Первая за почти тысячелетнюю историю встреча главы католической церкви (папы Франциска) и лидера русских православных (патриарха Кирилла) в настоящий момент обретает первостепенное значение.

Все это может показаться странным и неожиданным: само событие, место и обстоятельства его проведения и так далее, но это правда. Глава Римско-католической церкви папа Франциск и патриарх Московский и всея Руси Кирилл I 12 февраля встретятся в аэропорту Гаваны.

Речь идет о поистине исторической встрече, поскольку она состоится между главами католической церкви и РПЦ впервые в истории двух церквей, считающих себя «сестрами», но на протяжении многих веков повернутых друг к другу почти что спиной.

Следует уточнить, что это далеко не первая встреча между папой и высшим иерархом православия после 1054 года, когда между двумя церквями произошел раскол, поскольку уже имел место целый ряд встреч между католическими папами и Константинопольским Патриархом Варфоломеем, который формально стоит выше остальных православных патриархов, но в действительности менее влиятелен, чем Кирилл, из-за размеров паствы и соответствующего политического веса.

По заявлениям Ватикана и Москвы, главным вопросом встречи будут «преследования христиан в странах Ближнего Востока и Африки», но, если данная беседа пройдет хорошо, безусловно, найдутся и многие другие темы для обсуждения на последующих встречах. Католики и православные могут создать более обширную платформу для взаимопонимания, в частности по вопросам так называемой «защиты христианских принципов» в Европе и в мире, таких принципов, как семья, противодействие абортам и моральному релятивизму современных обществ.

В 1996–1997 годах намечалась встреча между папой Иоанном Павлом II и русским патриархом Алексием II, которая должна была пройти также на нейтральной территории — в Австрии, где глава католической церкви, среди прочего, собирался передать русским православным икону Казанской Божьей Матери, хранившуюся в Фатиме между 1972 и 1992 годом. Однако встреча не состоялась из-за того, что, по мнению российского патриарха, католическая церковь проводила миссионерскую работу (прозелитизм) на «канонической территории РПЦ».

В настоящее время Московский Патриархат считает, что Ватикан не посягает на его «сферу влияния», и согласен на первую встречу. Конечно, нелегко, даже в этой области, верить в чудеса, и согласиться с объяснением, данным православным священником Алексием Дикаревым, который утверждает, что «решение провести встречу патриарха с папой было принято в последний момент, когда стало ясно, что визит патриарха в Латинскую Америку и посещение папой Мексики пересекутся».

Аналитики электронной газеты Gazeta.ru видят в этой политике Франциска «стремление объединить католицизм и российское православие, которое занимает мысли Святого престола с начала XX века не только по политическим, но и по религиозным причинам», подчеркивая, что «основание для этого… так называемая третья тайна Фатимы», предсказавшей конец коммунизма и возвращение России в лоно христианства.

С российской стороны очевидно, что эта встреча призвана помочь Кремлю отчасти ослабить изоляцию перед лицом западных стран. Поддержка Римского папы, столь популярного в христианском мире и не только, имеет первостепенное значение в период нынешних неустойчивых международных отношений. Учитывая сильную зависимость РПЦ от светской власти, трудно себе представить, чтобы эта встреча состоялась без «благословения» президента Путина.

На самом деле, подготовка к встрече в Гаване значительно ускорилась после встречи Франциска с Владимиром Путиным 13 июня прошлого года. Спустя три дня после аудиенции российского лидера в Ватикане папа предложил праздновать католическую и православную Пасху в один и тот же день, чего до сих пор не случалось. Кроме того, после этого события наблюдается усиление контактов между представителями обеих церквей, которые теперь вылились в гаванскую встречу.