Третья Олимпиада Виталия Мутко на посту российского министра спорта пошла не так, как планировалось. Летние Олимпийские игры в Лондоне в 2012 году дошли до своей середины, а российская сборная смогла выиграть всего три жалких золотых медали. В общем медальном зачете показатели у команды тоже были далеко не блестящи: отстав от Северной Кореи и Казахстана, Россия занимала 10-е место. Слабое выступление олимпийской сборной привело к тому, что в российской прессе зазвучали призывы к отставке Мутко. Министр спорта был непопулярен еще задолго до Олимпиады-2012, а теперь уважение к нему вообще пропало.

На Играх в Пекине в 2008 году Россия заняла респектабельное третье место. Но в Ванкувере в 2010 году российская сборная завоевала всего три золотые медали и стала одиннадцатой. Это было самое худшее выступление России на Олимпиаде за все время. Кроме того, публика еще не остыла после скандала с участием Мутко, возникшего в результате проверки по инициативе тогдашнего президента Дмитрия Медведева, которую провел российский парламент. В ходе проверки выяснилось, что министр чрезмерно расходовал государственные средства в личных целях. За 20 дней пребывания в Канаде он потратил деньги на 97 завтраков и в 12 раз превысил разрешенный лимит на оплату гостиниц, заплатив 32400 долларов, то есть, почти в два раза больше годового дохода среднестатистического российского налогоплательщика.

К счастью для Мутко, российская команда в Лондоне реабилитировалась, и к концу Олимпиады в общем зачете заняла четвертое место. Когда в феврале 2014 года черноморский курорт Сочи стал местом проведения зимней Олимпиады, российская сборная заняла место вверху турнирной таблицы, завоевав 33 медали, причем 13 из них золотого достоинства. Благодаря домашней победе своей страны Мутко упрочил свои позиции.

Но это была недолговечная победа для Мутко и для России. В ноябре 2015 года Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) обнародовало убийственный доклад на 325 страницах, в котором пришло к выводу, что в России при государственной поддержке действует масштабная допинговая программа для легкоатлетов. Выводы были ошеломляющими для российской легкой атлетики, и хотя имя Мутко в докладе напрямую не упоминалось, бывший президент ВАДА и глава расследования Дик Паунд (Dick Pound) на пресс-конференции назвал министра спорта, заявив: «Он [Мутко] не мог не знать о происходящем. А если он знал, значит, он соучастник». Выдвинутые против России обвинения в допинге подтвердил Григорий Родченков, долгое время возглавлявший антидопинговую лабораторию. В мае он рассказал New York Times, что российские чиновники при помощи спецслужб и при поддержке государства осуществили одну из самых изощренных допинговых программ в истории спорта.

Кремль и Мутко в один голос опровергли заявления о причастности Министерства спорта к допингу, и вместо этого объяснили скандал действиями паршивых овец в российской легкой атлетике и двойными стандартами, изначально присущими международной антидопинговой системе. «Никто не обвинял нас, когда мы были на 11-м и на 12- месте в мире, — заявил в июле Мутко New York Times. — Проблема не в России, а во всей системе допингового контроля».

Но вопреки тому, что при Мутко Россия пережила величайший позор в международном спорте (на Олимпиаду в Рио не пустили более 110 российских атлетов, в том числе, всю легкоатлетическую команду), министр спорта никуда не уходит. Все дело в том, что хотя Мутко запятнал международную спортивную репутацию своей страны, сделал он это во имя того, чтобы добыть славу для России.

Атмосфера в спорте становится все более политизированной, и российские средства массовой информации все чаще представляют этот скандал как противостояние между Москвой и Западом. В такой ситуации Мутко нашел необходимое прикрытие, чтобы сохранить свой пост.

«Согласно заявлениям путинского окружения, все допинговые расследования направлены против самого Путина, — рассказал Foreign Policy главный редактор телеканала „Дождь“ и автор книги „Вся кремлевская рать“ Михаил Зыгарь. — Они на самом деле думают, что существует тесное взаимодействие между Белым домом, Госдепартаментом, олимпийским комитетом и ФИФА. Они считают это одной из сил, которая замышляет против них заговоры».

