«Если ты уехал в Сирию, чтобы бороться за дьявола, для тебя нет пути назад. Ты сделал свой выбор. Мы не хотим, чтобы ты вернулся», — говорит главный муфтий Татарстана Камиль Самигуллин.

Глава мусульман Татарстана — один из самых важных сторонников Путина, выступающих за то, чтобы молодые мусульмане России не присоединялись к ИГИЛ (группировка, запрещенная в России, ред.).

«День и ночь я думаю о том, что мы должны сделать, чтобы дьявол не смог искушать молодых», — говорит Самигуллин.

Под его управлением находятся 1 420 мечетей и 350 религиозных школ, а также 33 средства массовой информации, чья задача — укрепить ислам и бороться против ИГИЛ.

В последние годы комбинация из жестких мер безопасности и гигантских инвестиций в республику Татарстан, где преобладает исламская религия, дала свои результаты.

Жесткое лекарство Путина

В тот день, когда Aftenposten посетил Казань, власти закрыли еще один сайт в Татарстане: сайт встреч для исламистов. Сайт пытается заманить молодых мужчин и женщин, чтобы они присоединялись к ИГИЛ.

Татарский активист Рафиз Кашапов критиковал в социальных сетях аннексию Крыма и военные действия на Украине, за экстремистские высказывания он был арестован и получил три года тюрьмы.

Вот некоторые из российских мер:

— Усиленный контроль, особенно за деятельностью в интернете.

— Ужесточение мер безопасности и контроля за границей, чтобы помешать боевикам ИГИЛ вернуться назад.

— Ужесточение наказаний за действия, которые российская полиция называет «экстремизмом».

— Упор на мусульманские СМИ и образовательные центры, практикующие совершенно иное толкование Корана по сравнению с ИГИЛ, и полный контроль над образованием религиозных руководителей.

Но главное — это мощный рост благосостояния в результате хороших экономических показателей, богатые нефтяные ресурсы и ряд крупных инвестиций во все области — от ЧМ по футболу до самого крупного IT-парка в России.

Здесь мусульмане и христиане живут в мире

24 года назад Казань была на пороге войны, а явное большинство населения требовало выхода из России.

Но в противоположность таким мусульманским республикам, как Чечня, Дагестан и Ингушетия, которые вынуждены бороться с бедностью и радикальными настроениями, Казань является образцовым городом в путинской России.


Сегодняшняя Казань, управляемая мусульманами, является одним из самых спокойных, мирных и популярных российских городов с самым высоким уровнем благосостояния и образования.

«Когда мы праздновали рамадан, то пригласили на обед других религиозных руководителей, — говорит главный муфтий Камиль Самигуллин в беседе с Aftenposten. — А потом мы, мусульмане и христиане, играли в футбол».

В настоящее время муфтий работает над тем, чтобы организовать волейбольный турнир.

«Татарстан — ключ к сохранению этнического и религиозного мира во всей России», — заявил глава Русской православной церкви патриарх Кирилл во время визита в Казань две недели назад.

Не обвиняйте ислам

В Татарстане и Кремле строго запрещено в общественных речах обвинять ислам в возникновении ИГИЛ.

Это делается, чтобы не вызвать ненависть к невиновным мусульманам.

«Самое главное — не путать ИГИЛ с исламом. Между ними нет ничего общего, — говорит Камиль Самигуллин в беседе с Aftenposten. — ИГИЛ является общей проблемой для всех, но сильнее всего он бьет по нам, мусульманам. Никто не убивает столько мусульман, сколько ИГИЛ».

ИГИЛ считают продуктом Запада

По сравнению с Москвой, Парижем или Брюсселем, в Казани почти не видно вооруженных солдат сил безопасности.

Главный муфтий и российские СМИ, управляемые государством, изображают ИГИЛ продуктом, созданным западным материализмом, США и неверно истолкованной толерантностью.

«Запад — это исходная точка ИГИЛ. Очень многие боевики ИГИЛ — молодые люди с Запада», — говорит Камиль Самигуллин.

— Но ведь много молодых людей из Татарстана и других российских республик присоединились к ИГИЛ?

«Да. У всех нас есть свои проблемы. Но пройдитесь по нашим улицам и посмотрите, чего мы добились».

Удовлетворение от того, что убивают много боевиков ИГИЛ

Согласно данным российского Министерства обороны, более 200 боевиков ИГИЛ, выходцев из России и бывших советских республик, убито в Сирии.

Это используется как аргумент, чтобы убедить россиян в том, что военная операция Путина проведена успешно.

На прошлой неделе ИГИЛ объявил священную войну против России.

«Мы придем и убьем вас в ваших домах», — говорилось в пропагандистском ролике.

Никакого снисхождения к сторонникам ИГИЛ

Многие сторонники ИГИЛ пытаются вернуться в Россию. Но здесь они натыкаются на крепкие границы.

В республике Дагестан силами безопасности было уничтожено, по меньшей мере, 30 человек за последние месяцы. Более 200 были арестованы.

Российские органы безопасности утверждают, что это были сторонники ИГИЛ, пытавшиеся вернуться в Россию через границу с Грузией и Азербайджаном.

«Если они уехали туда, то для них, продавшихся Сатане, пути назад нет», — говорит муфтий Татарстана.

Чрезвычайно жесткие меры безопасности Путина находят одобрение среди простых людей, потому что они уберегли страну от кровавых терактов на российской земле.

Все еще живой?

Имам показывает Aftenposten свою недавно отремонтированную мечеть. Это одна из больших, красивых и недавно отремонтированных мечетей, которая также должна способствовать сохранению религиозного мира.

«Изанмессесе», — говорит имам Тимур Али.

Так татары говорят «добрый день».

Собственно, это означает «все еще живой?»

Приветствие появилось во время Ивана Грозного в конце 16-го века, когда были убиты несколько сотен тысяч татар.

В 18-м веке просвещенная самодержица Екатерина II разрешила татарам снова практиковать свою религию.

Одна судьба у христиан и мусульман

Имам Тимур Али, тем не менее, не верит, что главным объяснением религиозного мира в Казани и Татарстане являются строгие законы и миллиардные инвестиции.

Он делает упор на общую судьбу христиан и мусульман в течение 70 лет коммунистического подавления религии.

«После революции 1917 года коммунисты убивали и угнетали как мусульман, так и христиан, — говорит Тимур.— Если у тебя был крест, тебя убивали. Если у тебя была шапочка для молитвы, тебя убивали. У нас была одна судьба, когда коммунисты заставляли нас жить без религии», — говорит Тимур Али.