Пенис у человека длиннее и толще, чем у других человекообразных приматов. Даже у самых крупных горилл, которые в два раза тяжелее человека, длина пениса в состоянии эрекции всего шесть с небольшим сантиметров.


А вот яички у нас довольно маленькие. У шимпанзе их вес составляет более трети головного мозга, а у нас менее трех процентов. Размер человеческого пениса и яичек обусловлен нашей стратегией спаривания, а это позволяет лучше понять истоки ранней культуры человека.


У приматов — очень разнообразное брачное поведение. Оно может быть моногамным, полигинным (это когда у самца несколько самок), а также смешанным, когда в группе несколько самцов и самок. Одним из показателей брачного поведения у вида является разница в размере самцов и самок. Чем сильнее проявляется этот половой диморфизм, тем выше вероятность полигинных и смешанных групповых отношений между самцами и самками. Это можно увидеть, наблюдая за нашими ближайшими родственниками, какими являются шимпанзе и гориллы.


Самцы шимпанзе — намного крупнее самок, и система спаривания у них — смешанная. По сути дела, самцы шимпанзе все время занимаются сексом с любой из самок и под любым предлогом. Поэтому у самки одновременно может быть сперма от разных партнеров. Следовательно, прямая конкуренция идет между сперматозоидами, а не между производящими их животными. По этой причине у шимпанзе в процессе эволюции появились огромные яички, производящие большое количество спермы, причем несколько раз в день.


Самцы гориллы также намного крупнее самок, но у них полигинная или гаремная система спаривания, когда несколько самок живут с одним самцом. Поскольку внутри утробы у гориллы никакой конкуренции нет, самцам нет нужды состязаться в размере яичек, чтобы производить все больше и больше спермы. Поэтому яички у них довольно маленькие. То же самое относится и к современному человеку, у которого яички также довольно скромного размера и производят небольшое количество спермы. На самом деле, количество спермы у человека сокращается на 80 с лишним процентов, если он извергает семенную жидкость более двух раз в день.


По сравнению с нашими ближайшими родственниками, такими как шимпанзе, гориллы и орангутаны, пенис у человека большой. Однако специалист по приматам Алан Диксон (Alan Dixson) в своей прекрасно написанной книге «Сексуальность приматов» (Primate Sexuality) выдвигает идею о том, что если посмотреть на всех приматов, включая низших обезьян, то это не более чем выдача желаемого за действительное.


Сравнительные измерения указывают на то, что пенис у человека — исключительно длинный. Например, у уроженца Восточной Африки гамадрила длина пениса в состоянии эрекции 13 сантиметров, то есть, немного короче, чем у среднестатистического мужчины, хотя вес у него в три раза меньше.


К тому же человеческий пенис — очень незамысловатый. У него нет шишек, выступов, утолщений и прочих интересных особенностей, какими могут похвастаться другие приматы. Простые пенисы у приматов обычно там, где их виды моногамны.


Загадка моногамии


Это наблюдение противоречит тому факту, что мужчины значительно крупнее женщин. Данное обстоятельство указывает на то, что в процессе эволюции у человека чаще были полигинные, нежели моногамные брачные отношения. Это подтверждают антропологические данные, показывающие, что современное человечество в большинстве своем вступает в полигинные отношения. Антропологи Клеллан Форд (Clellan Ford) и Фрэнк Бич (Frank Beach) в своей книге «Закономерности сексуального поведения» (Patterns of Sexual Behaviour) указывают на то, что в 84% из 185 человеческих культур, по которым у них имеются данные, существует или существовало многоженство.


Но даже в этих обществах большинство людей остаются моногамными. Многоженство — это обычно привилегия богатых мужчин с высоким положением в обществе. Стоит отметить, что охотники и собиратели во всем мире поддерживали только постоянные или длительные моногамные отношения. Это говорит о том, что у наших предков существовала именно такая система спаривания.


Но на первый взгляд может показаться, что мужчинам разумнее вступать в половые отношения для производства потомства с максимально возможным количеством женщин. Человеческая моногамия издавна ставит в тупик антропологов, и они приложили немало усилий для того, чтобы понять, какие причины заставляют мужчину держаться одной женщины.


Существует три основных теории. Во-первых, дети долгое время нуждаются в родительской заботе и обучении, поскольку взрослеют они у нас медленно. Во-вторых, самец должен охранять свою самку от других самцов. В-третьих, наши дети длительное время абсолютно беззащитны, и другие самцы могут их убить. Поэтому, чтобы дети достигли зрелости, самец должен оставаться с ними и защищать их, как физически, так и в социальном плане. Наверное, именно поэтому самцы большего размера, чем самки.


Если посмотреть на эволюцию моногамной брачной системы человека через призму человеческого общества, становится ясно, что для защиты нескольких самок требуются огромные социальные усилия. Мужчина может защитить своих многочисленных женщин только тогда, когда получает дополнительные ресурсы и власть. Обычно он делает так, чтобы их защищали другие мужчины. Поэтому моногамию можно назвать средством адаптации для защиты самки и детей от других самцов. Если партнерш — несколько, делать это становится намного труднее. Так что моногамия имеет под собой социальную основу и подкрепляется культурными нормами.


Поэтому в сложном человеческом обществе самый крупный и самый важный сексуальный орган — это мозг. Где-то в эволюционном прошлом наш ум и наше социальное поведение стали главным средством доступа к партнерам по сексу. А размер и диковинная форма пениса здесь ни при чем.The Conversation