Взаимные санкции Запада и России, введенные в связи с украинским кризисом, позволили Москве укрепить партнерские отношения с отдельными государствами группы развивающихся рынков БРИКС, а также повысили степень сплоченности стран БРИКС на мировой арене.

России отведена уникальная роль в БРИКС — этот акроним используется для обозначения группы крупнейших развивающихся экономик, в которую вошли Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка и которая уже превратилась в формальный политический блок благодаря проведению ежегодных саммитов. По словам экспертов, Россия не просто обладает теми же характеристиками, что и другие государства БРИКС, ей также удалось выработать тесные, стратегические партнерские отношения с другими членами этой группы, в частности с Индией и Китаем.

В настоящий момент одним из побочных эффектов взаимных санкций Запада и России становится развитие стратегического партнерства еще с одним членом БРИКС, с Бразилией, которая стремительными темпами превращается в стратегического партнера России в области продовольственной безопасности вследствие введенного в России запрета на импорт западной сельскохозяйственной продукции.

Очевидно, Россия тщательно спланировала свои санкции на продовольственные товары из США и Евросоюза задолго до объявления об их введении, которое было сделано 6 августа. В 2011 году российские регулирующие органы установили ограничения на экспорт бразильского мяса в Россию в связи со спорными методами его производства, однако в начале мая 2014 года они сняли эти ограничения, разрешив экспортировать мясную продукцию в Россию множеству бразильских производителей.

Согласно данным статистики, эти меры привели к тому, что объемы бразильского экспорта в Россию выросли с 200-280 миллионов долларов в месяц в январе до 430 миллионов долларов в июне и 500 миллионов долларов в июле, что в свою очередь свидетельствует о стремлении России создать определенный запас до введения санкций. Объемы экспорта бразильской говядины в Россию выросли более чем в два раза: в июле 2013 года они составляли 85 миллионов долларов, тогда как в июле 2014 года они составили 181 миллион долларов, оставшись на довольно высоком уровне и в августе — 147,2 миллиона долларов. Это сделало Россию крупнейшим потребителем бразильской свинины и говядины в мире, подтвердив при этом статус Бразилии как одного из ведущих мировых экспортеров мясной продукции. «Благодаря этому Бразилия укрепила свои позиции ведущего поставщика говядины в мире», — подчеркнул Антонио Хорхе Камарделли (Antonio Jorge Camardelli), президент бразильской ассоциации экспортеров говядины ABIEC.

Очевидно, Евросоюзу не понравились такие изменения. «Мы будем вести переговоры с теми странами, которые могут предложить замену нашей экспортной продукции, и дадим им понять, что им не стоит пытаться извлекать нечестную прибыль из сложившейся ситуации», — сказал один из высокопоставленных чиновников Евросоюза в беседе с репортерами Financial Times 12 августа. Однако 21 августа посол Бразилии в Россию Антонио Геррейро (Antonio Guerreiro) заявил о том, что пока такие попытки не предпринимались. «Даже если будет сделана такая попытка, ее результат окажется нулевым. Бразильское правительство никогда не вмешивается в дела наших бизнесменов», — подчеркнул он.

Укрепление БРИКС

По словам Марко Виейры (Marco Vieira), эксперта по БРИКС из Бирмингемского университета, углубление партнерских отношений России с Бразилией в результате введения санкций способствует тому, что он называет «особыми позициями России внутри БРИСК»: Россия является единственным членом БРИКС, который имеет тесные двусторонние отношения со всеми членами этой группы, кроме Южной Африки. Стремление России укрепить партнерские отношения с Бразилией становятся продолжением попыток России по укреплению стратегического партнерства с Китаем в области энергетики и с Индией в области обороны и ядерной энергетики — и оба эти государства также извлекли значительную выгоду из конфликта между Западом и Россией в связи с ее действиями на Украине.

Стратегическое партнерство России и Китая в области энергетики началось в феврале 2009 года, когда был заключен 25-миллиардный контракт на строительство газопроводов и поставки нефти из Сибири в Китай. В мае, когда напряженность в отношениях между Западом и Москвой достигла своего пика в результате аннексии Крыма Россией, эти партнерские отношения перешли на новый уровень: 20 мая, после нескольких лет переговоров, Россия и Китай подписали крупнейшую в истории газовую сделку стоимостью в 400 миллиардов долларов, предусматривающую масштабные поставки природного газа на китайский рынок, испытывающий нехватку энергоресурсов.

