Прошло несколько  недель после выборов в Грузии, которые привели к власти коалицию «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили. Произведенные новой властью аресты многочисленных высокопоставленных руководителей из бывшего режима президента Михаила Саакашвили вызвали волну критики и беспокойства на Западе. Однако критики в своих поспешных действиях приукрашивают достижения прежнего правительства, игнорируют допущенные им серьезные злоупотребления и не дают шанса правосудию.

После ареста в начале ноября бывшего министра обороны и внутренних дел  Грузии Бачо Ахалаи, а также многих других бывших руководителей в западной прессе появилась целая серия статей и комментариев, предупреждающих о политической мести со стороны «Грузинской мечты», которой сегодня принадлежит парламентское большинство. Естественно, ни шумиха в СМИ, ни жесткие высказывания западных руководителей не смогли сдержать волну арестов. Сегодня говорят о том, что на допрос к следователю также вызван бывший министр внутренних дел Вано Мерабишвили, занимавший этот пост долгое время (и немного поработавший премьер-министром). По мнению большинства обозревателей, направленность кампании арестов не сулит ничего хорошего новой политической коалиции, на которую превратившееся из правящего в оппозиционное Единое национальное движение (ЕНД) уже успело вызывающе (и скорее всего, несправедливо) наклеить ярлык российской ставленницы.

Читайте также: Критика от НАТО - это результат «искаженной информации» от ЕНД

Но вопреки мощным открытым возмущениям и выражениям озабоченности, мало кто пытается тщательно проанализировать, кого арестовывают и почему. А это вызывает удивление. Англоязычные СМИ львиную долю своих сообщений посвящают заявлениям о том, что сложившаяся ситуация - не что иное, как чистки с политической подоплекой, проводимые против взятой в осаду прозападной администрации. Однако действительность в Грузии намного сложнее. Если внимательно проанализировать деятельность самого Единого национального движения, то это развеет представления о том, будто Ахалая, Мерабишвили и им подобные - это несправедливо обвиненные, оказавшиеся в осаде убежденные демократы.


Сегодня об этом говорят редко, но вызывающие огромный страх Ахалая и Мерабишвили несут ответственность за создание обширного (и скорее всего, незаконного) аппарата слежки и безопасности в Грузии, что создало в стране атмосферу безнаказанности государства. Это, в свою очередь, помогло «Грузинской мечте» одержать на выборах 1 октября неожиданную победу. Ахалая – близкий союзник президента Михаила Саакашвили, когда-то возглавлявший систему исправительных учреждений в стране. Он ушел в отставку, когда в СМИ появились отвратительные кадры систематических издевательств над заключенными в переполненных грузинских тюрьмах. Хотя Ахалая на момент начала скандала был министром внутренних дел, организации гражданского общества и манифестанты потребовали его отставки, поскольку фактически он был главным боссом в тюремной системе страны. Сначала Ахалая сопротивлялся, но потом уступил. (Министр тюрем Хатуна Калмахелидзе, о которой говорили, что она не обладает реальной властью, также подала в отставку.)

Как будто действуя по подсказке, Министерство внутренних дел в ответ на возникший скандал обнародовало свой собственный запас записей, удобно оказавшихся под рукой, а также арестовало членов оппозиции. Это стало продолжением давней и весьма любопытной традиции МВД по каждому подходящему случаю выпускать в свет порочащие аудио- и видеозаписи. В том, что отставка самого Ахалаи была вызвана утечкой видеоинформации, таится глубокая ирония.

Также по теме: Громкие аресты в Грузии

Мерабишвили, который был долгожителем-рекордсменом в кабинете Саакашвили, являлся всемогущим и всевластным министром внутренних дел. Ему по очереди приписывают то заслуги в успешной реализации реформ в полиции, то различные злоупотребления служебными полномочиями. Мерабишвили несет ответственность за создание атмосферы страха, порожденной постоянным чувством угрозы национальной безопасности. Он, а также брат Ахалаи Дата причастны к вызвавшей мощный резонанс гибели от рук высокопоставленных руководителей МВД 28-летнего Сандро Гиргвлиани, который в 2006 году поссорился в тбилисском кафе с группой людей, среди которых была жена Мерабишвили. Это дело, ставшее олицетворением безнаказанности властей и уступчивости юстиции, закончилось заключением в тюрьму нескольких чиновников из МВД, причем причастность самого Мерабишвили была оставлена без внимания. Эхом общественных настроений стало постановление Европейского суда по правам человека от 2011 года, в котором говорится, что дело это было расследовано не просто недостаточно, а очень плохо, и что это было сделано сознательно. Еще более зловещим стало расследование ООН, в ходе которого была найдена связь между грузинским МВД под началом Мерабишвили и нападением в 2008 году на два автобуса с грузинами, проживавшими в самопровозглашенной Абхазии. Вначале Тбилиси обвинил во всем сепаратистов.

