У Надежды Толоконниковой есть планы, которыми могут похвастаться немногие двадцатитрехлетние девушки. Например, выбраться из одной из самых страшных тюрем в России. Правда, в то же время она еще хочет улучшить условия жизни всех местных заключенных и потом — если будет хотя бы немного получаться — совершить революцию, которая избавит страну от режима Путина. Таков амбициозный план матери, которая при всем этом еще надеется на то, что, выйдя на свободу, она научит свою маленькую дочку читать.

Колония № 14


«В понедельник, 23 сентября, я объявляю голодовку. Это крайний метод, но я абсолютно уверена в том, что это единственно возможный выход для меня из сложившейся ситуации», — написала в прошлом месяце в открытом письме, безусловно, самая известная российская заключенная Надежда Толоконникова. Эта женщина с прошлого года отбывает наказание в исправительной колонии в Мордовии за знаменитый «панк-молебен» в одном московском храме, в котором девушки просили Богородицу сжалиться и изгнать из России Путина.

 


Колонию № 14 от Москвы отделяет более 600 километров. Считается, что это одна из самых страшных колоний в России. Рассказывая об этой тюрьме, обычно не скупятся на сравнения со сталинскими лагерями ГУЛАГа. И то, что в своем письме к СМИ на 16 страницах описывает сама Толоконникова, скорее напоминает Россию 1950-х годов, а не страну ХХI-го века.

Зэчки, перегруженные высокими нормами выработки, шьют униформу по 16 — 18 часов в день, спят по четыре часа и подписывают заявления, что хотят работать и в выходные дни. Те, кто недоволен гнилой картошкой на обед или практикой, когда 800 женщин после тяжелой работы вынуждены совершать гигиенические процедуры в помещении, предназначенном для мытья пяти человек, могут жаловаться. Но если это сделать, надо понимать, что тебя накажут. Необязательно охрана, скорее — другие заключенные, которым начальство поручило следить за «соблюдением порядка». Однако как самое страшное Толоконникова описывает не физические условия, а то, что в колонии делают с людьми.

Рассмотрение апелляции на отказ в УДО Н. Толоконниковой


Читайте также: Толоконникова в аду мордовской колонии

«Я не могла понять причин, по которым все молчат, пока сама не столкнулась с той горой препятствий, которая валится на решившего действовать зэка», — пишет в письме Толоконникова. Хочешь жаловаться, что нет горячей воды? Ее отключат совсем. Когда она сама в мае жаловалась на условия вместе со своим юристом, условия мгновенно стали еще хуже — у заключенных отобрали теплую одежду, повысили нормы на производстве, постоянно досматривали личные вещи. Таким образом наказаны были все женщины и особенно те, кто, например, просто поговорил с Толоконниковой. Сама Надежда говорит, что объявлять голодовку надо было еще тогда, но от новых протестов она в то время отказалась из-за всех этих и возможных новых последствий, которые пали бы не только на нее, но и на всех остальных. От своей жалобы она тогда отказалась.


В конце августа она решилась на небольшой шаг и обратилась к руководителю учреждения Юрию Куприянову с просьбой гарантировать заключенным восьмичасовой сон и сократить количество рабочих часов до 12. Куприянов согласился. Правда, нормы выработки, а вместе с ними и самые разные наказания за их невыполнение (например, запрет гигиены и стояние зимой на улице), остались. «И если они узнают, что это произошло из-за тебя, то плохо тебе уже точно никогда не будет», — якобы сказал тогда полковник. «Потому что на том свете плохо не бывает», добавил он и дал Толоконниковой дружеский совет: никогда ничего не просить для других, только для себя. Последующие дни, как можно был ожидать, были адом. Заключенным за невыполнение норм запретили пить чай и есть, запретили перерывы на туалет во время работы. Толоконникову несколько раз пытались спровоцировать на конфликт. В итоге обессилившая женщина в сентябре решилась на публичный протест и в письме, которое мир увидел благодаря ее адвокату, и объявила голодовку.

