Общество зачастую предпочитает не прислушаться к посланию, а казнить гонца.

Одни из авторов поднявшего целый скандал фильма «Салафиты» — мой друг Франсуа Марголен (ançois Margolin).

Мы уже знали друг друга в конце 1990-х годов, когда я снимал большой репортаж из Паншира, а он — первый правдивый фильм о пришедших к власти в Кабуле талибах.

Затем мы вновь повстречались на тропинках моих забытых войн, когда он готовил первый и на сегодняшний день единственный фильм о детях-солдатах.

Он продюсировал мою документальную картину о Ливии.

А затем и мой фильм о войне курдов с ИГ. 

По правде говоря, за последние два или даже три десятилетия мы пересекались с ним практически во всем, за что я боролся. Взять хотя бы тот знаменательный день в 1979 году (наверное, это была наша первая встреча), когда мы, он — единственный выживший член расстрелянной в Литве семьи, я — автор «Завета Бога», остановили парижскую пресс-конференцию одного из представителей (скорее всего, это был Фориссон, уже точно не помню) набиравшего силу движения за отрицание Холокоста.

Всем этим я хочу показать, что у меня нет ни малейших сомнений насчет целей фильма, который он снял совместно с Лемином Ульдом Салемом (Lemine Ould Salem).

Означает ли это, что у меня претензии к фильму и его потенциальному воздействию на зрителей, которые могут ознакомиться с ним в двух парижских кинотеатрах?

Вовсе нет.

Потому что в отличие от тех, кто лишь бездумно повторяют услышанное, я сам посмотрел его (дважды) и вижу в нем безусловные достоинства.  

1. Он (весьма редкий случай) проливает свет на идеологическую сторону исламизма. Большинство обозревателей представляют этих людей неуравновешенными и слабыми духом, говорят, что они пришли к радикализму через интернет. Ульд Салем и Марголен же утверждают, что все тут гораздо сложнее, что тут имеется четкая структура. Они показывают, что в центре паутины сидят неизменные идеологи, которые обладают целостным мировоззрением и ведут тотальную войну с демократиями Европы и арабо-мусульманского мира. Неприятный факт. Ведь гораздо проще сказать, что мы имеем дело с выходцами из проблемных районов, на которых с детства оставили отпечаток проблемы и трудности жизни. Но именно такова истина.

2. Он подчеркивает (а это тоже встречается редко) движущее этими преступниками религиозное вдохновение. Все именно так. С тех пор как нам сковало руки совершенно понятное опасение перепутать исламизм с исламом, мы попадаем в ловушку иного рода, то есть предпочитаем в упор ничего не замечать, утверждать, что исламизм «не имеет ничего общего» с исламом. Ульд Салем и Марголен говорят, что все не так. И доказывают это. Сняв проповедников, имамов и прочих сподвижников веры, которые ищут в Коране причины для убийства, они демонстрируют всю сложность вопроса. Ислам против ислама. Кровавый ислам против просвещенного. Нам совершенно необходимо поддержать сторонников второго в затяжной войне с первым. А для этого нужно узнать их и встать на их сторону на поле теологическо-политической битвы. 

3. Наконец, есть в фильме и третий, решающий момент для тех, кто хочет бороться с исламизмом и для этого стремится узнать о нем. Авторы подчеркивают его притягательную силу для всех, у кого есть соблазн перед массовым террором. Стоит взглянуть хотя бы на этого тунисца, создателя сайта «Современный салафит» с его апологией модного шариата. Прислушаться к словам другого, который вдохновленно расписывает рай, где приняли устроивших теракты в Париже «мучеников». Оценить рассуждения третьего о геенне нашего общества, которое наполнено несправедливостью, коррупцией и неравенством. Так же действуют и фашисты. Так же вел себя и нацизм, поднимая волну энтузиазма в немецких и европейских толпах, несмотря на свой кровавый нигилизм. То же самое было и с режимом Пол Пота, который бы не одурачил столько носителей совести Запада, если бы тоже не опирался на пылкое и ужасающее стремление к чистоте. Точно так же обстоят дела и с третьим фашизмом. Нужно постараться увидеть человеческое лицо за страшной гримасой. Если мы хотим
одолеть его, нам нужно услышать, какое именно послание он адресует своим палачам.  

Опять-таки, я понимаю, что всему этому неприятно смотреть в лицо. И ни для кого не секрет, что общество зачастую предпочитает не прислушаться к посланию, а казнить гонца. И каждый раз это становится трагической ошибкой. Приближая нас к убийцам, донося до нас их ужасные слова, демонстрируя то, как они воспламеняют ими слабые души по всему миру, два великих репортера вносят вклад в оздоровление умов и поиск истины.