«Мы не вступаем в новую холодную войну, — сказал президент Обама в среду в Брюсселе после консультаций с другими лидерами НАТО, представляя мировой порядок после Крыма таким, как он видится ему. — В конце концов, Россия, в отличие от Советского Союза, не возглавляет многосторонние блоки и общемировую идеологию».

Президент Владимир Путин наверняка так не считает. За последние два года в Кремле возникла новая идеология. Настойчиво проталкиваемая в эфире на государственном телевидении, она укрепилась в качестве национальной идеи, став главной движущей силой новой и весьма агрессивной позиции России на мировой арене. Россия перестраивается, превращаясь в лидера антизападного мира.

Во время своего ежегодного обращения к Федеральному Собранию в декабре месяце Путин четко сформулировал эту идеологию. Во всем этом нет ничего нового: находясь у штурвала власти на протяжении 13 лет, Путин в своих выступлениях придерживается прагматизма. Сейчас он выдвигает концепцию, о которой многие россияне мечтали почти четверть века с момента распада Советского Союза, оставившего зияющую брешь в самосознании граждан.

В своем декабрьском послании Путин заявил, что у России нет сверхдержавных амбиций в смысле «претензий на мировую или региональную гегемонию». Однако, сказал он, «мы будем стремиться быть лидерами». Объясняя новую самоидентификацию России в отношениях с Западом и в плане претензий на лидерство, он сказал:

«Это абсолютно объективно и объяснимо для такого государства, как Россия, с ее великой историей и культурой, с многовековым опытом не так называемой толерантности - бесполой и бесплодной, - а именно совместной, органичной жизни разных народов в рамках одного единого государства». Сам подход к жизни Путин изложил в противопоставлении к западному. На его взгляд, «так называемая толерантность», которую он назвал ключевой чертой западной цивилизации, - это не что иное, как сползание к безнравственности. Скорее всего, сюда входит гомосексуализм, и именно поэтому толерантность он назвал «бесполой и бесплодной».

«Сегодня во многих странах пересматриваются нормы морали и нравственности, стираются национальные традиции и различия наций и культур, — продолжил он. — От общества теперь требуют не только здравого признания права каждого на свободу совести, политических взглядов и частной жизни, но и обязательного признания равноценности, как это не покажется странным, добра и зла, - противоположных по смыслу понятий».

Пришло время, сказал Путин, выступить против этой напасти толерантности и многообразия, проникающей с Запада. «Мы знаем, что в мире все больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценностей», — заявил он. Роль России состоит в том, чтобы воспрепятствовать «движению назад и вниз, к хаотической тьме, возврату к первобытному состоянию».

Короче говоря, Путин намерен спасти мир от Запада. Начал он с Крыма. Когда он говорит, что защищает русских на Украине, он имеет в виду, что защищает их от многочисленных ужасных вещей, которые идут с Запада. Спустя несколько дней после обращения президента глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков дал определение этой угрозе с трибуны палаты: «Советники Евросоюза практически в каждом значимом министерстве осуществляют контроль над финансовыми потоками и национальными программами, и расширяют сферу культуры гомосексуализма, которая стала официальной политикой ЕС».

Прошло три месяца, и сегодня русские именно так видят события на Украине: Запад буквально осуществляет захват, и только российские войска могут встать между ничего не подозревающими славянскими гражданами этой страны и гомосексуалистами, наступающими маршем из Брюсселя.

Россия не возглавляет блок стран в этом новом крестовом походе против Запада, по крайней мере, пока. Но она явно не одинока в своем стремлении к «традиционным ценностям». Россия сколачивает неофициальный блок «традиционных ценностей» в Организации Объединенных Наций, где Совет по правам человека за прошедшие три года принял целый ряд предложенных Россией резолюций против прав геев. Среди поддержавших данные резолюции союзников России не только ее постсоветские соседи, но также Китай, Эквадор, Малайзия и еще более десятка государств.

Такая антигомосексуальная повестка обладает непрочной базой для формирования воинственного международного альянса государств, но она обладает мощным сплачивающим потенциалом, когда ее представляют в качестве широких антизападных усилий и, конечно же, цивилизационной миссии.

Именно эта миссия, а не просто желание откусить кусок соседней страны, является движущей силой в новой войне Путина. Именно поэтому так сильна поддержка российского общества. Оно надеется, что эта война сделает Россию не только больше, но и снова превратит ее в великую державу.

Маша Гессен — российско-американская журналистка, автор книги «Человек без лица: невероятное восхождение Владимира Путина» (The Man Without a Face: The Unlikely Rise of Vladimir Putin).