Вместе с тем нечеловеческие условия в российских колониях — это не новость. По данным заместителя генерального прокурора Евгения Забарчука, каждый год в российских тюрьмах умирает около 4 тысяч человек, большинство заключенных при этом находятся в активном и репродуктивном возрасте. Сам прокурор признает, что существуют тюрьмы, где на человека приходится два квадратных метра, где нет никакой вентиляции и медицинского оборудования. Согласно годовому докладу генерального прокурора, в прошлом году было выявлено 43 тысячи ошибок, связанных с условиями в российских тюрьмах. Признание ошибок в современной России, видимо, пока та высшая цель, которой может добиться человек, ищущий перемен. Журналист Ондржей Соукуп, уже не первый год пишущий о России, вспоминает случай со своим другом, который зимой провел несколько часов в полицейском автозаке. Верховный суд России принял решение, что он прав, и признал, что действия были негуманными и что автомобили, в которых у задержанных на заднем сиденье есть минимум пространства, вообще не должны использоваться. Эти машины используются до сих пор.

Также по теме: Протестовать против Путина - это безумие

Надежда, которая не гаснет

Нельзя сказать, что вникание в проблемы системы российских тюрем в непосредственной к ним близости когда-то входило в планы Надежды. И выступление в Храме Христа Спасителя, которое в итоге и привело ее в колонию, планировалось как хеппенинг, за который в худшем случае может грозить штраф или несколько дней за решеткой. Группу «Война», к которой Толоконникова, будучи студенткой философского факультета, присоединилась вместе с Петром Верзиловым, позже ставшим ее мужем, в то время принимала и даже награждала и официальная российская критика. За пенис высотой 65 метров, нарисованный на поднимающейся части моста в Санкт-Петербурге, который после развода торчал прямо напротив штаб-квартиры ФСБ, группа «Война» получила премию конкурса «Инновация» в области современного визуального искусства. Премию финансировало Министерство культуры.

 


Толоконникова (дочь педиатра, но сама избрала искусство) со своим другом легко вписалась в группу радикальных студентов. Они оба приняли участие в, пожалуй, самой известной акции «Войны» — публичном групповом сексе в московском биологическом музее. Это якобы была реакция на чередование Путина и Медведева в президентском кресле и на повторяющиеся кремлевские призывы работать над уровнем рождаемости. (Сама Толоконникова при этом еще раньше «услышала» призыв власти и в хеппенинге в музее участвовала уже на приличном месяце беременности.)

Надежда Толоконникова в одиночной камере в колонии


«Войну» от других политизированных арт-групп, у которых в России есть своя традиция, отличало то, что ее участники были готовы доводить все до крайности. Когда во время арт-хеппенингов стали поджигать и переворачивать полицейские машины, у чиновников кончилось терпение, и группа была объявлена вне закона. В то время, конечно, Толоконникова и Верзилов после разногласий уже ушли из «Войны» и стали заниматься новым арт-проектом — группой Pussy Riot. С этого момента история уже известна. Прежде всего потому, что режим Путина, вышедший из себя из-за новых для него массовых протестов, после издевательского «молебна» решил сделать участниц группы показательным примером строгого наказания.


Надежда не успела закончить последний курс ВУЗа — ее задержали. Выяснить о жизни двадцатитрехлетней матери и активистке что-то кроме основных фактов совсем не просто. Несмотря на то, что в западных СМИ Толоконникова довольно популярна, отчасти благодаря своей фотогеничности. В России ситуация иная. У среднестатистического россиянина нет причин интересоваться московской студенткой-бунтаркой, которая, будучи беременной, занимается сексом в публичном месте, оскорбляет президента Путина и бренчит на гитаре в храме.

Читайте также: Путин все еще боится Pussy Riot

За свободу


Если история участниц Pussy Riot и их позиция обычных россиян не интересуют, то попытка Надежды через голодовку добиться лучших условия в колонии Мордовии огласки дождалась. Спустя девять дней — два последних Толоконникова провела уже в медблоке — лед тронулся. В обмен на обещание, что девушка снова начнет есть, ей пообещали перевод в другую колонию. Но Надежда настаивает, что она снова будет голодать, пока в женской колонии № 14 не пройдет полная проверка и не будет гарантирована безопасность всех заключенных, решившихся говорить о жизни в лагере.