Печальная реальность такова, что прежнее правительство жило и действовало вопреки своим возвышенным разглагольствованиям о демократии. Да, полное энтузиазма отношение ЕНД к Западу и его успехи в модернизации Грузии могли произвести неизгладимое впечатление на партнеров из Вашингтона и Брюсселя. Однако создание решительно прозападного имиджа и бренда ЕНД не следует путать с подлинной демократизацией. Это подтверждается многочисленными сообщениями об антидемократических действиях в преддверии выборов. И несмотря на пристрастие ЕНД к международным индексам и рейтингам, по многим демократическим критериям картина в Грузии очень отличается от той, которую обычно рисует ЕНД со своими союзниками.

Читайте также: Мэра Тбилиси вынудили покинуть заседание правительства Грузии

По данным Freedom House, Грузия с 2005 года не добилась никакого прогресса в развитии демократии, а свобода прессы там остается примерно на том же уровне, что и при воровском режиме Эдуарда Шеварднадзе до «революции роз». Другие оценки внушают еще меньше оптимизма. Составляемый Economist Intelligence Unit индекс демократии показывает, что Грузия в период с 2006 по 2011 год скатывалась вниз. А организация «Репортеры без границ» говорит о существенном сворачивании свобод прессы в стране в период после 2003 года. Грузия сегодня по этому показателю занимает позорное 104-е место, отставая даже от таких гонителей свободы как непризнанный Северный Кипр, Чад и Эквадор. Даже экономические реформы в Грузии, которые все хвалили за благожелательное отношение к бизнесу, и те при более пристальном рассмотрении кажутся бессодержательными. А попытка изобразить премьер-министра с миллиардным состоянием Бидзину Иванишвили  в качестве организатора антидемократической контрреволюции а-ля Виктор Янукович не выдерживает никакой критики, если посмотреть на действия самого ЕНД. Учитывая ту атмосферу безнаказанности, которая царила в Грузии почти на всем протяжении нахождения ЕНД у власти, новое правительство морально и политически просто обязано расследовать все прошлые правонарушения и злоупотребления, дав им должную оценку.


Поэтому произведенные новой властью аресты следует рассматривать в надлежащем контексте. Хорошего советника реакцией на аресты не удивишь, но Запад явно поспешил со своим возмущением. В конечном итоге, проверкой нового правительства на преданность демократическим идеалам и власти закона станут не сами аресты, а то, насколько решительно грузинская судебная система будет отстаивать нормы прозрачности и правосудия. А суровые выводы и суждения на сей счет кажутся преждевременными, поскольку они могут усилить и без того немалую обиду в Тбилиси, где очень многие считают, что Запад слишком близок к ЕНД и зачастую проявляет непростительную пассивность по отношению к  его бесчинствам.

Также по теме: Впервые за последние двадцать лет власть в Грузии поменялась мирно

Обвинения и осуждения в адрес нового правительства, которое, кстати, преодолело массу структурных препятствий на пути к победе на выборах, легко могут быть истолкованы «Грузинской мечтой» как доказательство того, что в определенных властных кругах и средствах массовой информации Запада основанные на рефлексах настроения в поддержку ЕНД укоренились прочно и сохраняются до сих пор. С точки зрения «Грузинской мечты», ЕНД в период своего отмеченного злоупотреблениями и правонарушениями правления, не говоря уже о войне с Россией, получало лишь редкие шлепки по рукам. А как только новое правительство попыталось призвать виновных к ответу, зазвучали вопли протеста. К сожалению, возразить ей нечем.

Нет сомнений в том, что демократии в Грузии предстоит еще долгий путь. Новое правительство в своей реакции и риторике не осознает, насколько сильна обеспокоенность по поводу того, что в стране на смену одному диктатору придет другой. Тем не менее, бремя демократического взросления должен нести Запад, а не новое правительство Грузии, которому шесть недель от роду, и не его зеленый премьер-министр. Безусловно, за действиями Тбилиси необходимо следить, призывая власти исполнять свои конституционные обязанности. Но пока еще слишком рано объявлять неудачной первую в современной истории Грузии конституционную смену власти. Такими действиями можно оттолкнуть грузинское руководство, которое и без того весьма болезненно реагирует на проявления необъективности со стороны Запада. Если Запад действительно обеспокоен судьбой политического развития Грузии, то он должен дать Тбилиси время и пространство, чтобы новая власть обеспечила отправление правосудия и добилась справедливости.