Для Кремля спорт это сегодня нечто большее, чем приятное времяпрепровождение. За годы правления Путина он стал ценным политическим инструментом. «С первых лет нахождения Путина у власти спорт занимает важнейшее место в российской пропаганде», — сказал Зыгарь. В первые два президентских срока Путина такие виды спорта как хоккей и футбол получали крупную финансовую поддержку от российских олигархов и государственного газового гиганта «Газпром». Государственные телеканалы часто показывали, как президент демонстрирует свою силу и удаль на хоккейной площадке, на татами для дзюдо и на горнолыжных спусках. Во время сочинской Олимпиады Путин еще больше поднял планку спортивных мероприятий, напрямую связав спортивную славу с былыми унижениями своей страны. Давая в январе 2014 года интервью, он сказал, что Олимпиада должна «укрепить духовное состояние нации» после распада Советского Союза и многолетней войны на Северном Кавказе. Денег на Олимпийские игры Кремль не пожалел. Согласно имеющимся оценкам, он потратил на них более 50 миллиардов долларов.


На всем протяжении Игр Мутко всеми силами вторил официальной линии, говоря о безопасности, о скандальном законе против так называемой ЛГБТ-пропаганды и об успехе Олимпиады. Но при этом он старался делать так, чтобы в центре внимания был сам президент. «Для Путина это был проект престижа; руководство им велось главным образом из администрации президента, а Мутко был просто рупором этих Игр, — рассказал Foreign Policy Арнольд ван Брюгген (Arnold van Bruggen), ставший соавтором мультимедийного исследовательского „Проекта Сочи“, посвященного российским Олимпийским играм. — Сочи показали, как функционирует российская система; это вертикальное государство, где только большой босс может принимать решения и запускать действия».

Спустя неделю после завершения сочинской Олимпиады Путин в телевизионном интервью похвалил Мутко за «значительный вклад в наши спортивные достижения». Успех на Олимпийских играх упрочил позиции 57-летнего Мутко в рядах российской элиты, доказав Путину лояльность и надежность министра спорта. Как политик, Мутко создавал ауру рядового россиянина. На официальные мероприятия он надевал спортивный костюм сборной и даже пил пиво с футболистами в раздевалке. И хотя коллеги министра признают, что Мутко это умный и проницательный деятель закулисья, общество считает его надменным, припоминая ему многочисленные скандалы в российском спорте.

В политику Мутко пришел вместе с Путиным, когда в начале 1990-х стал работать в правительстве Санкт-Петербурга под руководством мэра Анатолия Собчака. Мутко и Путин совместно организовали первое международное спортивное состязание в России после распада Советского Союза. Им стали Игры доброй воли в Санкт-Петербурге, проведенные в 1994 году. Когда Собчак в 1996 году лишился своего поста, Мутко ушел из городского правительства и стал президентом футбольного клуба Санкт-Петербурга «Зенит». Он превратил клуб в победоносное предприятие, но неоднократно сталкивался с обвинениями в коррупции и договорных матчах. Оттуда Мутко начал свое восхождение в иерархии российского футбола, основав в 2001 году Премьер-Лигу, а в 2005 году став президентом Российского футбольного союза. Прежде чем перейти на должность премьер-министра в 2008 году, Путин повысил Мутко, сделав его министром спорта. Тем самым, он укрепил власть своего старого союзника над российским спортом.

На всем протяжении допингового скандала Мутко следовал примеру президента, играя роль хорошего полицейского в попытке спасти российскую репутацию за рубежом. Путин в это время играл плохого полицейского, представляя российской аудитории допинговый скандал в качестве заговора против России. Если сначала министр отметал все обвинения в допинге в сторону, называя это политикой, то когда ему пришлось иметь дело с зарубежными СМИ, он сменил тональность. В написанной в мае статье для британской Sunday Times Мутко извинился за прошлые случаи допинга и признал, что были допущены «серьезные ошибки». Он заверил читателей в том, что система реформирована, и что российские атлеты заслужили право состязаться в Рио.

В отличие от Мутко, Путин продолжает гнуть прежнюю линию, говоря о политической подоплеке выдвинутых обвинений и заявляя, что их цель — ослабить позиции России в мире. Во время недавней встречи с российскими олимпийцами перед их отъездом в Рио президент заявил, что спортсмены России стали жертвами целенаправленной кампании, в которой используются двойные стандарты и коллективное наказание. В ответ участвовавшая в двух Олимпиадах Елена Исинбаева, которой запретили выступать в Рио в составе легкоатлетической команды, хотя все тесты на запрещенные препараты у нее отрицательные, сказала: «Мы должны наказать всех причастных к этому», после чего поблагодарила президента и выразила свою любовь к нему.

