После нескольких инцидентов полиция призывает жительниц Эстерсунда не выходить по вечерам из дома без сопровождения. Бассейны по всей Швеции сообщают о новом явлении: группы молодых людей и взрослых мужчин нападают на женщин с намерениями сексуального характера. Крупнейший плавательный комплекс Стокгольма патрулируют полицейские.

Восьмое марта наступило и прошло, но никаких серьезных дебатов о главном женском вопросе нашего времени — незащищенности — не случилось. Незащищенность принимает сейчас новые формы и ограничивает свободу женщин в Швеции. Во время дискуссии после нападений, в том числе в Эстерсунде и Кунгсбакке на прошлой неделе, отмечалось, что женщины волнуются больше, чем следует. Риск подвергнуться насилию за пределами дома очень мал, несмотря ни на что.

Утверждение, что страх женщин иррационален, строится, однако, на основополагающем заблуждении о том, как следует измерять и трактовать преступность, и как она влияет на поведение человека. Было бы полезно выйти за пределы шведских дебатов и проконсультироваться у разных исследователей, а не только у шведских экспертов-криминалистов.

В девяностые годы волна насилия захлестнула Аргентину. В одном интересном исследовании ученых, в том числе из Гарвардской школы бизнеса, рассматривалось, как разные социальные группы в стране пытались защититься от преступности, и как разные способы защиты влияли на шансы стать жертвой (Crime Distribution and Victim Behavior During a Crime Wave, Rafael Di Tella, Sebastian Galiani och Ernesto Schargrodsky).

Исследование затрагивает явление, которое в тексте называется «избегание преступлений» (crime avoidance). Речь идет о таких мерах безопасности, как отказ выходить на улицу по вечерам или установка сигнализации с целью защититься от преступлений в доме. Оказалось, что богатые люди реже становятся жертвами определенных типов преступлений, так как у них есть средства на создание эффективной защиты.

«Тот факт, что некая группа в меньшей степени страдает от преступности, не должен обязательно трактоваться как меньшая криминальная нагрузка. Напротив, он означает, что представители группы выделяют больше средств, чтобы не стать жертвами преступлений».

Другими словами, невозможно определить риск стать жертвой исключительно на основе статистических данных о совершаемых преступлениях. Надо учитывать и тот факт, что люди принимают меры, чтобы защитить себя.

Сигнализация у библиотекарей или полицейские патрули в плавательном комплексе Эриксдальсбадет — это формы защитных мер. Их эффективность нельзя путать с ростом уровня безопасности. И — главное — это не значит, что страх перед преступлениями не имеет оснований. 


Женщины — это та группа, которая больше всех полагается на защитные меры против преступности. Пятая часть молодых шведок сообщают, например, что перестали выходить из дома по вечерам, так как боятся насилия. По сравнению с восьмидесятыми, цифра выросла более чем на 50%, по данным SCB. На прошлой неделе были опубликованы результаты исследования, проведенного Aftonbladet/Inizio. Оказавшись одни в темноте, шведские женщины принимают разные меры защиты: 45% звонят членам семьи, 56% ходят лишь по освещенным дорогам, 28% ищут хорошо знакомого сопровождающего.

Если не выходить из дома или, выйдя, постоянно быть настороже, то риск подвергнуться насилию существенно уменьшается. Но это не то же самое, что безопасность. Страх женщин не иррационален.