Первая мировая война проходила 100 лет назад, и поля сражения на Сомме, под Верденом и во Фландрии были тогда местом невыносимых страданий. Это трудно понять сегодня, когда вы прогуливаетесь по зеленым полям Франции и Бельгии.


Была примерно половина восьмого утра, когда капрал Артур Кук (Arthur Cook) и его товарищи из 1-го батальона легкой пехоты Сомерсет вылезли из своих окопов и пошли прямо в тучу свинца немецких пулеметов.


Первая мировая война (1914-1918)


Война началась в конце лета 1914 года, когда австро-венгерский престолонаследник Франц Фердинанд (Franz Ferdinand) был убит в Сараево.


Во время войны союзники Франция, Великобритания, Россия и Италия сражались с великими державами Германией, Австро-Венгрией и Турцией.


Позднее в войну вступили еще несколько стран, в частности, США, которые присоединились к союзникам в 1917 году.


Война шла во всем мире, но самые важные бои проходили на Западном фронте. Здесь стороны застыли друг против друга в окопах, которые протянулись непрерывной линией через Бельгию и Францию от Па-де-Кале до Швейцарских Альп.


Первая мировая война стоила жизни примерно 11 миллионам солдат и 7 миллионам мирных жителей.


Британцы уже видели, что солдаты первой волны атаки были сражены противником, о котором им сказали, что он был уничтожен артиллерийскими ударами на прошлой неделе.


С адреналином в крови солдаты батальона Сомерсет испытывали и страх, и нетерпение в ожидании сигнала атаки.


«С молитвой на устах мы вылезли из окопов, но пройти далеко не смогли, потому что уже на ничейной полосе мы попали под огонь пулеметов. Парни начали падать как мухи, но мы были вынуждены продолжать. Сначала был убит наш лейтенант, потом его заместитель. Всего через пять минут после начала атаки я возглавил подразделение», — написал Артур Кук позднее в своем дневнике 1 июля 1916 года.


Сегодня все дышит миром и покоем. Но сто лет назад тихие леса и красивые поля Франции и Бельгии были адом на земле, где газовые атаки, разрывы артиллерийских снарядов и трупный запах были буднями миллионов немецких, французских и британских солдат, которые сражались и умирали на Западном фронте.


В отличие от многих своих товарищей он выжил в тот день, в первый день битвы на Сомме, которая продолжалась четыре месяца. Британские потери по состоянию на 1 июля составляли 20 тысяч убитыми и 77 тысяч ранеными. В тот момент это был самый кровавый день в истории британской армии.


Когда в ноябре затихли бои, потери составили еще 400 тысяч солдат, это была плата за то, что они смогли оттеснить немцев на 8 километров.


Поле было пограничной зоной царства смерти, где стоял густой смрад гниения и запах пороха


Битва на Сомме позднее получила мифологический статус в Великобритании и у ее союзников, в частности, в Канаде, Австралии и Новой Зеландии. Она стала своеобразным символом Первой мировой войны, когда миллионы молодых людей в течение четырех лет сражались и умирали в окопах, полных грязи и крыс, протянувшихся непрерывной линией от Па-де-Кале до Швейцарских Альп.


Тысячи людей погибали за каждый отвоеванный километр.


Мемориальный парк возвращает нас в прошлое


Бесконечные туристы из прежней Британской империи каждый год посещают поля сражения на Сомме к северо-востоку от Амьена во Франции и в западном бельгийском регионе Фландрии. Они приезжают, в основном, чтобы осмотреть места, где их родственники во время войны сражались и часто там же и были похоронены. По этой причине особенно во Фландрии местные жители хорошо владеют английским.


В ньюфаундлендском мемориале Бомон-Амель сохранились фрагменты поля сражения. Вы проходите в окопах, где солдаты спали, курили и подшучивали друг над другом. На поле перед окопами вы стоите на том месте, где очень многие из них погибали.


Большинство окопов давно уже распаханы и снова превратились в поля, где местные жители постоянно находят неразорвавшиеся снаряды, фрагменты воинского снаряжения и останки солдат, которые сражались здесь примерно 100 лет назад. Они покоятся на каком-нибудь из многих солдатских кладбищ той войны.


У Бомон-Амеля на Сомме все-таки осталось что-то от поля сражения. Солдаты из Великобритании и Ньюфаундленда, которые 1 июля шли в атаку на немцев, находились всего в нескольких сотнях метров от Артура Кука и солдат из батальона Сомерсет, и у них был такой же страшный день. Из 780 человек из Ньюфаундленда, шедших в атаку, к ночи в живых осталось только 110.


