Распоясавшиеся нацисты, опьяненные популисты: радикальность имеет плохую репутацию. Но она может быть также правильной и прекрасной. Об этом свидетельствует новая книга российской активистки Надежды Толоконниковой.

Сегодня я не хочу придираться, сегодня я должна откровенно восхвалять, и иначе не может быть. А также говорить о чем-то прекрасном.

Сейчас мы так много читаем о человечности, а также о том, что она находится в опасности. «В отношении некоторых аспектов жизни радикальность является единственной разумной позицией, способной еще спасти человечество», — сказал Роджер Виллемсен (Roger Willemsen).

О радикальности мы тоже немало читаем, однако слишком много в негативном плане. О распоясавшихся нацистах, а также об опьяненных самими собой популистах. Когда премьер-министр Саксонии Станислав Тиллих (Stanislaw Tillich) говорит о расистах из Баутцена и Клаусница, «что люди не могут такого делать», то в таком случае это уродливая и лживая отговорка. Но: подобные вещи существуют и в противоположном направлении. Есть люди, которые столь сильны и столь правильны, что возникает сомнение по поводу того, имеем ли мы в данном случае дело с человеческими существами.

Манифест против дерьма

Надежда Толоконникова, или Надя, как все ее зовут, как раз и является таким человеком. Ей 26 лет, и она получила известность как член панк-группы Pussy Riot, устроившей в 2012 году выступление в Храме Христа-Спасителя в Москве. За это она два года провела в лагерях. «Богородица, Путина прогони» — так называлась ее «панк-молитва». «Если я должна признать свою вину, чтобы выйти на свободу, то я останусь здесь», — сказала Толоконникова в начале своего тюремного срока. Возможно, она могла бы раньше окончания срока заключения выйти на свободу, если бы приняла участие в конкурсе красоты, проводившемся в тюрьме — но она этого не захотела. Она предпочла выполнять другую работу — она работала над собой.

И вот теперь Надя Толоконникова написала книгу о том, как она отбывала свой срок в лагере. Эта книга — «Руководство по революции». Ее можно читать как нечто хорошее в противопоставлении чему-то плохому, и, кстати, выходя далеко за пределы российского контекста. Это манифест против дерьма.

Толоконникова рассказывает в своей книге о выступлении ее группы, а также об аресте, который она описывает как «почти религиозный опыт», поскольку это связано с экстремальной утратой контроля. Она рассказывает о голодовке, о пытках с помощью холода и ограничения движения, о 17-часовом рабочем дне, когда ей приходилось работать швеей и шить полицейскую форму, об отношениях между собой заключенных женщин, о том, как люди в тюрьме влюбляются, о ВИЧ и о смерти.

Большая часть «Руководства по революции» — это короткие фразы, похожие на граффити:

«Не продавай свою душу слишком дешево».

«Власть — это мы».

«Наслаждайся лучше плодами древа познания, а не виси, как блаженный идиот, на шее Бога».

«Слово bitch может обозначать сучку, стерву или феминистку. Важно это не смешивать».

«Pussy Riot — это как секс. Если смотреть на них без фантазии, то обе эти вещи воспринимаются как движения при ампутированном мозге. „Вся власть фантазии!“

„Создавайте протестную культуру“

Все написанное представляет собой смесь серьезности и смеха, что также является политическим средством для Толоконниковой. „Высмеивание власть предержащих является одним из лучших средств демократизации“. И, на самом деле, она довольно смешно описывает Путина: „ненормальный человек, стремящийся стать супергероем, разъезжающий полуголым на лошади, человек никого и ничего не боящийся, кроме гомосексуалистов. Человек настолько щедрый, что подарил своим близким друзьям половину страны — олигархам“.

Но это именно те взгляды, за которые человек может умереть. Она знает, что не остается ничего, кроме собственного голоса и уверенности в себе, „когда ты в 22 года оказываешься в оппозиции к государственной властной системе, которая уже многих других смогла стереть в порошок“.

Странно сегодня читать подобные вещи в Германии. Я знаю людей, которые перестали читать новости, поскольку они их больше не переносят. А затем на сайте Welt Online появляется видео, в котором какой-то тип во время демонстрации движения ПЕГИДА (Pegida) пытается сформулировать, почему поджог общежитий для беженцев „однозначно является прямой демократией“.

Больно слышать подобные вещи, но что можно против этого сделать? Если наши внуки спросят нас — где мы были, когда горели общежития, то в таком случае будет недостаточно сказать: „Я в тот момент удалил целую кучу людей из списка друзей в Facebook“. Надя Толоконникова рекомендует: „Создавайте протестную культуру“. Есть культура еды, как есть культура книг и фильмов — а есть протестная культура».

У нее все функционирует за счет обращения к собственному опыту. «Если ты не можешь избавиться от тюрьмы, то тогда сделай что-то из пребывания в ней — используй для этого неистовое упорство и опыт», — пишет она в своей книге. И еще: «Пытайся сделать из любого дерьма конфетку». Она могла бы уединиться вместе со своим мужем и семилетней дочерью. Она могла бы также рассматривать себя как жертву.

Вместо этого она выступает за создание достойных человека условий содержания в тюрьмах, а также записывает новый диск. В лагере она повредила себе палец во время работы на швейной машине и могла бы больше вообще до нее не дотрагиваться. Вместо этого она проводит на одной площади в Москве художественную акцию, во время которой она в одежде заключенной сшивает флаг. Шить-то она теперь умеет.

Газета Welt написала, что в этой книге речь не идет о настоящей революции, как можно было бы подумать, исходя из ее названия; по мнению автора статьи, это просто «справочник в стиле поп-культуры». Просто пальцем в небо. Толоконникова уже почти два года на свободе. И что она должна сегодня представить — научную диссертацию?

Вместе с группой Pussy Riot она занималась панком. И именно этим является эта книга — как текст. Разумеется, она провокационна и лаконична. Там есть такие фразы: «Делай невозможное». И еще: «У тебя нет в запасе 500 лет. Живи со всей силой».

Газета Welt считает, что «эта книга, скорее, предназначена для легкого чтения на пляже или в туалете. Она должна, вероятно, создать впечатление у западной публики о том, что революция, прежде всего, является легкой и сексуальной». В туалете, старик. Это книга, в которой 26-летняя женщина описывает то, как ей удалось остаться несломленной после лагеря и голодных забастовок.

Можно с недовольным видом рассуждать о том, что кто-то после пыток занимается поп-культурой. А можно воспринимать это как проклятое вдохновение.