С тех пор как Толоконникова попала в медчасть, информация о ней ограничена. Попасть к ней просто так не могут даже ее муж и юрист — медицинский персонал обосновывает запрет посещений психическим состоянием девушки. Однако, по словам Петра Верзилова, запрет — это месть начальников мордовской колонии за всеобщее внимание, которое спровоцировал протест Толоконниковой. «Им это принесло огромные проблемы. Десятки ведомств начали проверки: президентский совет по правам человека, местная и федеральная прокуратуры, следственный комитет... я мог бы продолжить», — говорит Верзилов, который в настоящее время находится в городке рядом с мордовской колонией, чтобы быть рядом с Надеждой.

На шаг, подобный тому, что сделала Толоконникова, несколько месяцев назад пошла и другая осужденная участница Pussy Riot Мария Алехина. Ей с помощью голодовки после 11 дней удалось добиться чуть лучших условий для заключенных в колонии под Уралом. По отрывочным сообщениям, стали мягче некоторые процедуры безопасности, например 24-часовой контроль за некоторыми заключенными. Однако первые успехи уже может праздновать и Толоконникова: Федеральная служба исполнения наказаний заявила, что начнет заниматься корректировкой норм выработки и повышением заработной платы заключенных. Сама Толоконникова в письме отмечает, что за месяц работы за швейной машинкой по 16 часов в день, она заработала 29 рублей. Если российские власти действительно пойдут на этот шаг, это будет первое повышение зарплат заключенных в стране за последние 40 лет.

Также по теме: Почему русские не видят репрессий?

Нельзя исключать, что протест негативно отразится на возможном условном освобождении Надежды. Один раз ей в нем уже было отказано. При этом срок Толоконниковой заканчивается 3 марта 2014 года. «Я понимаю, что шесть месяцев истекут и я уйду, а эти люди останутся здесь, и я до конца жизни не смогу простить себе, если не попробую хотя бы что-то изменить», — так в письменном интервью Slon.ru студентка объясняла свою мотивацию еще до того, как она оказалась на больничной койке.

Участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова в Зубово-Полянском районном суде Мордовии


И хотя Толоконникова хочет улучшить условия для своих сокамерниц, в другом интервью она заявляет, что на самом деле она за революцию и другую Россию. «Я люблю Россию, но ненавижу Путина», — заявляет она. «Мы продукт европейской культуры. Свобода — ядро нашей идеологии, и это борьба за правильное определение свободы», — объясняет Надежда в интервью.


Согласно исследованию, которое в этом году провела неправительственная организация «Левада-Центр», 55% россиян считают, что процесс над Pussy Riot был объективным и честным. С симпатией к осужденным девушкам отнеслись только 7% опрошенных, остальные к панк-группе и ее участницам или испытывали отвращение, или же их вообще не интересовало это дело. «Я понимаю, что, когда окажусь на свободе, я найду людей, которые меня понимают и с которыми можно что-то делать вместе. Но в то же время я понимаю, что нас поймет только ограниченный круг людей», — говорит на это Толоконникова, которая и после освобождения хотела бы заниматься искусством. На свободе девушку ждут родители и муж с дочерью Герой, которой она хочет полностью себя посвятить. Тем не менее более конкретных планов у Надежды пока нет. Думать в России о турне или о карьере в политике или шоу-бизнесе, по ее словам, нет смысла, пока в стране у власти авторитарный режим.

Толоконникова и Верзилов могут уехать в Канаду и не оглядываться на российский опыт: у него после нескольких лет, проведенных в Северной Америке, есть канадское гражданство, у нее — вид на жительство. Однако не похоже, что молодая пара хочет уехать куда-то в безопасное место. «Если вы действительно хотите изменить историю, надо для этого отдать все», — говорит Верзилов.