События Майдана 2014 года в Украине и последующее российское вмешательство дали новый толчок дискуссии по поводу будущего Украины. Протестующие свергнули коррумпированный пророссийский режим Януковича, который не желал вести страну путем интеграции в западные экономические институты и структуры безопасности.

Однако в самой Украине разногласия возникали и по поводу более глубоких проблем: украинской идентичности, культуры и истории, и особенно — отношения к России и советскому наследию. С одной стороны, Украина была одной из 15 социалистических республик с 1922 года до распада СССР в 1991 году, многие советские лидеры были этническими украинцами.

С другой стороны, Украина также была жертвой советской власти. Голодомор 1922 и 1333 годов — результат кремлевской политики — стоит жизни, по разным оценкам, от 2,5-7,5 миллионов украинцам. Многие эксперты считают, что советские власти целенаправленно использовали искусственно вызванный голод для уничтожения людей, а, следовательно, совершили геноцид.

Оценка роли Украины во Второй мировой войне особенно сложна. Многие украинцы сражались в рядах советской армии против нацистской оккупации, в то время как другие в западных областях приветствовала вермахт, надеясь, что с помощью Германии удастся избавиться от сталинской власти.

После Евромайдана украинские лидеры попробовали решить очень сложный вопрос тоталитарного прошлого Украины, путем проведения политики десоветизации и культурной дипломатии.

9 ноября в Институте Кеннана в Вашингтоне состоялась дискуссия об эффективности этих реформ. Директор украинского Института национальной памяти Владимир Вятрович высказался в поддержку проводимых реформ. По его словам, целью Майдана была ликвидация тоталитарного наследия Советского Союза и последствий русификации украинского общества, которая осуществлялась в советскую эпоху посредством «этнической чистки» украинцев и геноцида.

Было решено открыть советские архивы, провести люстрацию (очистив власть от чиновников и активистов, которые работали в администрации президента Януковича, и которые не ушли в отставку), реализовать образовательные программы в обществе и принять пакет законов, регулирующих проблемы наследия тоталитарного режима. Вятрович особенно отметил два закона.

Один — официально признал борцами за независимость всех, кто боролся за украинскую независимость в 20-м столетии, включая организации, поддерживавшие связи с нацистами. Второй — предусматривает уголовное наказание за публичный отказ от признания криминальной природы советского режима. Вятрович говорил об успехе Польши, которая пошла по этому пути. По его словам, кампания, направленная против тоталитарного наследия, началась в Украине позже, чем в Польше, так как несколько украинских правительств проводили политику, отвечающую интересам Кремля и поддерживались им.

Катерина Смаглий, директор Института Кеннана в Украине, согласилась с тем, что декоммунизация необходима Украине, однако выразила мнение, что снос памятников Ленину и переименование улиц не должны заменить реальные экономические и политические реформы.

По ее словам, декоммунизация и десоветизация не могут быть насаждены сверху, и будут успешными только в результате активного обсуждения в обществе. Она обвинила государственную бюрократию в том, что та проводит эту кампанию довольно скучно и формально. В июне этого года, к примеру, правительство создало комиссию по государственному и патриотическому образованию, которая составила называемый «Черно-белый список» российских актеров и других деятелей культуры, которым запрещен въезд в Украину.

Смаглий считает, что одной из серьезных проблем в культурной сфере страны является систематическая неспособность к качественному подбору экспозиций музеев и художественных галерей. Эксперт призвала к новому культурному дискурсу в обществе, без наставлений «сверху» от профильных министров.

Несмотря на бюрократические проблемы, некоторые шаги в сфере десоветизации оказались успешными. По словам украинских экспертов, были согласованы различные исторические интерпретации окончания Второй мировой войны путем празднования Дня победы и 8-го, и 9-го мая. Проводятся совместные мероприятия, что позволяет несколько уменьшить разногласия между ветеранами советской армии и националистических организаций.
Разрушение символов ненавистного советского прошлого позволило «свободней дышать», как сказал недавно в интервью Economist один украинский военный.

Однако многие эти шаги также разделяют общество. Даже несмотря на то, что общее мнение насчет поворота на Запад консолидировано, разногласия по различным историческим вопросам существуют. Недавний опрос в областях юго-востока Украины показал, что распад СССР там воспринимается в негативном свете. Реабилитация антисталинских партизанских групп периода Второй мировой войны было негативно воспринято среди украинских евреев и этнических поляков.

Окончательной иронией, по словам Георгия Касьянова, представлявшего на мероприятии в Институте Кеннана Украинскую академию наук, стало то, что некоторые законы по декоммунизации напоминают коммунистический подход к решению проблем. Открытие архивов советского периода и распространение правды об истории — важные шаги для строительства социальной базы и достижения интеграции Украины. Однако невозможно изменить в законодательном порядке представления людей об истории.