Уже в 1925 году был создан Мемориал Ньюфаундленд. Статуя изображает оленя, стоящего на холме и смотрящего в направлении атаки, где внизу все еще видны воронки от снарядов и остатки окопов, где жили люди.


Когда стоишь наверху и осматриваешь это место, где 101 год назад шли ожесточенные бои, не нужно обладать богатой фантазией, чтобы представить себе те исторические события, которые происходили здесь.


Так вы попадаете на фронт


Местные туристические фирмы могут предложить вам брошюры и карты и посоветовать, что стоить посмотреть. Кроме того, у них есть сотрудники, которые могут пойти с вами в качестве гидов. Таким образом вы получите возможность обогатиться их знаниями о сражениях, солдатах и местности.


Возьмите в аренду машину и начните собственное расследование. Имея в запасе небольшие исторические сведения и карту, вы можете совершить достаточно большое путешествие и иметь свободу выбора. Поскольку поля сражений разбросаны вокруг на большой площади, то общественный транспорт является не очень удобным решением.


Возьмите велосипед. Особенно во Фландрии и у Сомма местность удобна для поездок на велосипеде. Здесь много дорог, по которым стоит попытаться проехаться. Так у вас будет активный и познавательные отпуск.


Город Альбер расположен совсем рядом со старой линией фронта на Сомме, в нем есть рестораны, возможности остаться на ночь и ряд музеев, посвященных войне.


Верден — красивый город, который сам по себе заслуживает того, чтобы побывать в нем. Из него удобно посещать места боев сражения, которое проходило вокруг города, потому что он расположен в центральной части этого района.


Ипр. Написание названия этого города имеет две формы и зависит от того, говорите вы по-фламандски или по-французски. По имени города назван и участок фронта вокруг него. В нем и близлежащих районах много различных достопримечательностей.


Там находится первая линия окопов, где солдаты нагибались при каждом разрыве снаряда и нервно ожидали сигнала к атаке, который посылал их на смерть. Сегодня это яма в поле, вокруг которой можно пройтись.


Когда звучал сигнал к атаке, солдаты вылезали наверх и шли вперед по ничейной полосе на немецкие линии у деревьев, откуда несся смертельный пулеметный огонь, косивший молодых солдат так, как острый серп скашивает пшеницу на поле.


Глубокие ямы на лугу, который в свое время был ничейной землей, отмечают места, где снаряды разрывались и направляли раскаленные искореженные куски металла в тела людей, находившихся вокруг места взрыва.


Ад превратился в идиллию


В последней серии британской многосерийной комедии «Blackadder Goes Forth», действие которой разворачивается во время Первой мировой войны, должна начаться большая атака, чтобы «фельдмаршал Дуглас Хейг (Douglas Haig) смог передвинуть свой коктейльный бар на шесть дюймов ближе к Берлину», как сухо заметил капитан Блэкэддер (Роуэн Аткинсон, Rowan Atkinson).


В финальной сцене он вместе со своими коллегами вылезает из окопа и бежит вперед на врага сквозь взрывы и огонь. Ад после этого постепенно превращается в цветущее поле маков в солнечный летний день, необычайно трогательная заключительная сцена в общем-то ироничном и развлекательном многосерийном фильме.


Каждый год из земли появляются тонны остатков войны. Это может быть все что угодно, от небольших стальных пуль, пулеметов и касок до неразорвавшихся снарядов. А эти снаряды иногда приводят к смертельным жертвам.


Именно эта сцена блестяще подводит итог тем чувствам, которые возникают у вас, когда вы ходите по Мемориалу Ньюфаундленду. Вы повсюду чувствуете присутствие истории, потому что ее следы находятся буквально перед вашими глазами.


Тем не менее, трудно представить себе, что это красивое и мирное место, где светит солнце, щебечут птицы и ветерок играет высокой травой, было местом невероятного количества смертей и страданий. Поле было пограничной зоной царства смерти, где стоял плотный смрад гниения и запах пороха, а земля была усыпана мертвыми и ранеными. Звуковым фоном была смесь криков, залпов выстрелов и разрывов снарядов, превращавших землю в лунный ландшафт, изрытый воронками как следами оспы, без всяких деревьев.


Контраст между адом 1916 года и сегодняшним настроением идиллии виден у Сомма везде, в первую очередь на кладбищах, заполняющих мягкий северо-французский пейзаж.


