Политическая сатира на телеэкране

 

Юмор, острый как колючая проволока, из уст эстрадных звезд и профессиональных сатириков зачастую способен сотрясти до основания даже самое неподатливое общество. Собственно говоря, юмор и используется именно с этой целью как подрывная сила, которую высокомерная власть, как правило, не воспринимает всерьез. Однако, допустив подобное упущение, она обрекает себя на поражение. Примеров тому множество, и, что интересно, их было достаточно по обе стороны демократического занавеса, который по-прежнему разделяет наш мир на политический и социальный рай и ад.


Известно, насколько большое влияние способны оказать точно нацеленные остроумные слова, сказанные в адрес власти. В мире политики они становятся специфическим средством борьбы. Их можно считать стрелой политической сатиры, пущенной в угнетенных, которые слишком доверяют своим угнетателям, с «благородной» целью это доверие умерить. Другое дело, что подобное благородство всегда почти без исключения оказывается напускным, и процесс сатирического «раскрытия правды», которая вам (нам) дается нелегко, ставя в конфликт с порочной властью, является ничем иным, как манипулированием и очередной ложью. Тем не менее эта сила, вне зависимости от намерений того, кто ею обладает, заметна, чиста, но неудержима. Острый, как колючая проволока, юмор, как можно более хлесткий, но при этом умный или хотя бы оригинальный, часто может сотрясти до основания даже самое неподатливое общество. Собственно говоря, юмор и используется именно с этой целью как подрывная сила, которую эгоистичная и высокомерная правящая клика, как правило, не воспринимает особенно всерьез и, допуская подобное упущение, обрекает себя на поражение.


С помощью юмора против диктатуры власти мир борется с тех пор, как появились остроумные люди и те, кто хотел быть у власти. Последние, власть имущие, воспринимали юмор как средство, которое помогало подданным «выпустить пар» и выразить разочарование, и благодаря которому в них удавалось поддерживать кротость и послушание. Этот, казалось бы, сомнительный и опасный механизм в целом прекрасно функционировал, прежде всего, на благо власти. До тех пор пока стены крепости, с которых, как казалось, можно было безопасно наблюдать за своим народом, не начинали трескаться от смеха этого народа. Этот процесс столько раз происходил в реальности именно таким образом, что просто невероятно, как беспрепятственно он продолжается по сей день. Доступность современных технологий для широких масс очень помогает сатирической подрывной работе доходить до ее почитателей, то есть быть доступной в любой момент и в любом месте. Поэтому элитные сатирики и комментаторы превратились с суперзвезд плебса и даже, что нередко, в тех единственных, кому верят угнетаемые массы. Поскольку эта сатира появляется в институциональных СМИ, прежде всего в форме телепередач, то «бойцы» для оппозиционной борьбы с властью рекрутируются именно из «своих» — представителей инертной и не всегда высокоинтеллектуальной массы зачарованных «ТВ-маньяков», которые видят смысл своей жалкой жизни в сидении перед телеэкраном.


Ненависть шоу-бизнеса к Трампу


Везде и всегда у этой массы было легко найти достаточную поддержку для борьбы против любых правящих сил. К примеру, мы являемся свидетелями неприличного, даже по американским меркам, насильственного отпора и отторжения по отношению к новоизбранному президенту Дональду Трампу. Он, возможно, стал своего рода рекордсменом в том, что касается многочисленности его противников, которые его открыто презирают, унижают и не признают ни под каким видом. Однако вся эта ненависть будто была когда-то создана в мастерской для забавы публики, в первую очередь, телезрителей. Вскоре в дело включились все известнейшие комики американского шоу-бизнеса. По-своему это исторический прецедент в Соединенных Штатах, по крайней мере если говорить о явном бурном неприятии нацией своего нового президента, проявленном еще до того, как тот успел формально принять власть, в разных шоу и, разумеется, в самой неприглядной форме в печати.


