По оценкам как Ватикана, так и Московской патриархии, организация встречи папы римского Франциска и патриарха Кирилла в Гаване потребовала примерно двух лет переговоров. Ватиканские инсайдеры говорят, что окончательное решение было принято осенью 2015 года.

С тех пор как в Риме, так и в Москве все хранили молчание о предстоящей встрече.

Минимум информации окружал и саму гаванскую встречу. Толпа прессы томилась ожиданием в зале вылетов первого терминала гаванского аэропорта. К услугам журналистов было изобилие мониторов, на которых в основном показывали вид самого терминала: не сильно волнующее зрелище.

Патриарх Кирилл прибыл на место встречи чуть-чуть загодя, встретившись предварительно с кубинским лидером Раулем Кастро и возложив венки к монументу кубинского героя Хосе Марти. Ему предстоит пробыть в кубинской столице еще несколько дней, в воскресенье он проведет службу в гаванском православном храме в честь Казанской иконы божьей матери.

У понтифика график куда более плотный — остановка на Кубе была сделана только ради переговоров с патриархом.

К половине первого уже изрядно истомившуюся прессу вывели в белый загон на летом поле. Всего через полчаса подъехал самолет, на ветровом стекле которого были укреплены флаги Кубы и Священного престола.

Одинокая фигура в белом среди черных костюмов ватиканских официальных лиц проследовала в здание аэропорта. Люди в черном с проводками в ушах безжалостно отсекали всех, кто не был допущен в «группу избранных».

Уже через пару минут на мониторах было видно, как папа римский троекратно целовал своего православного собрата по вере. "Наконец-то«,- сказал он по-испански. «Приветствую вас как истинного собрата моего», — сказал патриарх. Приветственные слова заглушал ровный шелест фотографических затворов. Потом предстоятели двух церквей сели на стулья, и прессу попросили удалиться.

От Ближнего Востока до браков


Перед отлетом в Москву представители патриархии отрицали то, что визит имеет более широкую политическую подоплеку. Светские обозреватели, однако, предполагали, что визит имеет и внерелигиозные цели, связанные с преодолением изоляции, в которой оказались российские власти в связи с конфликтом на Украине.

В прошлом году папу изрядно критиковали за то, что, общаясь с президентом России Владимиром Путиным, он называл конфликт братоубийственным, уклонившись от осуждения российской роли в нем.

С интересом ожидали и того, будут ли упомянуты военные действия на востоке Украины в итоговом заявлении двух религиозных лидеров.

Украине действительно нашлось место в финальной декларации, но в самом конце и в терминах максимально общих. Папа и патриарх призвали к действиям, направленным на создание мира, к социальной солидарности.

Основные же положения документа, как и было объявлено заранее, касались Ближнего Востока.

«Мы обращаемся со всей срочностью ко всем сторонам, которые могут быть вовлечены в конфликт [в Сирии и Ираке], чтобы они продемонстрировали добрую волю и сели за стол переговоров», — гласит принятая резолюция.

Нашлось место и традиционным ценностям. «Семья основана на браке, акте свободной и верной любви мужчины и женщины», — заключили папа и патриарх, пролив бальзам на душевные раны тех, кто наблюдает за победным шествием однополых браков во многих странах мира. «Сожалеем, что другие формы сожительства теперь занимают такой же уровень как и этот союз [т. е. традиционный брак — ред]».

«Одна и та же вера»


Пока по толпе циркулировали лимонно-желтые листки резолюции, картинка на мониторах ожила. Папа и патриарх закончили переговоры и теперь обращались к своим делегациям и сотням журналистов за стеной. Вдоль стены стояли члены обеих делегаций и Рауль Кастро. Нечасто, должно быть, ему приходится слушать чужие речи стоя.

«Мы провели два часа в открытых, братских дискуссиях. Это была очень содержательная беседа, которая дала нам возможность понять и почувствовать позиции друг друга. Результаты этой беседы дают мне возможность сказать, что обе церкви могут активно работать, защищая христиан по всему миру… », — сказал патриарх.

Очевидно, тема защиты собратьев по вере будет одним из столпов межцерковного сотрудничества на ближайшие годы. Впрочем, сейчас непонятно, есть ли даже у политиков ключи к прекращению сирийской войны. В этой ситуации призывы церковных иерархов вряд ли будут иметь практические последствия.

«У нас одна и та же вера и мы искали одного и того же пути. Мы были очень откровенны», — взял слово папа римский. Понтифик поблагодарил патриарха Кирилла за смирение и усилие по достижению этого единения. По его словам, были обсуждены несколько инициатив, «которые со временем можно будет осуществлять».

Если так, то исполненная боли за жертв войн декларация возможно — не единственное, что смогут предложить миру для мира католики и православные.

На этом встреча закончилась. Папе была представлена делегация из России. Каждый получил русское издание папской энциклики и памятную медаль. Папа вежливо и несколько утомленно улыбался, оживившись лишь однажды, когда патриарх сообщил, что очередной из подошедших хорошо говорит по-итальянски.

Потом все повторилось в обратном порядке — пресса была выведена на летное поле и засвидетельствовала отлет понтифика в соседнюю Мексику.

Я спросил у пресс-секретаря патриарха Александра Волкова, идет ли уже подготовка ко второй встрече двух предстоятелей. «Ну не сразу же!» — недоуменно поглядел на меня представитель РПЦ. Процесс сотрудничества, только начавшийся после нескольких веков раскола, торопить, видимо, не стоит.