Вокруг огромных богатств часто слагают легенды. Так произошло и в сибирской Якутии. В сказании говорится, что Бог обморозил в Якутии пальцы и выронил здесь всю таблицу элементов.


В вечной мерзлоте Якутии, официальное название которой — Республика Саха, скрывается большая часть алмазов России. Таежные алмазы нашли в 1950-х годах две женщины-геолога, которые передвигались по местности в сопровождении местных оленеводов.


Добычу самой твердой формы углерода — алмазов — обычно связывают с Африкой, однако самым большим производителем алмазов является Россия. Государственная корпорация «Алроса» в прошлом году добыла 29% всех алмазов в мире: 37 миллионов каратов на сумму более трех миллиардов евро.


Вертолет два часа летит над однообразной тайгой. Затем поверхность земли становится похожей на кратеры, по серпантину склонов которых ездят грузовики. Около кратера возвышаются здания завода, жилые дома, напоминающие издалека альпийские домики, и даже маленькая церковь.


Мы прилетели в царство «Алросы», центр российской алмазодобывающей промышленности. В Накын, где расположено месторождение алмазов, можно добраться только по воздуху или по зимней дороге, которая открыта четыре месяца в году.


Сейчас у «Алросы» в Якутии четыре карьера и четыре шахты. Корпорация также работает в Архангельской области, в Африке и скоро будет работать в Монголии.


Запасы руды корпорации оцениваются в миллиарды каратов, при современных темпах их хватит на 30 лет.


Накын — самое молодое месторождение «Алросы», его открыли в 1990-х годах.


Содержание алмазов в руде здесь высокое: четыре карата на тысячу килограммов. Если карат — мера веса, равная весу семени рожкового дерева, то есть 0,2 грамма, то можно представить, какие массы породы надо перевернуть, чтобы добыть такие крохи.


1,2 тысяч мужчин и женщин работают в Накыне вахтовым методом две недели по 12 часов ежедневно и зарабатывают около 600 евро. Алкоголь в городке запрещен. За охоту или рыбалку сразу увольняют, потому что не хотят, чтобы рабочие пропали в тайге.


Глубина самого глубокого карьера Накына составляет 315 метров. Мерзлую землю, покрытую пылью от бурения, взрывают и дробят. Алмазы здесь не сверкают.


«Я работаю здесь уже 15 лет и ни разу не видел алмазов», — говорит начальник карьера Николай Артемов.


На ближайшей обогатительной фабрике руду дробят и перемалывают. Алмазы не повреждаются, потому что это самый твердый элемент, встречающийся в природе.


Сепараторы российского производства определяют наличие алмазов по их необыкновенной отражающей способности: алмаз отражает рентгеновские лучи.


Еще восточнее в якутской тундре скрывается другой клад: одно из самых больших в мире месторождений редкоземельных элементов. Здесь сосредоточены залежи иттрия, лантана, церия, европия, самария, празеодима, скандия и неодима.


Практически единственным производителем редкоземельных металлов является Китай, который в 1980-х годах вывел из игры всех остальных игроков. Сейчас Россия и США хотят возобновить добычу редкоземельных металлов из стратегических соображений.


«Государству редкоземельные металлы нужны для оборонной промышленности», — говорит Сергей Сергиенко, председатель правления компании «Восток Инжиниринг», владеющей лицензией месторождения Томтор.


Самый большой пакет акций компании принадлежит миллиардеру Александру Несису, вторым совладельцем является государственная корпорация «Ростех». Производство должно начаться в 2020 году, сумма инвестиций составит 400 миллионов евро.


На месторождении Накын «Алроса» продолжает работу с алмазами. Из Накына алмазы на самолете отправляются в столицу алмазов город Мирный. На его улицах государственная компания пропагандирует партию власти «Единая Россия».


В «Алросе» работает около 30 тысяч человек. Корпорация имеет свои детские сады, дома культуры, котельные, речной флот, телеканал, гидроэлектростанции, научно-исследовательские институты и даже совхозы — правда, корпорация пытается сейчас избавиться от лишнего.


От продажи аэродрома Мирного отказались, потому что под взлетной полосой тоже были обнаружены алмазы.


В Мирном добывают алмазы с 1957 года


Карьер глубиной 525 метров остался как памятник рядом с поселком, состоящим из многоэтажных домов. В настоящее время алмазы добывают в шахтах — это намного дороже, но все равно стоит того.


Алмазы сейчас ищут с самолета при помощи магнитной съемки, но если месторождение находится глубоко, то проводится электроразведка.


На месторождения алмазов указывает также наличие граната, пиропа и циркония.


В грандиозном главном офисе корпорации в Мирном интервью дает вице-президент, горный инженер Игорь Соболев. «Алроса» долгое время была очень преуспевающей компанией, но в 2009 и 2015 году цены на алмазы снизились.


