Три с половиной года условно получил 22-летний видеоблогер Руслан Соколовский, который ловил покемонов в екатеринбургском храме и опубликовал видео своего «перформанса» (прокуратура требовала дать ему реальный срок).

 

Я уже писал об этом деле на нашем портале, но повторим. Соколовский — это радикальный атеист и «личный враг Бога», который несмотря на свой юный возраст уже успел приобрести известность после ряда публикаций, напоминающих своей направленностью польский журнал NIE Ежи Урбана (Jerzy Urban). Свою акцию он устроил не в простом соборе, а в храме, возведенном на месте дома, в котором в 1918 году большевики пленили и казнили всю царскую семью, включая ее несовершеннолетних членов.

 

Соколовский снял видео, в котором он рассказывает о том, что решил сделать, а потом ловит в храме покемонов. Музыкальным фоном служат стилизованные церковные песнопения с язвительным и полным бранных выражений текстом. Потом блогер заявляет, что ему не удалось поймать главного покемона — Христа, добавляя, что он отправился со смартфоном в церковь, поскольку по телевидению предупреждали, что именно там играть в эту игру запрещено законом.

 

Ролик моментально стал популярным. Нынешняя российская власть, как известно, вступила в союз с Православной церковью, в свою очередь, либеральная оппозиция находится с РПЦ в конфликте и в значительной мере состоит из людей не просто с антиклерикальными, но даже антирелигиозными взглядами. Неудивительно, что реакция властей не заставила себя долго ждать: Соколовского арестовали и предъявили ему обвинение в экстремизме (это понятие трактуют в России очень широко). Он провел несколько месяцев в СИЗО, а потом под домашним арестом. В четверг все закончилось, прозвучал вышеупомянутый приговор.

 

Я не хочу размышлять здесь, мягок ли он, суров или вполне адекватен. Я хотел бы, скорее, обратить внимание на действия российской либеральной оппозиции — той, которая придерживается радикальных антисистемных взглядов, и той, которая как-то находит себе место в путинском режиме. Она с самого начала поддержала Соколовского, представляя его в роли совершенно невинной жертвы и даже героя, и не отступала от этой позиции до самого конца. За блогера вступился цвет московского и петербургского оппозиционного движения. При этом обстоятельства его поступка и тот факт, что он был известным антирелигиозным активистом, тщательно замалчивались, а Соколовский изображался невинным юношей, который решил просто половить покемонов…

 

В суд не поленился лично придти мэр Екатеринбурга — поэт, художник, либерал и оппозиционер Евгений Ройзман (да, в путинской России до сих пор сохранились немногочисленные островки, где власть остается в руках выступающих против Кремля демократов). Он призвал суд не давать обвиняемому реальный срок и обещал трудоустроить Соколовского в местном хосписе. Разумеется, для перевоспитания.

 

При этом защитники блогера часто прибегали к медийно-интеллектуальному шулерству, граничащему с ложью. Пример? Например, в четверг хитом в демократическом интернете стала цитата из обоснования приговора: в нем суд называет акцию Соколовского экстремистом, поскольку тот отрицал существование Иисуса Христа и пророка Мухаммеда (блогер наполовину татарин). Демократический интернет захлебывался от возмущения: суд в своем вердикте признал, что человека можно осудить за то, что он неверующий!

 

Если бы так было на самом деле, возмущение российских либералов следовало бы, конечно, разделить. Однако обращение к более развернутым цитатам документа, мягко говоря, усложняет картину. Суд счел проявлением экстремизма не тот факт, что Соколовский в своем ролике отрицал существование Христа и пророка Мухаммеда, а то, что он делал это, используя исключительно грубые выражения (то есть оскорбительным для верующих способом). Это несколько меняет суть дела, правда? Меняет, но читатель демократических порталов, который не потрудится поискать полный текст обоснования приговора или более полные цитаты из него, об этом узнать не сможет.

 

Так или иначе, фарс с покемонами подошел к концу. Руслан Соколовский, выйдя на свободу, начнет помогать Ройзману открывать хосписы, а в будущем, возможно, станет одним из лидеров российской демократической прозападной оппозиции.