этом своем уникальном отношении, а позднее теологи сделали это центральной темой размышлений относительно жизни Иисуса и его карьеры. Однако Евангелия с самого начала предпринимают все возможное для того, чтобы заявить: Иисус был не простым ребенком в обычных яслях. У него было специальное послание, говорят нам Евангелия. Он важен, потому что он особенная личность.

В Евангелиях ничего не говорится о том, как выглядел Иисус; мы вообще ничего не знаем о том, какого он был роста, какого цвета были его волосы и его глаза, нам не известно, был ли он больше похож на Джеймса Дина (James Dean) чем на Криса Фарли (Chris Farley), или, может быть, он больше был похож на Ясира Арафата, чем на Малкольма Икс (Malcolm X). Однако авторы Евангелий, на самом деле, сообщают нам – и делают это самым сильным, самым выразительным образом, — о том, что, хотя Иисус и был человеческим ребенком с человеческой мамой, он был еще чем-то, чем-то другим.

Одна из наиболее распространенных ошибок, которую делают люди относительно роли Иисуса в христианстве, состоит в следующем: они думают, что главное относительно Христа состоит в его роли в качестве учителя. Моисей был законодателем древних евреев; Конфуций учил жить древних китайцев; Будда учил своих апостолов тому, как идти по пути к просветлению; Мухаммед через откровение и с помощью примера показал своим последователям, как подчиняться воле Бога. Нехристиане часто думают об Иисусе в таком же ключе – они считают его Великим Учителем, указавшим Истинный Путь.

Для христиан роль Иисуса как учителя — какой бы она ни была значительной и вдохновляющей — является наименее важной вещью. Не пытаясь опорочить важное призвание, следует сказать, что моральные учителя отнюдь не редки. Человечество знает многих вдохновенных учителей и пророков. Как род, мы обладаем талантом давать хорошие советы, мы достигли многого в этом отношении, и поэтому те советы, которые мы даем, являются, действительно, очень хорошими. Возлюби своего ближнего, как самого себя. Сначала долг, а удовольствие потом. Не пользуйтесь людьми, как вещами. Судите по реальности, а не по внешней видимости. Будьте щедрыми и милосердными по отношению к слабым и бедным. Поступайте, как родитель по отношению к сироте. Хорошо относитесь к незнакомцам. Не воруйте. Не крадите. Уважайте своих родителей.

Все это исключительно хорошие советы, и всем нам будет намного лучше, если мы будем им следовать. Но то, как Иисус переиначил многие их этих вечных истин, является поразительным; он обладал способностью подойти к старым истинам под новым углом, и это заставляло его слушателей переосмысливать некоторые важные идеи. Но — говорить мне это вам не очень приятно — люди часто игнорируют хорошие советы и разумные предложения, которые эхом раздаются у них в ушах. А когда мы делаем неправильные вещи, то обычно это происходит не потому, что мы не понимаем различия между хорошим и плохим. Не многие убийцы, прелюбодеи и воры действуют, не имея понятия о простых моральных истинах. Очень немногие люди плохо обращаются со своими престарелыми родителями и крадут их деньги только потому, что никто не удосужился объяснить им, что такое поведение является плохим. Очень немногие клептократы из числа политиков и международные наркодилеры не понимают, что их поведение постыдно. Даже девятилетний хулиган, когда он ворует у восьмилетнего мальчика деньги на обед, знает, что поступает плохо.

Те люди, которые видят в Иисусе морального учителя или даже пророка считают его, возможно, самым великим, а, возможно, одним из многих в длинной череде учителей и советчиков, пытавших вывести человечество на путь истинный и призвать нас двигаться по нему.

Однако для авторов Евангелий Иисус был чем-то большим. Сказать, что Иисус был моральным учителем, это все равно что назвать Уинстона Черчилля пейзажистом; оба эти утверждения верны (впрочем, Иисус был значительно лучше как моралист, чем Черчилль как живописец), однако ни в том, ни в другом случае данное определение не отражает величие личности.

