Несколько моих знакомых решили на время Великого поста отказаться от социальных сетей. Одни написали, что не будут полтора месяца ничего писать в Twitter, Facebook, Instagram, LinkedIn или Snapchat, другие просто замолчали.

 

Признаюсь, что несколько лет назад, когда такая тенденция только зарождалась, мне казалось это перебором. Социальные сети для журналиста — орудие труда. Разве может депутат заявить, что во время поста он не будет встречаться с избирателями и выступать в Сейме, а врач — решить, что он не станет тратить времени на беседы с пациентами, думал я.

 

Однако год от года появлялось все больше свидетельств того, что эта тема заслуживает осмысления. Несколько недель назад 15-летний подросток в Испании подал в суд на мать, обвинив ее в «издевательствах». В жалобе он написал, что она… отобрала у него смартфон, поскольку тот мешал учебе. К счастью, суд сохранил здравомыслие и вынес вердикт, что задача родителя — обеспечить ребенку развитие, и мать предприняла верные действия, нацеленные на благо сына. В чем заключается проблема, мы прекрасно видим, наблюдая за подростками в метро, трамваях, автобусах или электричках: их затягивает виртуальная реальность. Смартфон — это уже не орудие, которое им служит: они сами будто становятся его придатком.

 

Профессор Анджей Зильбертович (Andrzej Zybertowicz) обратил внимание на тот факт, что интернет отличается от всех прежних инструментов, которыми пользовался человек, тем, что он способен нас поработить. Социолог предлагает почти такой же радикальный метод лечения, как отказ от пользования Twitter и Facebook в период поста: он говорит о том, что пора попытаться замедлить технологическое развитие, чтобы человечество успело обуздать происходящее на стыке современных технологий и личности. Зильбертович предостерегает, что если мы не сделаем этого, мы приблизимся к той точке, когда цифровой мир, интернет и искусственный интеллект получат превосходство над человеком.

 

Похожее предостережение я обнаружил в вышедшем несколько недель назад романе Михала Ольшевского (Michał Olszewski) «#жара». Описание того, как человек старается преодолеть зависимость и не «лайкать», не «шерить», не «фолловить», не проверять «статусы», «трафик» или «рейтинг активности», избавиться от желания постоянно быть в сети, которое превращается в манию, оставляет сильное впечатление. Но, пожалуй, не меньший эффект производит описание жизни человека, все существование которого заполняет интернет и социальные сети.


Главное — пользуясь этими инструментами для труда и развлечений, оставаться человеком, то есть не терять свободу. О том, как интернет и социальные сети способствуют нарастанию ненависти и агрессии в общественной жизни написано уже немало. Однако в личном или моральном плане важнее другое: не упустить тот момент, в который эти инструменты начнут отбирать у нас нашу свободу.

 

Десять лет назад мы с женой решили избавиться от телевизора. В тот момент он считался прибором, который крадет у человека время, а тем самым порабощает. Сейчас на фоне зависимости от смартфонов отказ от привычки смотреть телевизор кажется плевым делом.

 

Так что я все лучше понимаю своих знакомых, которые решили провести пост без социальных сетей. Раз Пасха — это праздник освобождения — от смерти, зла, от всего, что порабощает, возможно, это хорошая тема для пасхальных обещаний самому себе: постараться не позволить смартфону ограничить нашу свободу.