В пятницу в посольстве Латвии в Москве сопредседатель Латвийско-российской комиссии историков с российской стороны академик Александр Чубарьян с опозданием примерно на год передаст послу Латвии в России Астре Курме 2,5 тысячи страниц копий архивных материалов. Чубарьян в российских СМИ убедительно утверждает, что этот жест стал возможен потому, что Латвия собирается возобновить приостановленную летом 2014 года из-за украинских событий работу двусторонней комиссии историков. Сопредседатель комиссии с латвийкой стороны профессор Антонийс Зунда категорически опровергает наличие таких планов. Тем временем, МИД Латвии считает, что работу комиссии историков не нужно политизировать.
 
Касательно документов, которые будут переданы послу Латвии в России, Чубарьян в беседе с СМИ своей страны подчеркивал, что эти материалы не рассказывают о каких-то компрометирующих Россию событиях 1939 или 1940 годов, а относятся к 20-м и началу 30-х годов прошлого века и повествуют об экономических и культурных связах. Латвийские историки уже потеряли надежду когда-либо получить заказанные в российских архивах во время работы комиссии копии документов. До конца лета 2014 года была получена только третья часть заказанного. Документы предусматривалось использовать при подготовке сборника «Экономические и политические отношения и культурные связи Латвийской Республики и СССР в межвоенный период с 1918 по 1939 годы».
 
Игры Чубарьяна

 
Двусторонняя Латвийско-российская комиссия историков была создана в соответствии с достигнутой тогдашними президентами Латвии и России Валдисом Затлерсом и Дмитрием Медведевым в Москве 20 декабря 2010 года договоренностью. Реально комиссия начала работу в конце 2011 года.
 
Официально заявленная цель Латвийско-российской комиссии историков — углубленное исследование истории Латвии и России 20-го века, с тем чтобы обеспечить академическое отражение менее изученных и спорных проблем истории и отношений двух стран в широком международном контексте. Появились определенные надежды, что сотрудничество латвийских и российских историков поможет смягчить категорически отрицательную позицию России в вопросе оккупации государств Балтии. От Латвии в работе комиссии принимало участие десять историков. После начала российской агрессии на Украине латвийские историки единогласно проголосовали за то, что сотрудничество с Россией по моральным соображениям невозможно, и сопредседатель комиссии Зунда проинформировал об этом российского коллегу. Был отменен планировавшийся на декабрь 2014 года в Риге коллоквиум комиссии, приостановлена работа по созданию совместного сборника документов. Правда, юридически комиссия продолжала существовать. На тот момент, год назад, латвийские историки получили только треть заказанных во время командировок в Москву копий архивных документов. Члены комиссии осознавали, что может быть потеряна работа нескольких лет, но они не были готовы сидеть за одним столом с российскими историкам, делая вид, что ничего не случилось. Отправку копий документов работники российских архивов, ссылаясь на занятость, начали затягивать еще до решения о замораживании работы комиссии. Затем это промедление стало умышленным. 6 ноября Чубарьян в интервью порталу rusbaltic.ru рассказал: «После того, как работа комиссии была приостановлена, мы рекомендовали архивам, в обязанность которых входила передача документов исследователям, не выдавать их (…). Мы считаем, что было бы нецелесообразно выдавать им документы с учетом их, я бы сказал, враждебной позиции. Сейчас ситуация меняется. Но никаких новых документов мы им не передаем. Отдаем только те, которые они отыскали, работая у нас примерно год назад».
 
В последние месяцы российский академик дал несколько интервью, в частности, уже упомянутому порталу и официозной «Российской газете», в которых недвусмысленно увязывает передачу задержанных документов с «размораживанием» работы комиссии и рассматривает это, как сделку. Чубарьян сообщает СМИ своей страны удивительные вещи, а именно: Латвия нынешней осенью якобы согласилась возобновить сотрудничество, сопредседатель комиссии историков с латвийской стороны Зунда побывал в Москве и договорился об этом, а в середине будущего года в Риге состоится отложенное ранее заседание комиссии. По словам Чубарьяна, Зунда, «хотя и чувствует определенное давление со стороны тех, кто не хочет видеть комиссию работающей, очевидно, получил указание от правительства Латвии продолжить это дело».
 