Авторы Евангелий верили в то, что Иисус пришел сюда с иной миссией. Он пришел сюда не для того, чтобы быть еще одним космически мудрым человеком, говорящим нам о том, что нужно делать правильные вещи. Он пришел сюда для того, чтобы сделать что-то с реальной проблемой, с которой сталкивается наш род — с нашей неспособностью внять хорошему совету, который мы сами с такой готовностью даем. Он пришел для того, чтобы заниматься той пропастью, которая возникает между Богом, требующим морального совершенства, и родом человеческим, неспособным праведно жить.

Это шокирующая концепция для многих религиозных людей, и, возможно, даже более шокирующая для идеалистически настроенных секулярных интеллектуалов и членов газетных редакционных коллегий, однако искренние моральные наставления не имеют почти ничего общего с тем, что, на самом деле, нужно человечеству. В конечном итоге, существующие в мире библиотеки переполнены книгами, в которых содержатся мудрые и глубокие советы. Они также содержат в себе истории, документирующие нашу неспособность как вида им следовать.

Иисус пришел не потому, что люди каким-то образом не поняли смысла морального учения и поэтому нуждаются в исправлении по нескольким вопросам и в некотором вдохновляющем наставлении. Он пришел не для того, чтобы выступать на конференции фонда Technology Entertainment Design (TED). Он, как считали авторы Евангелий, пришел потому, что история показала бессилие «морального подхода» к проблеме зла, и Господь решил, что нужно сделать что-то большее и что-то другое.

Утверждение о том, что Иисус был рожден непорочной девой, не было направлено на то, чтобы поместить Иисуса как величайшего из числа моральных учителей; оно было направлено на то, чтобы отделить Иисуса от других пророков и учителей морального закона. Речь шла о чем-то большем; в мир прошло нечто новое. Иисус пришел не для того, чтобы учить морали: он пришел для того, чтобы выйти за ее пределы. Утверждение христиан о рождении от Девы должно было стать радикальным заявлением о том, что христианство представляет собой нечто особенное. Христианство не есть очередной учебник «Как это сделать», сообщающий людям как себя вести перед лицом Создателя. Оно не об том, какая пища святая, а какая нечистая. Оно не о том, как умывать руки и не о том, в какую сторону смотреть, когда молишься.

Христианство — это больше, чем группа людей, пытающихся исполнить учение почитаемого ими основателя; это сообщество людей, собравшихся вокруг изменяющего мир героя. Иисус не исполнил своей миссии, произнеся Нагорную Проповедь; он выполнил свою миссию, умерев на кресте и восстав из мертвых.

Более того, Иисус не мог бы выполнить свою миссию, если бы он был простым героическим человеком. У человечества много героев, и история наполнена примерами людей, отдавших свои жизни за других. Мы можете пойти на кладбища союзников, расположенных у пляжей Нормандии, и увидеть бесконечные ряды могил людей, отдавших свои жизни за то, чтобы другие могли жить и быть свободными. Иисус сделал больше своей смертью, потому что он не был простым человеческим существом; авторы Евангелий и христиане, принимающие их свидетельства, верят в то, что Иисус был еще и Сыном Бога. Это Бог умер на кресте, это Бог взял на себя ответственность за человеческие грехи, это Бог испил до дна чашу человеческих страданий.

История рождения от Девы существует не для того, чтобы сделать Нагорную Проповедь величайшей моральной лекцией в истории человечества. Она существует потому, что сообщает глубочайшую и важнейшую истину об Иисусе — истину о том, что он был человеком, но также больше, чем человеком. Это не случайная деталь и не украшательство; это не неловкая защита от неудобных слухов. Это не результат научного невежества относительно того, как делаются дети; это заявление о том, что именно этот конкретный ребенок отличался от всех остальных.

Это важнейший теологический вывод, содержащийся в повествовании Луки. Однако у него в голове была другая цель, и об этом также следует помнить, когда мы задумываемся о Рождестве. История о рождении от Девы не является лишь историей об Иисусе. В Евангелиях также делается заявление о Марии, а через нее о женщинах в целом.

