Мария Алехина и Надежда Толоконникова на прошлой неделе в Нью-Йорке выступили на концерте, организованном Amnesty International. На сцену девушек позвала певица Мадонна. Остальные шесть активисток из Pussy Riot тем временем в Москве сообщили, что они отделяют себя от Толоконниковой и Алехиной. Якобы Pussy Riot должны выступать только незаконно и неожиданно, а не участвовать в больших концертах рядом с известными звездами.

«Причины исключения из группы Толоконниковой и Алехиной будут интересовать радикальных феминисток, акционистов, часть антиглобалистов. Так что, насколько я могу предполагать, это около 20 тысяч человек в России», - говорит Ондржей Соукуп, журналист газеты Hospodářské noviny, уже ни один год занимающийся Россией.

Respekt: Сегодня уже бывшие участницы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина в турне по США, которое западные СМИ освещают с большим вниманием и верой в то, что все это повлияет на политическую ситуацию в их родной стране. Российские СМИ уделяют девушкам столько же внимания?

Ондржей Соукуп:
Российские СМИ их западному турне уделяют совсем не так много внимания. Все аргументы, включая поддержку Запада, были озвучены еще во время судебного процесса. Общество разделилось на большинство, которое их осуждает, и меньшинство, которое восхищается ими за то, что они обнаружили болезненную связь церкви и государства, за их поведение в тюрьме. Здесь число знаменитостей или политиков, которые встретились или встречаются с девушками, ничего не изменит.

- В чем причина того, что на Западе они гораздо популярнее, чем в России?

- На Западе они стали поп-иконам. Красивые женщины, отсидевшие два года в ужасных условиях, за что на Западе они получили бы максимум штраф или общественно полезные работы. В России все воспринимается иначе. И со стороны верующих, подавляющее большинство которых – неофиты, которые в принципе острее воспринимают сомнения в авторитете церкви, и со стороны большей части общества, которая привыкла к тяжелым условиям в тюрьмах, часть это даже одобряет. Все же речь идет о наказании, которое осужденные заслужили.

Pussy Riot в Берлине на представлении Cinema for Peace


Читайте также: Повзрослевшие девушки-бунтарки

- Исключение из Pussy Riot может как-то навредить Толоконниковой и Алехиной?


- Нет. Они прошли через такой опыт, который сложно даже представить, и не позволили себя сломать. И, если они будут продолжать бороться за права заключенных, в принципе все равно, исключили их или нет из Pussy Riot. Причины исключения из группы Толоконниковой и Алехиной будут интересовать радикальных феминисток, акционистов, часть антиглобалистов. Так что, насколько я могу предполагать, это около 20 тысяч человек в России. И часть из них будет с одобрением относиться к деятельности девушек в защиту осужденных, потому что никто не может быть уверен в том, что из-за какого-то абсурдного обвинения он не окажется за решеткой.

- У Вас была возможность встретиться с некоторыми членами «Войны», из которой вышли Pussy Riot. Какого мнения придерживаются они? Какими могли быть причины исключения двух самых известных участниц из группы? Почему они не хотят пользоваться всеобщим вниманием, которое у них могло быть?
 
- Среда, в которой появилась «Война», а потом и Pussy Riot, хоть и не многочисленная, но идейно - ни в коем случае не идеологически – крепкая. Они основываются на идеях как венских акционистов 70-х годов прошлого века, так и народовольцев конца позапрошлого столетия. Суть – радикальное отрицание существующего режима, попытка его подкосить, хотя бы на символическом уровне.

Речь не идет только о современной России. Эти люди так же критически относятся и к западному обществу потребления. Поцелуй с Мадонной для них поцелуй смерти, предательство идеалов. Они не хотят привлекать внимание СМИ, если не могут их полностью контролировать, потому что они утверждают, что пресса всегда выбирает только что-то конкретное, часть, и что за них должны говорить их акции. Не интервью в глянцевых журналах. Надо заметить, в этом я их понимаю.

- А кто сегодня оппозиция в России?

 
- В принципе оппозиция – это кто угодно, кто не согласен с нынешним режимом, кто к тому же позволяет себе публично говорить об этом. Так что под этот термин могут спрятаться и неонацисты, и националисты (не только русские), их непримиримые противники из рядов антифашистов и анархисты, радикально настроенные левые из «Авангарда красной молодежи» или ультраконсервативные православные, считающие режим сатанистским. Здесь можно найти и бывших шишек, которых Кремль по разным причинам вывел из своих рядов. Это, например, бывший премьер Михаил Касьянов или бывший вице-премьер Борис Немцов. Но ядро оппозиции – это либералы из Москвы и Петербурга, частично еще из таких городов, как Екатеринбург или Новосибирск. Это преимущественно люди из среднего и низшего среднего класса, которые в существующих условиях не видят пространства для собственного роста или вообще для нормального функционирования.