На официальном параде в Сочи маршировали люди с выкрашенными черной краской лицами и с бананами в руках, в очередной раз вызвав опасения по поводу расизма на российских футбольных матчах. Этот город менее чем через месяц станет местом проведения матча Кубка конфедераций FIFA с участием команды Камеруна.


На фотографии государственного информационного агентства ТАСС снят мужчина в футболке сборной Камеруна с барабаном в руках; при этом его лицо и руки выкрашены в темный цвет. Вслед за ним идет другой человек, у которого лицо также покрашено черным. На голове у него парик в стиле «Афро», в руках барабан, а на шее связка бананов.


Другой мужчина накинул на плечи мексиканский флаг, надел сомбреро и приклеил себе черные усы. На второй фотографии два молодых человека идут в головных уборах американских индейцев и в костюмах с бахромой.


Камерун будет играть с Германией на стадионе «Фишт», построенном к зимней Олимпиаде 2014 года. Игра состоится 25 июня. Мексика на этом же стадионе сыграет 21 июня с Новой Зеландией.


Мэр Сочи возглавил это шествие из трех тысяч человек в «ярких костюмах», пройдя по главной улице города и официально открыв курортный сезон. Демонстранты с черными лицами шли в составе колонны, посвященной Кубку конфедераций, который станет чем-то вроде репетиции перед чемпионатом мира. Этот чемпионат тоже пройдет в России в будущем году.


Вечером во вторник сочинская городская администрация выступила с заявлением, в котором отметила, что «дружеский карнавал, символизирующий разные континенты, демонстрирует толерантное отношение россиян к мировым традициям».


«Организаторы карнавала ставили перед собой исключительно дружелюбные цели, направленные на создание позитивной атмосферы, и не ставили перед собой задачи кого-то оскорбить. Мы с нетерпением ждем возможности оказать теплый прием сборной Камеруна и ее болельщикам, а также представителям всех других стран во время Кубка конфедераций FIFA», — отмечается в заявлении.


Но история футбольного расизма в России вызывает вопросы о том, насколько комфортно будет чернокожим и цветным фанатам и игрокам во время двух масштабных футбольных турниров мирового масштаба.


В 2015 году сеть Fare и московский информационно-аналитический центр «Сова» опубликовали доклад, в котором отмечено 99 проявлений расизма и ультраправых взглядов, а также 21 нападение на почве расизма со стороны российских футбольных фанатов во время сезонов 2012-2013 и 2013-2014 годов. В одном случае хулиганы избили болельщиков махачкалинского клуба «Анжи» из кавказского региона, где проживают в основном мусульмане. Случилось это в августе 2012 года, и нападение было совершено за пределами стадионов в Москве и Санкт-Петербурге.


Нападкам подвергаются и иностранные футболисты. На матче в Санкт-Петербурге в 2011 году в левого защитника бразильца Роберто Карлоса кто-то бросил банан, а фанаты в Москве в 2010 году подняли баннер с изображением банана, оскорбляя таким способом нигерийского нападающего Питера Одемвингие.


Бразильский нападающий санкт-петербургского «Зенита» Халк сказал в 2015 году, что в России он сталкивается с проявлениями расизма «почти на каждой игре». А футболист из Ганы Эммануэль Фримпонг заявил, что когда он играл за футбольный клуб «Уфа», толпа болельщиков подвергала его «расовым оскорблениям».


Россия пообещала, что проявлений расизма на организуемых ею турнирах не будет, а Российский футбольный союз в феврале назначил бывшего полузащитника «Челси» Алексея Смертина инспектором по борьбе с расизмом и дискриминацией в футболе. Но даже эта новость вызвала небольшой скандал, так как в 2015 году Смертин заявил, что «в России расизма нет».


Глава официального «Всероссийского объединения болельщиков» Александр Шпрыгин придерживается крайне правых взглядов, и как-то раз его сфотографировали, когда он отдавал нацистское приветствие. Его вместе с другими фанатами задержали после жестоких столкновений на матче Евро-2016 между Россией и Англией, а затем депортировали.


Присутствовавший на сочинском параде нигерийский журналист Лоладе Адевуйи (Lolade Adewuyi) заявил Associated Press, что не верит в намерение участников кого-то оскорбить, и полагает, что они просто не понимали возможные последствия своих действий.