«Император Александр III» был третьим в числе кораблей класса «Императрица Мария» — дредноутов, спущенных на воду в Черном море и предназначенных для борьбы с флотом Османской Турции. Назван он был в честь императора Александра III, унаследовавшего трон после гибели брата в 1881 (на самом деле брат Александра, Николай Александрович, скончался после непродолжительной болезни — прим. пер.). Хотя на Александра III тоже было осуществлено несколько покушений, он умер от естественных причин в 1894 году. Будучи консерватором, он обратил вспять многие из проведенных его отцом реформ, что косвенно вызвало революционные настроения в России в начале 20 века. Конструкция корабля представляла собою улучшенный класс линкоров «Гангут» (относящиеся к которому корабли строили в Балтии), однако «Александр» нес куда более тяжелую броню. Этот класс кораблей был оснащен двенадцатью 12-дюймовыми орудиями (305 мм — прим. ред), размещенными на четырех платформах по три ствола и распределенными вдоль горизонтальной оси корабля (находились они в одной плоскости). При водоизмещении в двадцать четыре тысячи тонн, корабль мог разгоняться до двадцати двух узлов.


Из-за соперничества с османами Черноморский флот остался единственным российским флотом, который не был расформирован после русско-японской войны. Заказанные османами дредноуты «Султан Осман I» и «Решадие» (позднее переименованные в ЕВК «Эджинкорт» и ЕВК «Эрин») обеспечили бы туркам решающее превосходство над оставшимися в строю пятью устаревшими российскими линкорами. «Император Александр III» и два его близнеца должны были решить эту проблему. После начала войны Великобритания захватила оба турецких линкора, однако переброшенный немцами линейный крейсер «Гебен» позволил туркам сохранить свое присутствие в Черном море. Это значило, что положение не слишком отличалось от ожидаемого российским командованием.


Заложенный в 1911 году, «Императора Александра III» пострадал от череды проблем на стадии проектирования и производства, замедливших спуск корабля на воду. Вызванный войной дефицит ресурсов задержал завершение работы на год. Кроме того, чтобы сравняться с турецкими силами, российские власти ускорили производство двух близнецов «Александра III» в ущерб самому «Александру». Спуск двух линкоров на воду ненадолго обеспечил российскому флоту превосходство в Черном море, во всяком случае до случайного взрыва «Императрицы Марии», уравнявшего силы сторон.


Февральская революция 1917 года усугубила хаос. Временное правительство получило контроль над «Императором Александром III» и переименовало его в «Волю». Несмотря на то, что он все еще не был завершен, корабль вышел в море. Тем не менее, на тот момент ни Временное правительство, ни большевики не сумели закрепить свою власть на южной Украине, и спустя несколько месяцев «Волю» присвоило одно из нескольких независимых украинских правительств, появившихся после революции. Еще через несколько месяцев неумолимое наступление рейхсвера обеспечило немцам контроль над значительной частью Черного моря. Согласно Брестскому договору «Воля» и ее остававшиеся близнецы перешли к Германии. Революционная команда «Свободной России» (как была переименована «Императрица Екатерина») приготовилась затопить корабль, однако он был захвачен немцами, переименован в «Волгу» и зачислен в немецкий флот 15 октября 1918 года, все еще незаконченный. Немцы сложили оружие 11 ноября 1918 года и передали «Волгу» под управление Великобритании. Британцы не хотели оставлять корабль большевикам, а потому отвели его в Измир под флагом Королевского флота.


В 1919 Великобритания, Соединенные Штаты, Франция и Япония намеревались подавить большевистскую революцию в зародыше через сочетание непосредственного вмешательства и поддержки Белого движения. Британцы передали «Волгу» белым, которые привели корабль в боеготовность и переименовали его в «Генерал Алексеев» в честь имперского и контрреволюционного российского генерала Михаила Алексеева. «Генерал Алексеев» осуществлял обстрел развернутых на побережье Черного моря сил большевиков, пока красные не раздавили занимавших Крым белых в середине 1920 года. Спасаясь от большевистской тирании, «Генерал Алексеев» возглавил потрепанный флот, ушедший от Крыма и покинувший Черное море в ноябре 1920 года. Прозванный флотом Врангеля (в честь последнего белого командира, остававшегося в этом регионе), он включал «Алексеева», устаревший линкор, два крейсера, десяток эсминцев, четыре подлодки и несколько малых суден. Помимо команд соответствующих кораблей, флот вмещал четыре с половиной тысячи беженцев.


«Генерал Алексеев» отправился в Бизерту, французскую колонию в Тунисе, где был задержан французами до 1924 года, в котором Франция официально отказалась от политики сдерживания Советского Союза и признала большевистское правительство. Франция и СССР не могли прийти к соглашению относительно возврата корабля, частично из-за его плохого состояния, а частично из-за требования французов выплатить издержки за его содержание в течение предшествовавших нескольких лет. То, насколько состояние «Алексеева» уступало таковому у других старых российских линкоров в Балтии стоит под вопросом, и с некоторой вероятностью СССР мог бы использовать его в Черном море. В любом случае «Генерал Алексеев» остался у французов, которые постепенно разбирали его на металлолом в Бизерте в течение следующего десятилетия.


Как ни странно, история на этом не заканчивается. В начале 1940 года Франция перевела основную орудийную батарею «Алексеева» в Финляндию для противостояния советскому вторжению. Восемь орудий достигли назначения, еще четыре были захвачены немцами после вторжения в Норвегию. Немцы установили их в береговых укреплениях на захваченном острове Гернси. Финны использовали шесть своих орудий для обороны побережья и в качестве мобильной артиллерии, в конце концов уступив двое из них Советскому Союзу, который, в свою очередь, использовал их в качестве береговой артиллерии вплоть до 1990х годов. Одна орудийная платформа и одно орудие остались у финнов и были размещены в военном музее.


Конструкция корабля с четырьмя орудийными платформами и гладкой палубой была тупиковой и породила удивительно уродливые линкоры. Учитывая, что в межвоенный период Советы не сумели построить ни одного линкора, трудно судить, насколько «Алексеев» и родственные ему судна повлияли на производство советских линкоров. Тем не менее, сам факт того, что для имперского флота были выстроены эти безнадежно устаревшие линкоры свидетельствует в каком направлении двигалась империя перед революцией.


Роберт Фарли — частый автор The National Interest, является также автором «Книги Линкоров». Он работает старшим лектором в Школе дипломатии и международной коммерции имени Паттерсона в Университете Кентукки. В его профессиональную область входит военная доктрина, национальная безопасность и морские дела. Он ведет блоги в Lawyers, Guns and Money, Information Dissimination и The Diplomat.