Но наиболее интересным был непродолжительный период сразу после объявления о победе Трампа на выборах, когда несколько самых язвительных, всегда настроенных на высмеивание и провоцирование комиков из известной юмористической передачи, которая идет уже несколько десятилетий, «Субботним вечером в прямом эфире» якобы осталось без текста. Тогда перед нацией, совершенно серьезно и со слезами на глазах, пропели гимн печали и депрессии Леонарда Коэна «Аллилуйя» — вместо привычного развлечения шутками и пародиями. Якобы в те страшные минуты всем было не до юмора. Правда, впоследствии американские комики взяли дело в свои руки, и невиданная прежде лавина безжалостного высмеивания обрушилась на нового постояльца Белого дома. (В одной из многочисленных «антитрампоских» пародий этого шоу нового президента выставили пустоголовым и примитивным мужланом, главным советником которого является лично Сатана!) Так неприязнь распространилась от массы профессиональных комиков на телемассу, став инъекцией бунта против власти, которую они не заслуживают. Ирония в том, что инертная безотказная масса была инфицирована бунтом по тому же рецепту, по которому прежде безжалостные спецслужбы этой страны разрушали власть и государства на протяжении многих десятилетий по всей планете.


Берлускони и Саддам


Одним из наиболее впечатляющих примеров является обожаемый Западом и поэтому инструктированный и, вероятно, финансово поддержанный «герой» сопротивления Саддаму Хуссейну — комик Махир Хасан. 15 лет назад он высмеивал, правда из безопасной части Ирака на севере страны, которая тогда была под контролем курдов, Саддама, выставляя его больным и диким сумасшедшим прямо по государственному телевидению. Садам якобы подослал убийц, чтобы те заставили молчать храброго комика и всех его коллег, которые участвовали в высмеивании. Конечно, никто не пострадал, кроме, опять-таки конечно, бывшего на тот момент врагом США номер один пресловутого Саддама. Если провести некую параллель между диктаторским режимом на Ближнем Востоке и одной из западных демократий, то, вероятно, таким же негативным, как в случае Саддама, было отношение «народа» к другому лидеру. Речь о неоднозначной фигуре премьера Италии Сильвио Берлускони. В его случае медиа-поток грязи на все, чем премьер являлся, инициировал и затем поддерживал на необходимом негативном уровне известный оскароносный актер и режиссер Роберто Бениньи. Он был в определенном смысле итальянским Хасаном, упомянутым в примере выше.


Хотя режиссер не снимал фильмов о Берлускони, он критиковал его в разных телепередачах и интервью. Бениньи пользовался своей популярностью для нападок на премьера, которого считал во всех смыслах недостойным человеком. Публично упирая на этот факт, Бениньи настроил добрую половину общества против Берлускони. Хотя последнему удалось стать премьером трижды, его репутация в глазах многих итальянцев была на весьма низком уровне преимущественно благодаря «подрывной» работе Бениньи и его коллег. Возможно, важнейшим комментарием Бениньо, с которого началось неудержимое разрушение политической фигуры Берлускони, стал тот, в котором премьер был назван нулем, вмешивающимся во все и ничего не знающим. Бениньи сказал это на популярном итальянском телеканале, будучи гостем Энзо Бияджио. Придя к власти, Берлускони решил отомстить, и тогда современное демократическое общество постигла демократическо-диктаторская кара: популярное политическое шоу «Ил фато» («Факт») на телеканале RAI было закрыто по распоряжению Берлускони!


Одно время популярное сатирическое кукольное телешоу, создаваемое антипутинскими силами в России, под названием «Куклы» было на пике сопротивления Путину, которого тогда, в начале прошлого десятилетия, в передаче открыто сравнивали со Сталиным и называли бывшим агентом КГБ. Однако эта борьба с российским лидером была непродолжительной. Путин сначала реагировал на все провокации подобного рода и в обличительном демократическом юморе этой телепередачи якобы увидел опасность для своего влияния и власти. Как и Берлускони, Путин позаботился о том, чтобы «Куклы» вскоре исчезли из телепрограммы. С другой стороны, к неудовольствию прогрессивного Запада, Путин открыто заявлял о том, что является большим поклонником давно всеми любимого объединения, которое создает юмористическую и остросатирическую телепередачу «Клуб веселых и находчивых». Она известна, в частности, тем, что ее участники поют песни о Путине и даже поддерживают его некоторыми сексистскими, расистскими и, что особенно задело нежные чувства западного мира, ксенофобскими и гомофобскими шутками. Так или иначе, это пример того, как сатирики установили связь с лидером и его политической позицией. Еще интереснее то, что со временем на мировом рынке теле- и онлайн-развлечений установилась поистине причудливая связь в виде взаимоуважения и поддержки между горячо ненавидимым во всем западном мире российским лидером и эксцентричным и неоднозначным итальянским комиком Беппе Грилло, который уже успел включиться в политическую жизнь и прославиться.