«Мы среагировали, уменьшив производство в 2016 году, а сейчас ситуация выправилась», — говорит Соболев. В прошлом году прибыль корпорации составила более миллиарда евро, если не считать прибыль от курсовой разницы.


В первом квартале 2017 года прибыль, однако, снизилась на 50% по сравнению с прошлым годом.


Десятки лет «Алроса» и ее конкурент компания De Beers регулировали цены на рынке, договариваясь о размерах добычи, но ЕС разрушил картель в 2008 году. И сейчас компании реагируют на падение цен одинаково.


Вопреки слухам, главными клиентами рынка алмазов являются не богачи, а средний класс.


«Продажа идет хорошо там, где растет средний класс, — говорит Соболев. — В США рынок устойчив, Китай и Индия развиваются хорошо».


Какую угрозу для компании представляют искусственные алмазы?


«На сегодняшний момент рынки не находят ситуацию критической. Они могут сократить рынок на одну пятую часть, но для этого потребуются огромные вложения и от трех до пяти лет времени», — говорит Соболев и отмечает, что, на его взгляд, слова «искусственный алмаз» не стоит даже произносить вслух.


В Мирном алмазы попадают в сортировочный центр, где их изучают с помощью техники и визуально при помощи линз и микроскопов. Большая часть сотрудников — женщины.


«Женщины более внимательны и лучше выдерживают монотонную работу. И алмазам больше нравятся женские руки», — говорит заместитель начальника производства Алексей Евстратов.


Алмазы сортируют по весу, размеру, форме и цвету.

Добытые в Якутии драгоценные камни


Самыми ценными являются бесцветные и симметричные восьмигранные алмазы. Трещины и вкрапления снижают ценность алмаза.


Самым крупным алмазам дают имена.


Самый большой алмаз был найден в Якутии в 1980 году, Он весил 342 карата и получил помпезное имя — «Имени XXVI съезда КПСС».


Маленькие алмазы плохого качества используются в рабочих инструментах.


И все же алмазы, достойные стать украшениями, становятся ими: на них приходится 90% дохода «Алросы». Если потребитель решит, что ему больше подходят искусственные алмазы, тайгу оставят в покое.


Из Мирного алмазы летят в Москву. Большая часть затем отправляется в Индию, где около 70% алмазов всего мира проходят шлифовку и огранку.


В 1990-х годах в Якутии были созданы алмазогранильные производства, большая их часть на сегодняшний день обанкротилась. В Якутске еще упорно держится независимое алмазогранильное предприятие Epl Diamond.


В его цехах сначала в трехмерном изображении выбирают оптимальную форму для алмаза. Затем его режут и придают форму — естественно, другим алмазом.


Товарным знаком фирмы является огранка «пылающий лед». При такой огранке сверху на бриллианте видны стрелы, а снизу — сердца. Такой алмаз весом 0,3 карата можно купить за тысячу евро или даже дешевле.


В ювелирных магазинах Якутска идет большая распродажа: дорогие камни нелегко продать во время экономического кризиса.


Сын человека из окружения Путина стал алмазным королем


Приватизация «Алросы» является очень чувствительным делом в республике Якутия, которая владеет четвертой частью акций корпорации.


Новым генеральным директором «Алросы» стал 36-летний Сергей Иванов, сын ближайшего соратника Владимира Путина Сергея Иванова.


В апреле Иванов познакомился с неизвестной ему до этого отраслью в Якутии. Корреспонденты Helsingin Sanomat присутствовали на совещании, где Иванов был представлен руководству Алросы. По виду совсем не напоминающий лидера, он скромно улыбался и говорил осторожно.


По словам руководителя Якутии Егора Борисова, в руководстве корпорацией хотели видеть человека, знакомого с финансовыми системами.


«Когда я встретил Иванова, убедился, насколько хорошо он понимает деятельность фирмы и владеет вопросом. Нам даже не пришли в голову родственные связи», — ответил Борисов на вопрос Helsingin Sanomat о назначении Иванова.


«Алроса» — крупнейший налогоплательщик Якутии. Республике принадлежит 25% акций корпорации. Главным собственником все еще остается государство, но оно собирается уменьшить свою долю акций, составляющую сейчас 33%.


Правительство собирается продать «Алросу» вместе с долей Якутии, но, по словам Борисова, республика не намерена больше уменьшать свою долю акций.


Вместо этого республика хочет отказаться от своей доли в дочерей компании «Алросы», которая владеет лицензией в Накыне. Это вызвало сопротивление в Нюрбинском районе, который населяют якуты и на территории которого находится карьер. Выступивший против продажи глава Нюрбанского района был в декабре арестован по подозрению в злоупотреблениях служебным положением.

Сохранить