Один из читателей выложил ссылку на этот очерк 2014 года авторства Костики Брадатана, в котором рассказывается о том, как можно понять Россию через великий роман Достоевского «Братья Карамазовы». В самом начале Брадатан говорит о некоем демоническом аспекте русской души, о чем-то, что невозможно объяснить рационально. Вот отрывок из его работы:


«Неожиданное решение Владимира Путина начать разделение Украины на части напомнило, должно быть, восточным европейцам не только традиционный российский экспансионизм, но и нечто другое, еще хуже. В коллективной памяти восточной Европы все еще живы эпизоды настолько свирепой и кошмарной жестокости России, что ничего общего с политикой они не иметь могут, даже с ее самыми циничными проявлениями. Независимо от того, под каким углом вы их рассматриваете — даже в контексте логики репрессий — эти действия попросту не имеют смысла; они слишком радикальны, чтобы выполнять какую-либо карательную или превентивную функцию — или служить какой-либо другой рациональной цели, если на то пошло».


Одним из таких событий был голодомор, организованный Сталиным на Украине в качестве политического наказания. Вот еще отрывок:


«По оценкам, приведенным историком Йельского университета Тимоти Снайдером в его последней книге „Кровавые земли", голод унес тогда жизни около 3,3 миллионов человек. (Около трех миллионов этнических украинцев, остальные русские, поляки, немцы и евреи.) Как это случилось? Во-первых, когда крестьяне не смогли обеспечить установленные Москвой непомерно высокие квоты на зерно, все их запасы продовольствия были конфискованы. „[Власти] искали зерно, как будто не хлеб это, а бомбы, пулеметы", — пишет Василий Гроссман, в чьей книге „Все течет" предлагается один из самых „жалостливых" отчетов об украинском голодоморе. Все съестное забрали партийные активисты и сотрудники ОГПУ (советские спецслужбы). Был изъят весь посевной фонд; была уничтожена даже уже приготовленная пища и все, что стояло на столах.


После этого людей оставили умирать самой медленной из смертей: „Деревня одна осталась — кругом пустыня и голодные в избах. И представители разные из города ездить перестали". Чтобы никто не сбежал, ОГПУ учредило блокпосты, а железнодорожные станции охранялись вооруженными солдатами. Сталина держали в курсе всего происходившего по каналам партии и ОГПУ ».


Многое в России восхищает меня, как американца. Но будь я украинцем, я всеми фибрами своей души ненавидел бы Россию за это.


Другим упомянутым Брадатаном инцидентом был расстрел в Катынском лесу польских офицеров и солдат, которые были разгромлены вторгшимися нацистами и предпочли сдаться на милость Красной Армии. И убили всех до одного:


«Убийства исполнялись в индивидуальном порядке: два сотрудника НКВД держали жертву за руки, а третий стрелял ему сзади в голову. Одна жертва за раз, всего около 21 892 раз. За что они вот так убивали безоружных, беззащитных заключенных? Да просто так.


„Просто так" — вот что характеризует эти эпизоды. Они неимоверно жестоки, бессмысленны и непонятны. Они словно появились из самых темных уголков человеческой природы: сколь бы тщательно мы их не изучали, разобраться не можем».


Россияне совершали нечто подобное и в отношении самих себя. Суть ГУЛАГа и Большого террора была той же: просто так. Брадатан цитирует прокурора в конце «Братьев Карамазовых», заявляя, что характер русского человека простирается меж «двух бездн»: возвышенными идеалами и гнусной деградацией. Россия способна высоко летать и низко падать. Брадатан утверждает, что Достоевский в своем романе смог отразить всю глубину русской души через портреты братьев.


Есть неутомимый философ Иван Карамазов. А Алеша представляет высшую степень русской духовности. Вот подробнее:


«Дмитрий Карамазов — лицо России непосредственной. Именно так говорит прокурор, который отправляет его в Сибирь. „И, однако же, тут она, наша Россеюшка, пахнет ею, слышится она, матушка!" Мы, россияне, „любители просвещения и Шиллера и в то же время мы бушуем по трактирам, — произносит он, — зло и добро в удивительнейшем смешении."»


