75 лет назад в Стокгольме начались секретные переговоры между Финляндией и СССР. Это было зондирование почвы — подготовка окончания Финской войны (Советско-финляндской войны 1939-1940 годов). Мирный договор был заключен в Москве 12 марта 1940 года. Предварительные переговоры велись в стокгольмском «Гранд-отеле», том самом, где останавливаются лауреаты Нобелевской премии.

Во вторник в «Гранд-отеле»  и прошла конференция «Финская Зимняя война — 75 лет» , организованная посольством Финляндии в Стокгольме и шведским Внешнеполитическим институтом. Зимняя война — так эту войну называют и в Финляндии, и в Швеции. Конференция была двухчастная: первая часть — исторический обзор, вторая — размышления о будущем.

Память о Финской войне — значительная составляющая финской самоидентификации

«Зимняя война важна для Финляндии: на нас без причин напала сверхдержава. Зимняя война во многом определяет взгляд финского человека на мир, на наше место в мире, на наше к нему отношение, — говорит посол Финляндии в Швеции Ярмо Винанен. — Мы научились понимать, что у нас есть большой сосед, об отношениях с которым надо очень тщательно заботиться. Мы часто думаем о том, что в той ситуации мы остались одни, так что и сейчас мы должны сами заниматься своими делами. Потому, что никто о нас не подумает. Вероятно, финны так и определяют свое место в мире. Поэтому нам так трудно присоединяться к каким-то союзам, и нам трудно себе представить, что кто-то придет нам на помощь, если произойдет что-то ужасное.

Какое место в таком случае занимает другой ближайший финский сосед — Швеция?

«Мы считаем, естественно, что Швеция свои дела вела очень успешно, шведы не участвовали в войнах более двухсот лет, — говорит Винанен. — Мы сотрудничаем со Швецией в самых разных областях, но когда возникает очень сложная ситуация, все страны занимаются в первую очередь своими делами и не очень думают о других. То, что секретные переговоры (о заключении мира между Финляндией и СССР) начались 75 лет назад здесь, в Стокгольме, имело и имеет для нас очень большое значение. Если с какой-то страной у нас есть близкие отношения, то это со Швецией. То, что произошло с Финляндией тогда - достаточно уникально, и не надо проводить параллелей с тем, что происходит сейчас в других местах планеты. Сравнивать как-то можно, но делать это очень осторожно».

Один из самых авторитетных шведских дипломатов Матс Бергквист работал послом Швеции в Финляндии с 1992 по 1997 год. Посол считает, что Зимняя война весьма значительно сказалась на шведско-финских отношениях: «Шведское общественное мнение было во время войны на стороне Финляндии, и война эта способствовала сближению двух стран. Но потом началась война-продолжение, и к ней со шведской стороны отношение уже было прохладное».

Война-продолжение, о которой говорит Матс Бергквист, — так в Швеции и Финляндии называют Советско-финскую войну 1941-1944 годов, когда Финляндия воевала на стороне нацистской Германии. Но Финская война — черно-белая, без нюансов, там было однозначно, на чьей стороне правда и моральное право, считает бывший посол Швеции в Финляндии.

«Первые контакты (перед заключением мирного Московского договора) были завязаны здесь, в этом отеле, — подчеркнул Бергквист. — У нас были приличные отношения с Финляндией и приличные отношения с Россией».

«Дело Финляндии — наше дело!»  — эти крылатые слова знают в Швеции все, практически, но уже мало кто помнит, что фраза стала крылатой во время Финской войны. Восемь тысяч шведов сражались в этой войне на стороне Финляндии.

Вторая часть конференции: «Размышления о будущем»

Размышляли министр иностранных дел Финляндии Эркки Туомиоя и бывший министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт. Лейтмотивом было слово «сотрудничество». В данном случае — шведско-финское оборонное сотрудничество.

«Чем больше мы проводим совместных учений, чем больше вместе планируем, что и предложила шведская Комиссия стратегического оборонного планирования, тем больше появляется вопросов о той взаимозависимости, которую мы таким образом создаем, не только в мирное время, но и при конфликтах на более высоком уровне, — сказал Карл Бильдт. — Углубление шведско-финского сотрудничества также надо рассматривать в более широкой перспективе. И исходить из предпосылки, что решающим фактором безопасности нашей части Европы является европейская сплоченность, так же как ее привязка к дальнейшему трансатлантическому сотрудничеству».

В своем выступлении Карл Бильдт среди прочего заявил: «Друзей в ходе аннексии не приобретают».

После Второй мировой войны отношения Финляндии и СССР были скорее дружескими, чем враждебными

«Зимняя война привела к уважительному отношению (к Финляндии со стороны Советского Союза), она показала, что обращаться с Финляндией как попало нельзя. Советская армия уважала финскую армию, и это очень значимо, — считает Бильдт. — Россия будет вынуждена, рано или поздно, уважать Украину, но на это понадобится время».

В ходе выступления финского историка Киммо Ренталы прозвучала и мысль о том, что отблески ореола советского уважения Финляндии достались и Швеции. Сейчас речь не идет об оборонном союзе этих двух стран, только об углубленном военного сотрудничестве...

«Мы выигрываем за счет него то, что мы можем наиболее оптимальное использовать боевые ресурсы, — замечает Бильдт. — Мы можем больше, чем раньше, проводить совместных военных учений, и потом обмен информацией станет более интенсивным. Информацией о том, что происходит в воздухе и на море».

Вопросов бывшему министру и по-прежнему активному шведскому политику задавали много, один из них касался его точки зрения на перспективу поставок западных вооружений Украине.

«Доминирующий вопрос — это поставки сепаратистам российского оружия. Я считаю, — сказал Бильдт, — что если российская политика в ее сегодняшнем виде будет продолжаться, то мы, рано или поздно, подойдем и поставкам оружия (Украине)».