Северная Сибирь — земля водопадов и снежных баранов, где путешественник встречает самые удивительные пейзажи России
Плато Путорана — природный объект, получивший признание ЮНЕСКО в качестве памятника Всемирного наследия. Без разрешения службы безопасности попасть сюда невозможно.

Легкие волны качают небольшой катер на поверхности сибирского озера, расположенного за полярным кругом. Мы уже шесть часов плывем на восток от Норильска.

С собой у нас есть разрешение, выданное ФСБ России. Без этого разрешения в природном заповеднике, находящемся под охраной ЮНЕСКО, делать нечего.

Перед нами открывается вид на протяженное, опоясанное грядой горных уступов озеро Лама. Это плато Путорана.

252 миллиона лет назад здесь решалась судьба мира. На этом плато началась мощная серия извержений вулканов, в результате чего температура земной атмосферы повысилась на пять градусов. Следствием этого было массовое пермское вымирание. 99,5% всего живого погибло.

Здесь можно увидеть последние следы этой катастрофы: уникальные тектонические базальтовые горы. Они возвышаются над плато, но круто обрываются в долины, формируя самый глубокий каньон в России — каньон Хибарба, глубина которого составляет более 1300 метров.

Когда катер, наконец, ударяется о причал в восточной части озера Лама, нас встречает неприветливый человек с лентой на голове.

«Если хотите установить палатку, вам надо идти воооооон туда», — и он указывает на место, расположенное в паре километров от нас.

Олег Крашевский — многоплановая личность: он хозяин турбазы, охранник природного заповедника, собиратель народного фольклора и шаман-любитель.

Размещение на одну ночь в «эконом-классе» означает проживание в хибаре с картонными стенами и окном, затянутым пленкой. В туалете на улице нет бумаги.

Дочка Крашевского и ее приятель приходят спросить о финском блэк-метале. Молодежь говорит, что и раньше сюда приезжали финны. Прошлым летом на озере ловил рыбу какой-то Микко.

На территории турбазы разбросаны бочки и мусор. Еду подают в одноразовой посуде. В меню есть оленина. Этого оленя наверняка застрелили где-то на краю заповедника.


От озера Лама наше путешествие продолжается по реке Хойси. Ее извилистая долина выглядит примерно так, как выглядели долины рек до появления человека: нежно-зеленые лиственничные леса, стремительно текущие ручьи, ледники, виднеющиеся где-то в вышине. Заросли голубики и кусты красной смородины гнутся под тяжестью ягод.

Местность сложная, тропинок фактически нет. Движение замедляют болота и груды камней. Хуже всего высокие заросли ивы, в которых можно запутаться.

На плато обитают медведи и волки. Весной и осенью по нему пролегают пути миграции оленей, по которым передвигаются сотни тысяч этих рогатых животных.

На этот раз нам не особенно повезло с наблюдениями за животным миром: ястреб, соболь и очень много соболиных дорожек. На лесистых склонах видны норы. Около одной мы ждали, замерев дыхание, но его житель так и не захотел показаться.

За шесть дней путешествия нам встретилось всего два человека.

На третий день пейзаж изменился. На границе леса лиственница отступила, в конце концов перестали встречаться и ивы. Остались одни камни.

Неожиданно впереди появился живописный тупик. Из шероховатой расщелины базальтовой стены река падала десятиметровым водопадом.

Мы перекусываем, глядя на искрящийся водопад, а потом купаемся под ним. Вода совсем не такая ледяная, как можно было бы ожидать.

Путорана — это царство воды. Здесь есть большие горные озера и тысячи водопадов, здесь их больше, чем где бы то ни было в России.

На плато Путорана находится Тальниковый водопад (600 метров), самый высокий в России каскадный водопад, водопад Канда (108 метров), самый высокий одиночный водопад, и самый большой по площади водной поверхности, подобный Ниагаре, Курейский водопад. Зимой водопады замерзают и превращаются в ледяные глыбы.

Выше водопада на реке Хойси открывается лунный пейзаж, голая долина, с которой вниз падают десятки водопадов.

Ночь мы провели вблизи водопада. Наша многофункциональная горелка не согласилась работать на местном бензине, поэтому для того, чтобы разогреть пищу, бензин пришлось зажечь в консервной банке. Едим кашу с сажей, но, по крайней мере, мы не погибнем от голода, как это произошло с одним из путешественников три года назад.

На краю лунной долины стена опять поднимается вверх. На плато Путорана нет проложенных маршрутов, поэтому место подъема надо искать самим. На отвесной стене находим более пологое место и, несмотря на груды камней, нам удается потихоньку добраться до верха.

Наконец-то мы добрались до цели. Едва успеваем подойти к неровному берегу озера Хойси, как облако закрывает от нас всю видимость. Нет желания продолжать путь, и мы спускаемся вниз.

И все-таки мы еще не совсем довольны. Кроме тектонических гор, каньонов и водопадов нам хотелось бы еще хоть одним глазком взглянуть на грозных снежных баранов плато Путорана, которые обитают только здесь.

Считается, что во всем мире поголовье снежных баранов составляет всего полторы тысячи. Время от времени их истребляют браконьеры в погоне за их красивыми, изогнутыми рогами. Снежные бараны хорошо себя чувствуют на плато и его крутых склонах, а благодаря своей толстой шерсти стойко переносят жестокие морозы.

Озеро Лама в Плато Путорана


Возвышенность, расположенная вдоль реки Хойси, должна быть благоприятным местом для наблюдения за снежными баранами. Успеваем взглянуть на приток реки, текущей по каньону, и забираемся по расщелинам между кручами на плато.

Пейзаж захватывает дух. Из-за плато поднимается огромный диск луны, но мы не видим даже следов снежных баранов. Мы ошиблись и в том, что видели их экскременты.

Под дождем возвращаемся на озеро Лама.

Утром братья Роман и Вадим Шешины, рабочие из Норильска, приезжают за нами. У сварщика и слесаря отличный катер и мотор Yamaha в 90 лошадиных сил.

«Летом каждые выходные мы приезжаем на озеро. Сезон совсем короткий, потому нельзя упустить ни одной возможности», — говорит Роман.

Причину такого энтузиазма можно объяснить одним словом: голец.

Катер опять плывет по барашкам озера. Перед выходом на реку Талая братья меняют винт в двигателе. Маловодье этого лета составляет большое неудобство. Катер тарахтит, когда Роман пытается направить его против течения, один раз катер даже выносит на мель.

Вблизи Норильска лес погиб, и до самого горизонта высятся заводские трубы, загрязняющие воздух выбросами серы.

Да и само озеро Лама не представляет собой идиллию: здесь в 1970-х годах на глубине 800 метров было произведено два ядерных взрыва. Человек изо всех сил старается достичь той же разрушительной силы, которую продемонстрировала природа 252 миллиона лет назад.

Более простой вариант


В Центральной Сибири есть природные объекты, до которых добраться проще, чем до плато Путорана.

Недалеко от города Красноярска, в котором проживает миллион жителей, находится чудесный природный парк, прямо ко входу в который можно подъехать на автобусе. Парк известен тем, что здесь вблизи лесистых склонов гор находятся причудливые Красноярские каменные столбы. В соответствии со своей формой каждый из них получил собственное имя: Прадед, Бабушка, Цыпа, Монах.

Вам потребуется минимум день, чтобы осмотреть все. Путь пешком туда и обратно составит 15 километров по дороге от остановки Турбаза или от лыжного центра «Бобровый лог» по тропинкам среди сибирских кедровых сосен.

Не забудьте прихватить с собой орешки для сибирских бурундуков.