Тем, кто не понимает, с какими трудностями сталкиваются западные лидеры, когда пытаются говорить с Владимиром Путиным, стоило бы прочесть стенограмму трехчасового выступления российского правителя на ежегодном заседании клуба «Валдай», состоявшегося в пятницу в Сочи. В ответ на вежливые вопросы приглашенных Москвой иностранных журналистов, ученых и отставных государственных деятелей о российской агрессии на Украине он обрушил на аудиторию ядовитый поток лжи, теорий заговора и слабо завуалированных угроз. Однако больше всего в его словах было жгучей обиды на Соединенные Штаты.

По словам г-на Путина, «Соединенные Штаты, объявившие себя победителями в холодной войне», принялись с помощью «своих сателлитов» продвигать идею «однополярного мира» — «апологетику диктатуры и над людьми, и над странами». Г-н Путин утверждает, что Вашингтон сеет хаос, строя заговоры и провоцируя революции — такие, как события на Украине, которые российский лидер считает вооруженным переворотом. Но хуже всего, с путинской точки зрения, что США перестали «считаться» с Россией.

Вторжение в Крым г-н Путин назвал ответом на этот «империализм». «Хочу вам сказать, что медведь ни у кого разрешения спрашивать не будет, — похвастался он. — Вообще, он считается у нас хозяином тайги, и... тайги он своей никому не отдаст». При этом он ясно дал понять, что Кремль считает большую часть Украины куском своей «тайги» — и что Украина будет «далеко не последним» примером «такого рода конфликтов, имеющих воздействие на общемировую расстановку сил».

Другим странам, которые «расположены на стыке геополитических интересов крупных государств», может, по мнению г-на Путина, угрожать «внутренняя нестабильность», способная привести к целому ряду «острых конфликтов - если не с прямым, то с косвенным участием крупных держав». Страны Прибалтики — бывшие советские республики, сейчас состоящие в НАТО, — без сомнения обратят на этот прогноз особое внимание.

Был в его речи и положительный момент. Г-н Путин все же признал, что санкции России мешают. Еще немного поругав Соединенные Штаты, он заметил, что Россия «всегда готова к диалогу, в том числе и по нормализации экономических отношений, и политических тоже». Г-н Путин даже добавил, что Москва может возобновить замороженные два года назад переговоры о сокращении ядерных вооружений — любимую инициативу президента Обамы.

Весь вопрос в том, что г-н Путин считает приемлемым исходом. Вспомнив с явной ностальгией о «правилах» холодной войны и дважды упомянув о том, как советский лидер Никита Хрущев стучал ботинком по трибуне ООН («И все в мире, прежде всего в Соединенных Штатах, в НАТО, думали: да ну его на фиг, этого Никиту и иже с ним»), г-н Путин подчеркнул, что Россия не хочет быть сверхдержавой, однако добавил при этом: «Но и к нам не лезьте и не корчите из себя вершителей судеб всего мира».

Судя по риторике г-на Путина, он предлагает Западу выбор между тем, чтобы оставить России ее «тайгу» — в том числе контроль над Украиной и любыми территориями в Евразии, на которые г-н Путин будет претендовать, — и «острыми конфликтами». Неудивительно, что канцлер Германии Ангела Меркель, больше прочих западных государственных деятелей общавшаяся с российским правителем, говорит, что он живет «в другом мире». Г-н Обама недавно назвал Россию одной из главных угроз миру — наряду с Эболой и терроризмом. Его слова привели Москву в ярость, однако если кремлевский лидер надеялся доказать, что он не заслуживает такого отношения, у него это не получилось.