Месяц назад складывалось впечатление, что российский президент Владимир Путин успешно проводит свою кампанию по дестабилизации Украины. Поддерживаемые Россией боевики укрепляли свою самопровозглашенную республику, а слабый и расколотый Запад игнорировал собственные сроки введения санкций. И вот внезапно все оборачивается против Путина: Соединенные Штаты и Европейский Союз вводят довольно жесткие санкции против российских банков и нефтяных компаний, а его ставленники терпят одно военное поражение за другим и отступают. Это опасный момент для Путина — и, пожалуй, благоприятная возможность для Украины и ее союзников.

Администрации Обамы и европейским правительствам принадлежит заслуга в том, что они согласовали совместные действия против России после продолжительных пререканий и колебаний. Но в своих неудачах Путин виноват в основном сам. Необдуманно снабдив своих ставленников на Украине современными зенитными ракетами, он с удивлением узнал, что одна из них сбила малазийский пассажирский самолет, унеся множество жизней европейцев. Но и после этого он мог избежать весомых санкций. Однако его реакцией на эту трагедию стал обструкционизм и уход от ответственности. Одновременно Россия наращивает поставки оружия терпящим неудачи повстанцам.

Президент Обама, канцлер Германии Ангела Меркель и прочие европейские лидеры изо всех сил стараются избежать полного разрыва с Путиным в украинском кризисе. Обама заявил во вторник, что санкции не являются «новой холодной войной», а представляют собой «очень конкретную меру» в связи с Украиной. Но экономические потери от санкций в сочетании с возможным поражением повстанцев создают угрозу власти Путина в Кремле. После того, как его государственный пропагандистский аппарат разжег националистические страсти из-за Украины, российскому руководителю будет трудно объяснить поражение повстанцев. Хотя последствия от введения санкций дадут о себе знать лишь через какое-то время (российский фондовый рынок и курс рубля в среду поднялись), Путин уже ступил на тонкий лед, испортив отношения со своим средним классом и бизнесменами из частного сектора.

Пока непонятно, как Путин отреагирует на такие изменения в обстановке. Он может внезапно и неожиданно для всех изменить курс. Так, прошлым летом он вдруг лишил химического оружия свою союзницу Сирию. Украинских руководителей, как и некоторых их коллег на Западе, беспокоит то, что загнанный в угол правитель может пойти на опрометчивые и неожиданные поступки. Они считают, что Путину надо дать шанс отступиться от Украины, сохранив при этом свое лицо. Президент Петр Порошенко и его временное правительство, которые все это время предлагали такие компромиссы, могут на этой неделе возобновить переговоры с пророссийскими силами.

Хотя такие инициативы заслуживают внимания и практического осуществления, Путин скорее пойдет на эскалацию, чем на отступление. Украина и Запад должны быть готовы к более действенной и открытой военной интервенции со стороны России. Следовательно, надо оказывать больше помощи украинским военным, которые просят Запад поставить им беспилотные летательные аппараты и современные средства связи, а также больше экономической помощи новому правительству, которое вынуждено нести большие расходы на армию. Нельзя допустить, чтобы Россия надежно укрепила позиции своих ставленников на востоке Украины, создав там «замороженный конфликт».

Запад не должен также отступать от своих действий по дестабилизации путинского режима. Этот кремлевский правитель, которого когда-то считали партнером, превратился в опасного отщепенца, угрожающего стабильности и миру в Европе. Если его можно ослабить санкциями и мерами по восстановлению порядка на Украине, то это необходимо сделать.