Кстати, его сразу же «облепили» всевозможными антидемократическими ярлыками и обвинили в пропаганде Путина. Недавно Грилло еще больше возмутил все тех же «демократов», выразив удовольствие от избрания Дональда Трампа американским президентом. Абсурдно и парадоксально, что Грилло также подвиг прежде непримиримых противников объединиться против него, потому что сам он поддержал и Трампа, и Путина, хотя эти двое, пусть даже только формально (это не так), принадлежат к разным смертельно враждующим политическим лагерям.


Грилло, как и другим приведенным выше в качестве показательных примеров остроумным ТВ-персонам, которые на телевидении занимались более серьезным вещами, чем просто развлечение публики, не пришлось дорого заплатить за какие бы то ни было политические убеждения и действия. Однако если говорить о комиках, которые немного увлеклись и вообразили, что могут сменить власть в Ливии, то расплатой для них стала смерть. Во время правления Каддафи в Ливии случались облавы на так называемых диссидентов и некоторых остроумных критиков личности и деятельности великого вождя. Каддафи проявлял исключительный интерес к сатирикам, которые могли бы навредить его имиджу, и со временем он в основном успешно с ними расправлялся. Кое-то бежал, как некий Милуд Амрони, который боролся с Каддафи с помощью политических шуток, нацеленных на массового зрителя, словно распространяя политическую инфекцию и демонстрируя, насколько эффективной может быть подобная деятельность, и насколько опасным оружием могут быть юмор, сатира и высмеивание. Амрони продолжал таким образом расправляться с Каддафи, пока того не свергли. Только тогда комик остановился. Больше Каддафи не был для него интересной мишенью. Амрони отдал его на расправу другим — тем, что продолжил дело комика, рьяно и упорно очерняя Каддафи вплоть до его смерти.


Сатира — самое мощное оружие из всех


Политическая сатира как боевое оружие давно существует в наших краях. Она активно используется против нынешней власти в популярных ток-шоу, прежде всего в выпусках передачи «24 минуты с Зораном Кесичем», и в социальных сетях. Однако большая часть современных телеканалов не заинтересована в том, чтобы таким образом противостоять власть предержащим — пусть лучше это делают участники нынешних уличных протестов против «деспотической тирании власти». С другой стороны, прошлые правительства и их лидеров никто не атаковал. Похоже, что даже во времена правления мнимой демократии, которая, вне всяких сомнений, не принесла ничего хорошего, а тем более обещанного, не было никого (пусть даже разочарованного демократа, чьи ожидания не оправдались), кто бы сатирически задел эту власть. Правда, в течение одного непродолжительного периода у нас тоже показывали «политических кукол» в очень популярной тогда телепередаче «Никогда не извиняйся» на телеканале «Пинк». Высмеивание тогдашних политиков в этом кукольном сериале было по-настоящему провокационным и интересным, однако продолжительного разрушительного действия на систему оказано не было. Нынешние протесты («настоящие и серьезные», а также подготовленные, поддержанные и возглавленные медиа-звездами) связывают с протестами против режима Милошевича, старт которым дали как раз остроумные оппозиционеры с эстрады.


Власть Милошевича атаковали «вентили для выпуска народного пара» на радио и театральных сценах. Речь, прежде всего, об «Индексном радио-театре», который, что интересно, недавно после десяти лет демократической паузы вернулся с такой же антирежимной сатирой, как и в те времена, когда появлялись суперзвезды, высмеивающие образ Милошевича, его правление и семью. Часть нашей актерско-киношной «элиты» решила, что пришло время занять политическую позицию и принять одну из сторон, и тогда, выйдя за рамки собственной профессии, эти люди предстали перед «встревоженными массами» и продемонстрировали остроумие, доказав, насколько отличаются от тех, кем сами не являются и не должны быть — от политических активистов и лидеров. Как бы там ни было, существует масса примеров того, что эстрадная слава, политически окрашенная и настойчивая сатира зачастую являются оружием намного более мощным и эффективным, чем любое другое. Странно, что те, на кого это оружие было направлено, часто его недооценивали. Пока не становилось слишком поздно…