Кремль использовал похожую тактику, когда в ФИФА в 2015 году проводилось масштабное коррупционное расследование по подозрению во взяточничестве с участием Зеппа Блаттера (Sepp Blatter), который в то время был президентом этой организации, а также по вопросу успешной заявки России на проведение чемпионата мира (заявку подавал Мутко). Путин и министр спорта бросились защищать Блаттера и обвинили американское правительство в том, что оно перешло все границы, когда Министерство юстиции объявило, что само будет расследовать это дело. Однако после своего отстранения от должности Блаттер сказал, что решение о месте проведения ЧМ-2018 было согласовано еще до начала голосования.

Такая стратегия — представлять спортивные скандалы в геополитических рамках — за рубежом не имеет успеха, а вот внутри страны сохраняет свою эффективность, говорит Андрей Колесников, руководитель программы («Российская внутренняя политика и политические институты») в Московском центре Карнеги. «Для Кремля это единственный вариант политического поведения, — рассказал Колесников Foreign Policy. — Россияне при Путине должны побеждать везде, и это стало одной из причин применения допинга — победа любой ценой».

Уже более десяти лет в отношениях Кремля с США и Западом сохраняется напряженность (она еще больше усилилась из-за аннексии Крыма, войны на востоке Украины и западных санкций против России), и Кремль умело использует оскорбленное самолюбие россиян к собственной выгоде. Как и на сочинской Олимпиаде, Россия в своей пропаганде надеется воспользоваться чемпионатом мира 2018 года, чтобы показать себя миру в качестве ведущей державы, проводящей спортивные состязания мирового уровня. Москва уже изыскивает способы, чтобы на своих условиях положить конец изоляции, вызванной украинским кризисом. Для этого она в основном говорит о совместной с Западом контртеррористической операции в Сирии. Более того, впервые за годы путинского правления в жизненном уровне россиян наступил спад. Поэтому чемпионат может стать хорошей причиной для национальной спортивной гордости.

Но Мутко по-прежнему находится в центре внимания, поскольку предстоящий чемпионат мира также оказался запятнанным, и следы ведут к подвергающемуся острой критике министру спорта. В июле вышел доклад ВАДА, подготовленный канадским юристом Ричардом Маклареном (Richard McLaren). В нем утверждается, что Мутко причастен к сокрытию позитивных результатов допинг-тестов одного российского футболиста, хотя напрямую он не был в этом замешан. Президент ВАДА Крейг Риди (Craig Reedie) добавил, что не разрешит Российскому антидопинговому агентству (РУСАДА) возобновить свою работу до тех пор, пока Мутко сохраняет свой пост. В ответ на этот доклад комитет ФИФА по этике объявил, что запросит у ВАДА информацию для начала расследования возможной причастности Мутко к допингу. Если его причастность будет доказана, Мутко как главный российский представитель в ФИФА и руководитель оргкомитета по подготовке ЧМ-2018, вызовет новый скандал, связанный с турниром.

Сегодня, когда успех в Сочи омрачен допинговым скандалом, Путин наверняка захочет уменьшить свои потери, связанные с Олимпиадой в Рио, дабы сохранить шансы на проведение заветного футбольного чемпионата. Он уже временно отстранил от работы заместителя и советника Мутко, чьи имена были упомянуты в докладе ВАДА. Вопрос об их отставке будет поставлен по результатам отдельного российского расследования. Путин редко принимает такие меры, поскольку он очень устойчив к любым формам публичного давления и часто ждет, когда внимание к скандалу угаснет, после чего начинает действовать. Многие обозреватели, такие как Зыгарь и Колесников, полагают, что со временем Мутко, который остается верным помощником Путина, куда-нибудь уберут, устроив шоу с символическим наказанием. Однако Путину очень важно показать, что он не уступает давлению Запада.

«Путин не хочет делать из Мутко козла отпущения, так как все знают, что система на самом деле идет через него, — сказал Зыгарь. — Но я не думаю, что он будет ждать до тех пор, пока ФИФА или кто-то еще не решит снова вывалять в грязи репутацию России».