Древние христианские авторы часто называют Марию второй Евой. Первая Ева — и это известно почти всем даже сегодня — была женой Адама. Согласно первой книге Библии (Бытие), она не устояла перед соблазном змея в Эдемском саду, она нарушила запрет Бога и вкусила от запретного плода. Адам последовал ее примеру и тоже вкусил, и с того момента мужчины обвиняют женщин во всех проблемах, существующих в мире. В течение тысячелетий мужчины использовали эту Библейскую историю, а также другие подобные истории для оправдания статуса второго класса, в который обычно определяли женщин почти во всей частях мира (в некоторых его частях плохо воспитанные и необразованные молодые мужчины именно так называли свое порочное притеснение женщин — «дразнить Еву» (Eve-teasing).

Фигура Девы Марии представляет собой поворотный пункт для всего человечества, но также для роли женщины в мире. Она является Второй Евой, и она сказала «Да» Богу, когда он попросил ее стать матерью его сына. Когда Богу действительно нужна была помощь, он, как свидетельствует Библия, обратился к женщине, а не к мужчине. И эта женщина сказала «Да», и из ее веры и послушания пришло спасения мира.

С этой точки зрения библейское настаивание на девственности Марии отмечает ее самостоятельность и подчеркивает ту важнейшую роль, которую она играет.

В Евангелиях Мария изображается как партнер мужчины для прихода этого ребенка в мир, а человеческий отец мог бы вытеснить ее из центра этой истории. И тогда в центре христианства была бы история о том, как молодой герой преодолевает препятствия, чтобы стать достойным отцом Иисуса и добиться любви Марии.

Однако Библия дает нам нечто другое. Мария была человеком, принимающим решение. Мария была независимой личностью, и ее выбор открыл дверь для всех нас. В этот критический момент мировой истории она не действовала с мужчиной или через мужчину. Она не помогала своему мужчине; она не была «спутницей» жизни. Это Иосиф был спутником в Евангельской истории; Иосиф пассивен и преданно поддерживает Марию и ее ребенка.  

Это послания является ясным, или должно быть таковым. Я еще вернусь к Марии; она представляет собой одну из великих загадок христианской религии для многих современных американцев, и многим из нас сложно понять, что она означает или может означать для людей сегодня. Однако пока, в этот третий день Рождества, достаточно понять следующее: когда христиане говорят, что Иисус был рожден от девственницы, то эти люди подчеркивают две вещи; они говорят о том, что Иисус является сыном Бога, он связан с Создателем вселенной уникальным и особым способом, а его миссия фундаментально отличается от всех тех пророков и учителей, которые были до него. А еще они говорят о том, что свободный выбор сильной и правоверной женщины открыл дверь к спасению всему человеческому роду. Иисус уникален, а женщины свободны и равны в представлении Бога — вот такое содержание мы должны извлечь из этой истории.

Христианство, как и многие другие мировые религии, часто весьма несправедливо относилось к женщинам. Однако в самом сердце исторического христианства всегда существовала идея о том, что правильный выбор одной молодой одинокой женщины дал возможность Богу спасти все человечество. Рождество — это феминистский праздник, праздник, прославляющий свободный выбор независимой женщины. Христианство стало крупнейшей и самой распространенной религией в мире, и женщины получают признание. Иначе и быть не может; христианство среди всех великих мировых религий своими истоками обязано выбором женщины, решившей сотрудничать с Богом.

Бог послал Иисуса в мир не потому, что был доволен статус-кво. Он послал его сюда, потому что необходимы были изменения — и в самом верху этого списка находилось желание Бога изменить положение женщин. Это изменение не произошло в один день, и даже сегодня мы в полной мере не видим всех последствий того, что половине мира было отдано должное, но с того дня, когда Мария ответила Гавриилу, действует новая сила в мире, и то, что мы видим сегодня, является цветением дерева, посаженного очень давно.