Окопы и воронки от снарядов на полях Северной Франции у Сомма рассказывают о сражении, в котором за каждый метр отвоеванной территории погибали или получали ранения тысячи солдат. Хотя прошло уже 100 лет, это остается в исторической памяти страны.


Большие музеи в Перонне и большие памятники в Тьепвале и Лонгевале блестяще объясняют и показывают различные аспекты сражения.


В таких лесных районах, как Дельвиль Вуд, Базентен и Мамец плуг фермера пощадил поле битвы. Они открыты для посетителей, которых, тем не менее, призывают не копаться около металлических предметов на земле, если они не хотят, чтобы их постигла та же судьба, что и многих солдат, то есть быть разорванными на куски, «blown to bits», как говорят англичане, и таким образом пополнить список военных потерь с опозданием на 100 лет.


На, к сожалению, запущенном немецком кладбище у Фрикура, лежат похороненными примерно 17 тысяч солдат в простом окружении без флагов или памятников, что недвусмысленно показывает, кто проиграл в этой войне.


Среди них есть и датские жители Южной Ютландии, которые были насильно призваны в немецкую армию и никогда не вернулись домой.


Бойня под Верденом


В то же самое время, когда шла битва на Сомме, через пару сотен километров к югу шла отчаянная схватка на территории вокруг французского города Вердена. В феврале 1916 года немцы атаковали этот участок, чтобы поставить на колени французскую армию. Когда в декабре бои здесь затихли, было подсчитано, что в этой битве были убиты, ранены или пропали без вести один миллион французских и немецких солдат. А линия фронта осталась приблизительно такой же, какой она была за 10 месяцев до начала боев.


Из-за продолжительности сражения, большого количества солдат, участвовавших в нем с обеих сторон, и ужасающих условий, в которых солдатам приходилось вести боевые действия, битва под Верденом стала французским символом войны, национальной травмой, наполненной мифами и оказывающей влияние на жизнь страны в течение последующих десятков лет.


«Верден был сражением артиллерии, огонь которой был настолько интенсивен, что окопы в конце концов просто исчезли. Солдаты жили в воронках от снарядов, которых было полно вокруг», — говорит гид Винсент (Vincent), когда мы едем в его машине по дороге, петляющей по склонам местных холмов, покрытых лесом.


Зато после короткой поездки далее к югу мы находим настоящие окопы у Сен-Миеля и Лез-Эпаржа.


Когда в 1918 году умолкли орудия, большие территории Франции и Бельгии были полностью разрушены войной. По всей стране французская армия за год постоянно удаляет примерно 40 тонн неразорвавшихся боеприпасов.


«Земля была настолько заполнена трупами, что невозможно было где-нибудь начать копать, не наткнувшись на один из них».


Винсент, гид из Вердена.


Как я узнал, при такой скорости удаления боеприпасов в этой местности Франция будет расчищена примерно через 500 лет. В большинстве районов, тем не менее, сегодня уже нет боеприпасов, но в так называемой Красной зоне вокруг Вердена их находят постоянно.


В отличие от Сомма, здесь, под Верденом, было решено сохранить поле сражения. Это было сделано, чтобы отдать дань уважения победе над Германией, доставшейся большой ценой. Кроме того, в земле до сих пор находится так много трупов и неразорвавшихся снарядов, что во многих местах даже невозможно воспользоваться компасом из-за обилия железа в земле. Было решено заполнить этот район посадками деревьев, которые сохранят его для потомков.


Многие из миллионов жертв войны так и не были похоронены. Одни были буквально разорваны на тысячи кусков артиллерийскими снарядами, в то время как другие покоятся под покровом зеленой травы в разных местах Франции и Бельгии. Единственной памятью о них является имя — на памятниках солдатам и в сознании их близких.


Когда взбираешься на какой-нибудь холм под Тиамоном, земля вокруг выглядит как швейцарский сыр из-за большого количества маленьких и больших воронок от артиллерийских снарядов. Если убрать деревья, сразу узнаёшь старые картины сражения, когда солдаты цеплялись за жизнь, спасаясь в этих воронках.


Как говорит Винсент, это был ад, состоящий из грязи, дерьма и смерти.


«Земля была настолько заполнена трупами, что невозможно было где-нибудь начать копать, не наткнувшись на один из них. В холодные месяцы солдаты постоянно были промокшими и замерзшими, а летом страдали от жажды и болезней, потому что свежую воду им подвозили редко. Отчаяние заставляло солдат пить вонючую жидкость, накапливавшуюся на дне воронок. И все это время артиллерия непрестанно убивала и калечила людей направо и налево», — рассказывает он.


