Для многих граждан Германии 16 января 1956 года является исторической датой, хотя она и не отмечена в календаре. Ведь именно в этот день, в 7 часов 5 минут утра на станцию Херлесхаузен в земле Гессен прибыл поезд, в котором находились 474 бывших немецких военнопленных. Это были последние немецкие военнослужащие, которые после окончания Второй мировой войны еще находились в советском плену. Согласно официальным данным, всего в советском плену находились около 3,3  миллиона немцев, из которых 2,2 миллиона вернулись домой, большинство — до 1949 года. Однако в Советском Союзе по-прежнему оставались не менее 18 тысяч немецких военнопленных, из которых 13 тысяч были приговорены к тюремным срокам заключения до 25 лет. Еще в СССР были тысячи интернированных гражданских лиц.

Вопрос о возвращении домой всех этих людей Бундестаг впервые поднял в начале декабря 1949 года. Вскоре было создано и специальное ведомство по правовой защите немецких граждан, задержанных и осужденных в зарубежных государствах. В конце 1949 года первый канцлер Федеративной Республики Конрад Аденауэр (Konrad Adenauer) обратился с просьбой о содействии в этом вопросе к Верховной комиссии союзников. Однако лишь 10 сентября 1955 года в Москве начались прямые переговоры немецкой делегации во главе с Аденауэром с советским правительством, где на повестке дня стояло и освобождение пленных. Еще накануне визита в Москву Аденауэр заявил, что установление дипломатических отношений между СССР и ФРГ невозможно без решения этого вопроса. Между тем, Москва называла осужденных немцев военными преступниками и не собиралась идти на уступки.

Переговоры шли крайне сложно и несколько раз были на грани срыва. По словам членов немецкой делегации, это был как «разговор с вымогателями». Немецкие историки утверждают, что делегация Аденауэра делала упор на конкретные переговоры во время пленарных заседаний. А для Хрущева же важнее были не дипломатические игры, а игра мускулами и бесцеремонное давление на немцев. Похоже, что Аденауэр достаточно быстро понял, что для советской стороны вежливый язык дипломатических протоколов не подходит. Именно поэтому на один из очередных пассажей Хрущева о зачинщиках войны канцлер среагировал более чем эмоционально. Аденауэр вскочил со стула и, сжав кулаки, начал орать на советского лидера: «А кто же тогда заключал соглашение с Гитлером? Вы или я?».

По всей видимости, лишь угроза отъезда немцев заставила советских вождей пойти на уступки. Письменные гарантии, правда, в Кремле давать отказались, но обещание было все же выполнено. После визита Аденауэра в обе части Германии, по неподтвержденным данным, смогли выехать 39 тысяч 628 немцев, включая около девяти тысяч военнопленных. Кстати, некоторые из них действительно были военными преступниками, которых потом судили в Западной Германии. А последняя страница войны была закрыта как раз 16 января 1956 года.