Сергей Кечимов — представитель народности ханты и оленевод, проживающий в однокомнатном домике без водопровода в 32 километрах от ближайшей в западной Сибири деревни. Но его жизнь не так спокойна и размерена, как может показаться.


Среди болотистых лесов слышны гудки и грохот экскаваторов, добывающих нефть ради поддержания кризисной экономики России. Вопрос, касающийся охраны окружающей среды местных земель, в последнее время остался без внимания.


Кечимов, которого община назначила хранителем священного озера Имлор, вспоминает, что раньше рыбы в озерах и реках было столько, что ее можно было ловить руками, но бурение нефтяных скважин сильно навредило экосистеме.


По его словам, компенсация, которую региональный нефтяной гигант «Сургутнефтегаз» дает оленеводам, не может компенсировать вред, причиненный их коренному образу жизни. «Они травят нас этой грязью и обманывают».


17 марта в Ханты-Мансийский автономный округ, где проживает Кечимов, отправился экспертный механизм ООН по правам коренных народов для наблюдения за тем, что правительство называет «устойчивым развитием коренных меньшинств». Но основной вопрос заключается в эскалации конфликта между добывающими предприятиями и уязвимыми коренными народами, по аналогии американских противостояний в вопросе строительства нефтепроводов Keystone XL и Dakota Access, а также трубопроводов в перуанской Амазонии и в австралийском штате Квинсленд.


Председатель экспертного механизма ООН Альберт Баруме заявил, что целью поездки не было оказание какой-либо поддержки данной деятельности в регионе.


Имлор — не единственная область, которая находится под угрозой. В октябре региональное правительство изменило назначение территории заповедника вокруг священного озера Нумто — местообитания исчезающих сибирских стерхов — и разрешило бурить там нефтяные скважины, несмотря на возражения со стороны местного коренного населения.


Ханты-Мансийский регион является главным центром добычи углеводородов в России, здесь производится более половины нефти страны.


Значительная часть этого объема добывается компанией «Сургутнефтегаз». В компании работает треть трехсоттысячного населения города Сургут. В прошлом году там был построен 20-ти метровый символический памятник в виде фонтана нефти.


Но в регионе также проживают тысячи коренных народов, предки некоторых из них подняли восстание против советской коллективизации в 1930-х годах и были жестоко подавлены Красной армией. Язык и религия хантов были запрещены аж до 1980-х, а сейчас их народ конфликтует с нефтяными компаниями.


Около четырех тысяч человек  остаются в Сургутской области — там же, где живет Сергей Кечимов — и большинство из них до сих пор продолжают вести традиционный образ жизни, занимаясь оленеводством, охотой и рыболовством, — рассказывает активист Аграфена Сопочина.


Спутниковые снимки озера Имлор показывают степень внедрения в хантыйские земли подъездных путей и нефтяных скважин. По мере понижения цен на нефть и последующего ослабления экономики России, количество скважин только возрастало, в результате чего в прошлом году был достигнут рекордный уровень добычи.


«Здесь будет немыслимое количество буровых установок», — поделился с нами назвавшийся Алексеем подрядчик и оператор экскаватора компании «Сургутнефтегаз» в перерыве после 12-ти часов работы недалеко от дома Кечимова.


«Сургутнефтегаз» не отреагировал на просьбу прокомментировать данную ситуацию.


Как оленевод, в хозяйстве которого содержится две дюжины северных оленей, и хранитель священного у хантов озера Имлор, которое, как и озеро Нумто, по легенде являются следами, оставленными спустившемся на землю богом Нум, Кечимов вот уже много лет ведет борьбу с нефтяниками.


Основная жалоба заключается в том, что подъездные дороги «Сургутнефтегаза» разъединили реки и ручьи, уничтожая популяции рыб и деревья, мешая передвижению оленей и загрязняя их пищу. Кечимов также добавил, что такая ситуация позволила браконьерам, занимающимся охотой и рыбной ловлей, чрезмерно обременять эти жизненно необходимые местному населению земли.


Разливы нефти также отравляют среду обитания рыб и растений. Кечимов утверждает, что в прошлом году произошло по меньшей мере четыре разлива нефти, а крупную утечку, произошедшую к северу от озера в 2013 году, вместо ликвидации только лишь засыпали песком.


Согласно данным государственной службы мониторинга окружающей среды, в 2014 году в Ханты-Мансийском округе произошло 2 538 аварий на нефтепроводах, в результате чего были загрязнены 4 668 гектаров земли. Объем ежегодно разливаемой в России нефти более, чем вдвое превосходит последствия взрыва платформы Deepwater Horizon.


«Сургутнефтегаз» предлагает хантам деньги, снегоходы и мобильные генераторы в надежде убедить их согласиться на новые нефтяные проекты.


По словам Сергея Кечимова, за текущее строительство нефтяной скважины возле его дома каждой из 10 семей, проживающих в этом районе, обещано около 2 200 фунтов стерлингов (156 тысяч рублей).


Но оленевод, который прочитать документы не может, говорит, что представители компании и некоторые другие лица оказывали на него и его соседей давление, заставляя подписать соглашение.


В феврале Сергей Кечимов был признан виновным в угрозе убийством представителям нефтедобывающей компании за то, что те, как он сказал, запугивали его. В связи со всероссийской амнистией, ему было назначено наказание в виде исправительных работ.


В большинстве случаев, обращаясь к местным жителям, компания уже имеет лицензию на бурение, и с этим ничего не поделать.


Национальное законодательство, принятое в декабре 2013 года, сняло статус особо охраняемых земель с территорий, на которых коренное население занимается охотой, рыболовством и выпасом оленей, а это, в свою очередь, означает, что для начала бурильных работ нефтяным компаниям больше не нужна государственная оценка экологических последствий, включая комментарии и предложения общественности.


Представитель Гринпис России Михаил Крейндлин назвал это «примером классического колониализма, который наблюдался в конце 19го — начале 20го века». Коренные народы могут рассчитывать лишь на «небольшую компенсацию, которая не идет ни в какое сравнение с теми богатствами, что нефтяные компании приобретают за счет их территорий».


Сергей Кечимов говорит, что битва за район Имлор будет, скорее всего, проиграна, но уверен, что господство нефтяных компаний обречено.


«Раньше случались пожары и наводнения, потому что земля таким образом очищалась», — говорит он. «Скоро земли совсем не останется, и русские будут побеждены».