Именно поэтому фронтовые пехотные подразделения больше всего старались заполучить воду вместе с табаком и ручными гранатами, когда устанавливали связь с главными штабами в глубоком тылу.


На фронте грязь была одним из условий жизни солдат и одной из тех опасностей, которых они остерегались больше всего, потому что могли утонуть в глубокой грязи на поле боя. Это кажется вполне реалистичным, поскольку существуют подтверждения этому.


3 события во Фландрии


1 Мемориальный музей Пашендаль 1917


Музей, окруженный красивым парком в Зонненбеке, действует на ваши чувства, вы ощущаете запахи и слышите звуки, музей блестяще рассказывает о сражении. Здесь есть даже реконструированные окопы и бомбоубежища в земле, которые позволяют вам оказаться на месте солдат. В связи со столетием этого сражения, именем которого назван музей, здесь проводятся различные мероприятия, которые будут продолжаться в течение ближайших месяцев.


2 The Last Post у Менинских ворот


Каждый вечер в 20.00 у Менинских ворот в центре города Ипра на трубе играют «The Last Post», чтобы почтить память многих тысяч солдат, павших здесь в 1914-18 году. За исключением периода немецкой оккупации страны во время Второй мировой войны, это происходит с 1928 года каждый вечер, несмотря на дождь, мокрый снег или грязь.


3 Военное кладбище Тине Кот


Уже спустя два дня после того, как австралийские солдаты в октябре 1917 года захватили этот бывший немецкий опорный пункт, здесь были похоронены первые солдаты. Сегодня здесь покоятся 11 965 солдат, большинство из которых до сих пор неизвестны. Здесь установлена мемориальная стена с именами 34 887 солдат Великобритании и Новой Зеландии, которые пропали без вести.


«После войны многие ветераны не были в состоянии спать в постели, потому что матрас был слишком мягок. В кошмарном сне они видели себя на спине утопающими в грязном болоте и с криком просыпались ночью. До конца своей жизни они несли в себе эти ужасы войны», — говорит Винсент.


Друг и враг покоятся вместе


В Красной зоне вокруг Вердена расположены девять деревень, которые во время сражения «погибли за Францию» и были полностью уничтожены. Одна из них называется Флери. Всего за пару месяцев она переходила из рук в руки примерно 60 раз, здесь не осталось ни одного здания.


Таблички, установленные вокруг между деревьями, отмечают те места, где до войны стояли дома, кузница и пекарня.


Летом 1916 года Флери была одним из самых опасных мест на земле, где вас в любой момент могло разорвать на куски, или вы могли умереть от удушья в облаке ядовитого газа.


Когда из земли в местных лесах и на полях появляются новые кости, их складывают в склепе вместе с теми, которые уже лежат там.


Но сегодня самой большой опасностью здесь являются клещи, которых вы можете набрать, проходя в высокой траве между деревьев. Услышать сегодня здесь немецкую речь больше не означает, что вы подвергаетесь опасности получить в голову ручную гранату, это просто группа туристов.


Посреди тропы лежит большая кость, Винсент считает, что это кость коня. Нет ничего необычного в том, что здесь из лесной земли появляются кости людей и животных. Их укладывают на тропе, после чего ими занимаются местные власти.


В другой части поля сражения, у развалин Форта Дуомон, находится самое красивое кладбище этой местности. Останки примерно 146 тысяч французских и немецких солдат покоятся здесь в гигантском склепе, который возвышается над кладбищем. У большинства из них нет имени. Они — жертвы индустриальной бойни, где солдаты перестали быть индивидами.


Во время битвы под Верденом в Форте Дуомон разорвалось несколько миллионов снарядов крупного и мелкого калибра.


Когда из земли лесов и полей здесь появляются новые кости, их складывают в склепе вместе с теми, которые уже лежат здесь. Немецкие ли они или французские, это больше не имеет никакого значения. Друг и враг покоятся вместе бок о бок.


Примирение пронизывает Верден, где французские и немецкие флаги колышутся вместе с флагом ЕС. Перед этим склепом под Дуомоном, где покоится так много солдат двух стран, государственные руководители Германии и Франции Гельмут Коль (Helmuth Kohl) и Франсуа Миттеран (François Mitterand) в 1984 стояли вместе перед журналистами со всего мира.


Вместе с ними стояли ветераны обеих сторон, которые вначале были сдержаны, но потом обнялись со слезами на глазах.


Послание было понятно: примирение, сотрудничество и дружба никогда не дадут повториться аду Западного фронта.