Возмущение в комиссии
 
«То, что рассказывает Чубарьян, — неправда. Я ездил в Москву с единственной целью — получить копии документов, которые не могла получить рабочая группа. Эти документы важны для Латвии, а не для России», — поясняет оказавшийся теперь, мягко говоря, в неловкой ситуации, профессор Зунда. Он признает, что встреча, о которой в Латвии пришлось узнать из российских СМИ, действительно состоялась 7 октября в посольстве Латвии в Москве в присутствии посла Астры Курме и ее заместителя Клавса Сниедзе. «Цель была только одна — получить копии документов. Чубарьян все время говорил, что работу комиссии надо возобновить. Я отвечал — ни в коем случае, это только переговоры с идеей получить заказанные копии документов. Второе, о чем мы договорились: наша рабочая группа рассмотрит полученные материалы, и к будущему году предложим российской стороне свой взгляд на сборник документов». Зунда готов чуть ли ни поклясться, что «ни единым словом» не упомянул возобновление работы комиссии, и госпожа Курме свидетель этого. Профессор отметил, что представители России начали обращаться к нему по поводу возобновления работы комиссии еще в июне: «Приехал некий Реналд Симонян (руководитель Центра России и Балтии Института социологии при Российской академии наук, одни из членов двусторонней комиссии) и поинтересовался, поддержит ли посольство Латвии в Москве идею о встрече сопредседателей комиссии (Зунды и Чубарьяна). Я сказал, что нам не о чем говорить, потому что работа комиссии заморожена. Он спросил: «Но вы же можете обсудить, какие контакты поддерживать?». Я ответил: «Могу».
 
Как бы там ни было, поездка Зунды в Москву без предварительного информирования коллег и без консультаций с ними вызвала очень резкую реакцию. «Некоторые члены комиссии — Дайна Блейере и Валтерс Щербинскис — считают, что я переступил за красную черту и не имел права встречаться с Чубарьяном», — признает Зунда. Оба упомянутых историка в знак протеста вышли из состава комиссии. «Такое решение нельзя было принимать единолично. В 2014 году мы за приостановку работы комиссии проголосовали вместе»«, — напомнил Щербинскис. Об отказе работать в дальнейшем под руководством Зунды заявили также члены рабочей группы по подготовке сборника документов Юрис Цигановс и Эрикс Екабсонс. С учетом того, что и профессор Айварс Странга не намерен больше работать в комиссии, можно сказать, что после поездки Зунды в Москву группа участвовавших в ней историков от Латвии фактически развалилась. Вряд ли помогут объяснения Зунды, что его визит в Москву не следует расценивать, как возобновление работы комиссии, что это было лишь завершение прежних дел, и после высказанных коллегами обвинений у него «болит сердце».
 
Если есть интерес — работайте
 
Профессор Зунда никогда не скрывал, что выступает за необходимость дискуссий с российскими историками и за четкое отделение академических дискуссий от политики. «Я думаю, что контакты с историками российской стороны нужно сохранить и продолжить», — говорил он в начале августа этого года в интервью агентству LETA. Позитивное отношение, которое в других внешнеполитических условиях имело бы совсем иное звучание, в России восприняли, как сигнал. По меньшей мере, это вытекает из сказанного Чубарьяном для rusbaltic.ru. На вопрос интервью о враждебности «некоторых» членов комиссии от Латвии академик ответил: «В комиссии действительно есть такие отдельные люди. Мы должны с этим считаться. Но мы ориентируемся на позицию сопредседателя. Таким образом, никакой официальной антироссийской позиции нет. Есть только мнения, выраженные в СМИ. Официально мы имеем дело с председателем латвийской части комиссии. А что там еще происходит… ну, Бог с ними».
 
Разумеется, все происходящее так или иначе связано с внешней политикой Латвии. Двустороння комиссия историков находится под эгидой канцелярии президента Латвии, и поездка Зунды в Москву, очевидно, состоялась на выделенные для комиссии средства, потому что МИД ее не финансировал. И Зунда, и руководитель Комиссии историков Латвии Инесис Фелдманис ранее высказывались за желание президента Раймондса Вейониса, чтобы сотрудничество с российскими историками «не было отвергнуто». Пресс-секретарь МИДа Латвии Раймондс Янсонс признал, что министерство и посольство в Москве в курсе дела о происходящем в комиссии историков. По мнению МИДа, «комиссия может продолжать свою работу, если есть интерес со стороны историков обеих сторон, и если есть вопросы и возможности обсудить эти вопросы». Различные точки зрения членов комиссии о целесообразности дальнейшей работы этого института допустимы. Янсонс опроверг предположение, что в нынешней внешнеполитической ситуации, когда отношения между Латвией и Россией переживают не лучшие времена, комиссия может быть использована для поддержания контактов хотя бы на минимальном уровне: «МИД не считает, что работу комиссии надо политизировать. Это не канал для передачи политических сигналов». А если у России другое мнение о предназначении комиссии? «В условиях санкций ее мнение об этом может быть переменчивым», —  прокомментировал представитель МИДа Латвии.
 
В любом случае как дальнейшая работа комиссии, так и издание сборника документов по-прежнему под большим знаком вопроса. Даже польза от полученных копий документов ограничена, так как соглашением предусмотрено, что Латвия может публиковать материалы только после согласования с Россией. Академик Чубарьян в интервью rusbaltic.ru многократно жестко напоминал об этом: «Мы никогда в жизни не допустим, чтобы сборник документов в Латвии вышел без нашего участия».