Символично, что наиболее важным персонажем является внебрачный сын Карамазова-старшего Смердяков, который отстаивает тот аспект русской души, который никто признавать не хочет. В романе он никто, хотя оказывается чрезвычайно важен благодаря своим поступкам. По словам Брадатана, ключевым здесь является то, что он творит зло ради собственного блага. «Он убивает просто так». Подробнее:


«Смердяковщина — неясная, но страшная сила, пронизывающая всю русскую историю. Ее основной принцип лаконично формулирует сам холоп: „Русский народ надо пороть-с." Почему? Просто так. Смердяковщина разгорается особенно сильно в виде руководителей и институтов, правящих с помощью одного лишь террора; репрессии ради репрессий. Его влияние огромно, память о нем травмирует, а социальные эффекты вызывают паралич. Джозеф Конрад видит в этих смердяковских учреждениях „что-то нечеловеческое," из другого мира. Правительство царской России, опираясь на вездесущую и всемогущую тайную полицию и „присваивая себе верховную власть, чтобы мучить и убивать своих подданных подобно посланному богом бедствию, особую жестокость проявляло к тем, кому было позволено жить под сенью ее милости." И это было только начало.


Именно Сталин довел смердяковщину до совершенство. Под его управлением „Смердяков" заморил голодом миллионы украинских крестьян и убил десятки тысяч польских военнопленных. В Сибири он построил обширную сеть лагерей и тюрем, в которых значительная часть населения России превратилась в рабов. И все это без особых причин — просто так. Александр Солженицын в своем произведении „Архипелаг ГУЛАГ" задокументировал это во всех ужасающих деталях. Большой террор, организованный и осуществленный Сталиным с помощью НКВД в конце 1930-х годов, является, пожалуй, наиболее ярким примером смердяковщины в России 20 века. В течение нескольких лет без каких-либо рациональных причин была уничтожена художественная, научная, политическая и военная элита страны. Многие из лучших писателей, ученых, инженеров и генералов получил пулю в голову».


Брадатан переходит к тому, что Путина необходимо понимать как одно из проявлений смердяковщины — не сталинского уровня, но все же. Целиком его работу прочитать можно здесь.


Я обращаюсь к читателям, обладающим знаниями о России и/или русской литературе, с просьбой прокомментировать данный очерк. Я считаю его занятным и хочу услышать, что думаете о нем вы. С моей токи зрения, самым интересным аспектом произведения является его главное утверждение о том, что величие России и ее злодейство — это две части одного органического единства. Брадатан цитирует следующий отрывок из речи прокурора в «Братьях Карамазовых»:


«„Две бездны, две бездны, господа, в один и тот же момент — без того […] существование наше неполно."


Можно сказать, этот образ двух переплетающихся пропастей и есть картина самой России. Самое низменное и высокое, самое подлое и благородное, богохульство и святость, абсолютный цинизм и возвышенный идеализм — здесь встречается все».


А вы что думаете?

 

УТОЧНЕНИЕ: Мне кажется, что нечто подобное можно сказать и о юге Америки. Миннесота, в соответствии с большинством норм, более пригодна для жилья, чем Миссисипи, в чьей истории больше бедности и расистской жестокости. Но в Миннесоте никогда не было своего Фолкнера, Велти или Перси, и не могло быть. Я не принижаю ее значения. Я просто говорю, что судьба Миссисипи — да и всего американского юга в целом — столь же трагична, как и российская. Подумайте об этом: Изгой Фланнери О'Коннор- тот же Смердяков.


УТОЧНЕНИЕ.2: Ну хорошо, хорошо, в Миннесоте тоже были прекрасные писатели. Я не говорил, что это не так. Не думаю, что кто-то из них мог бы сравниться с Фолкнером, но это только мое мнение.