В тот момент совместное российско-китайское заявление добавило политический контекст этой сделке, которая помогла России снизить зависимость от западных энергетических рынков. «Стороны подчеркнули необходимость уважать историческое наследие стран, их культурные традиции и свободно выбранные общественные и политические системы, системы ценностей и пути развития, противостоять вмешательству во внутренние дела других стран, отказаться от языка односторонних санкций, оказывать помощь, финансировать и поддерживать деятельность, направленную на изменение конституционной системы иностранного государства или его вовлеченность в любую многостороннюю ассоциацию или союз», — говорилось в совместном заявлении китайской и российской сторон. В этом заявлении, несомненно, нашло отражение недовольство России тем, что в феврале Запад сыграл значительную роль в свержении бывшего президента Украины Виктора Януковича.

Стратегическое партнерство России и Индии охватывает сферы обороны и ядерной энергетики — то есть те сферы, в которых Россия является мировым лидером и в развитии которых Индия очень нуждается. «Россия — это наш главный партнер в военно-технической области... Это единственное государство, с которым Индия проводит совещания межправительственной комиссии во главе с министрами обороны», — сказал посол Индии в России Пунди Шринивасан Рагхаван (P. S. Raghavan) в своем интервью 4 сентября.

Отчасти вследствие предполагаемой военной угрозы России со стороны США и их союзников, отчасти из желания руководить делами своих более мелких соседей, в сентябре Путин объявил о том, что он выделит огромные средства на разработку новейших систем оружия — с 2011 по 2020 год на перевооружение будет израсходовано 500 миллиардов долларов — что, вероятно, является побочным эффектом укрепления партнерских связей России с Индией в сфере обороны.

От акронима к альянсу?

Ирония заключается в том, что, хотя многие аналитики регулярно призывают исключить Россию из группы БРИКС в связи со снижением темпов ее экономического роста, Россия остается той движущей силой, которая способствует превращению БРИКС из акронима в альянс и которая заложила основы формирования альянса, проведя первый саммит БРИКС в Екатеринбурге в 2009 году. Украинский кризис, который способствовал укреплению стратегических связей России с Бразилией, Индией и Китаем, также продемонстрировал рост уровня лояльности государств БРИКС по отношению к России. «Нынешняя антизападная политическая программа БРИКС в действительности позволила этой группе сформировать мощную идентичность и разумное обоснование своего существования, которые выходят за рамки ее первоначального определения как свободной группы разрозненных, но при этом развивающихся экономик», — объяснил Виейра.

Примечательно, что в ответ на призывы Австралии исключить Россию из Большой двадцатки после аннексии Крыма министры иностранных дел стран БРИКС выступили с совместным заявлением, в котором они подчеркнули, что «эскалация агрессивной риторики, санкции и контрсанкции, а также применение силы не могут привести к устойчивому и мирному решению конфликта в рамках международного права». Китай, Бразилия, Индия и Южная Африка воздержались на голосовании по резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, в которой референдум в Крыму был подвергнут критике.

Россия также укрепляет геополитическое взаимодействие с Китаем и Индией, которые вместе с Россией занимают доминирующие позиции на материке Евразия. Вместе с Китаем Россия входит в состав Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Пока Индия имеет в этой организации только статус наблюдателя, однако при мощной поддержке России она уже готовится к подаче заявки на полное членство в ней.

В центре внимания членов ШОС находятся вопросы безопасности на всей территории Средней Азии, однако перспектива вступления в нее Индии, возможно, является шагом по направлению к тому, что Виейра называет «еще одним фронтом попыток развивающихся стран стать противовесом Западу», поскольку в геополитических терминах ШОС становится — в связи с расширением своей территории в Евразии — тем, чем страны БРИКС являются в терминах растущей доли мирового рынка. Тем не менее, на пути развития партнерских отношений эти страны могут столкнуться с массой трудностей, поскольку эти три развивающиеся евразийские державы являются не только потенциальными союзниками, уравновешивающими влияние Запада, но и потенциальными соперниками. «Степень преданности общим целям группы еще только предстоит проверить — это в первую очередь касается тех стран БРИКС, у которых есть общие границы — Россия, Китай, Индия — и которые претендуют на региональное лидерство», — добавляет Виейра.

«То, что Россия поддерживает [вступление Индии в Шанхайскую организацию сотрудничества] вполне естественно: России на руку увеличение числа членов этой организации — чем больше, тем веселее — потому что в этом случае увеличиваются шансы на укрепление связей между единомышленниками в их стремлении создать более жизнеспособную организацию в 21 веке, — считает Алиса Кижекова (Alica Kizeková) из Пражского метропольного университета. — По мнению российского руководства, существующие западные многосторонние структуры устарели и больше неспособны справляться с текущими угрозами и проблемами региона».

Следующий шаг на пути к укреплению альянса Россия сделает в июле 2015 года, когда в Уфе, столице республики Башкортостан, состоится первый объединенным саммит стран БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества, который, вероятнее всего, в значительной мере приблизит момент принятия Индии и Пакистана в ряды этой организации.