В конце сентября глава РПЦ патриарх Кирилл поставил свою подпись под так называемым общественным проектом полного запрета абортов, с которым выступает организация «Православные добровольцы» и пролайферские движения. Идею поддержал Рамзан Кадыров — авторитарный мусульманский лидер Чечни, а также лидер российских мусульман муфтий Талгат Таджуддин.

Сторонницей полного запрета абортов выступает и недавно назначенная Владимиром Путиным уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецова. Однако Кремль и правительство Дмитрия Медведева не делают официальных заявлений на тему проекта. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков даже сказал, что кремлевская администрация вообще не станет высказываться на тему абортов, а будет следить за дискуссией в обществе. Между тем она становится все более оживленной даже без участия властей.

Недавно правительство поддержало другой неоднозначный проект: идею сенатора Елены Мизулиной, которая предложила запретить так называемые бэби-боксы, в которых матери могут оставить нежеланного младенца, передав его под опеку государства. Мизулина объясняет, что эти места стали элементом механизма торговли детьми, а, кроме того, государству не следует поощрять отказ от детей. Она также отмечает, что оставленные в бэби-боксе дети не смогут узнать о своих биологических родителях. Если проект поступит на голосование еще в старой Думе, запрет одобрят в этом году: сложно ожидать, что парламент отклонит закон, который поддерживает правительство.

Революция с абортами в России?

Тема прерывания беременности сложнее. Полный запрет на аборты станет в России настоящей революцией. Сейчас они проводятся по желанию женщины и финансируются из бюджета. Россия была первой страной в мире, которая разрешила аборты: это сделал Ленин в 1920 году. Правда, через 15 лет его преемник Сталин запретил прерывать беременность, но после его смерти аборты вновь легализовали. В год делалось по несколько миллионов операций.

После распада СССР, когда стали доступными все виды средств контрацепции, количество абортов уменьшилось. Однако до сих пор примерно миллион россиянок в год прерывают беременность в гинекологических кабинетах. Противники запрета говорят, что для значительной части бедного населения и женщин в провинции аборт — это единственный выход, поскольку у них нет средств на содержание детей. Это подтверждает статистика: чаще всего беременность в России прерывают не подростки, а взрослые замужние женщины. Средний возраст отправляющихся на эту операцию вырос до 29 лет.

Однако российские консервативные круги в последнее время переживают подъем. Во время войны на Украине российское руководство охотно пользовалось поддержкой этих сил. Они поставляли добровольцев на «священную войну» с «загнивающим западом» и «украинским фашизмом», а также вели антиукраинскую и антизападную пропагандистскую кампанию на улицах российских городов и в интернете. Власти также обращались за помощью к казакам — военизированным формированиям, сплоченным вокруг ультраконсервативного проекта православной России, управляющейся сильной рукой. Обожающие вспоминать о царском прошлом консерваторы играют важную роль в идеологии путинской России, которая причудливым образом совмещает в себе царские и советские традиции, объединяя их имперской идеей.

«Положительный пример» Польши


Сторонники запрета абортов пока занимаются организацией своих рядов и указывают на «положительный пример» Польши. Идея запрета уже объединила таких, казалось бы, далеких друг от друга православных и мусульманских консерваторов. Противники проекта, те россияне, которые хотят сохранить закон в его нынешнем виде, оказались в более сложной ситуации. Им уже пришлось перейти в оборонительную позицию. На интернет-форумах и в социальных сетях, где разворачивается дискуссия, звучат аргументы, что аборты — это западный инструмент для демографической диверсии и морального разложения России. Почему? Их разрешил Ленин, а Сталин, которого националисты считают настоящим русским патриотом, выступал против них.

Время от времени российский президент любит играть на консервативных струнах, показывая, как милы его сердцу традиционные христианские ценности. Пока Владимир Путин только следит за разворачивающимися дискуссиями, и его наверняка радует, что тема абортов отвлекает внимание от реальных экономических проблем России. На этот раз «общественный проект» может получить поддержку Церкви и тысяч активистов православных организаций, однако шансов на революцию без согласия Путина не будет.