Недавно совет министров иностранных дел ЕС продлил санкции против России, введенные из-за аннексии полуострова. По-прежнему лежит запрет на ввоз товаров из Крыма и Севастополя в ЕС, а также на инвестиции в этих регионах. Европейские депутаты, как и компании с главным офисом на территории ЕС, не могут покупать недвижимость в Крыму, финансировать местные компании и оказывать им услуги. Нельзя даже предоставлять туристические услуги в Крыму и Севастополе.


Это положение сохранится как минимум до конца июня 2018 года. После этого Совет ЕС может снова продлить санкции.


Однако Кремль не слишком озабочен введенными санкциями. По крайней мере — декларативно, то есть судя по заявлениям. При этом он играет на чувствах европейских политиков. «Мы по-прежнему не согласны с этими санкциями. Мы не считаем их легитимными, и, более того, мы считаем, что эти санкции наносят вред не только нам, но и тем странам, которые являются их инициаторами», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя решение Евросоюза.


Над Крымом вот уже третий год развевается российский триколор, и на полуострове царят российские порядки. Крым будто отрезан от остального мира. Официально сюда не может ступить нога ни одного европейского коммерсанта или инвестора, а на украинцев распространяются еще более суровые правила.

Портрет Владимира Путина в книжном магазине в Симферополе

Любые поставки с Украины невозможны, как и экспорт на территорию этой страны. Также были прекращены поставки электроэнергии и воды с украинской территории в Крым. Москве пришлось в спешном порядке решать этот вопрос. Нормально жить мешают даже мелочи. Население Крыма, к примеру, не имеет легальной возможности скачивать и обновлять приложения через Google Play и AppStore.


Зачарованный полуостров


Немного сухой статистики. Крым относится к регионам, которые больше других зависят от финансирования из федерального бюджета. Крымская казна на 65% наполняется тем, что отправляет полуострову Москва. Несмотря на это, дефицит бюджета Крыма в прошлом году вырос в три раза по сравнению с 2015 годом и достиг 14,6 миллиардов рублей (около шести миллиардов крон).


Однако Крым может похвастаться ростом инвестиций в два раза. Но, как отмечает крымский политолог Евгения Горюнова, в общем объеме инвестиций основная часть — это российские средства. Вместе с тем объем частных инвестиций в Крыму резко сокращается: с 61,4% от общего объема в 2014 году до 22,9% в 2016 году.


«То есть российский бизнес не готов инвестировать в регион с сомнительным статусом, а тем более под западными санкциями», — объясняет эксперт.


Доля зарубежных инвестиций в прошлом году достигла всего 9,4% от общего объема. А ведь еще в 2013 году, до присоединения Крыма к России, прямые иностранные инвестиции на полуостров достигали 1,6 миллиардов долларов.


Шок прошел


Я сижу вместе с Евгением Тарло, предпринимателем и бывшим российским сенатором, в ресторане в центре Москвы. Господин Тарло ведет свой бизнес в России и в Крыму. Он начал заниматься предпринимательством на полуострове, как он подчеркивает сам, еще до свержения режима Виктора Януковича в 2014 году.


«В Крыму — нормальный спокойный бизнес-климат. Интерес к предпринимательству в Крыму как внутри России, так и за рубежом очевиден. Первоначальный шок от геополитических изменений прошел. Большинство россиян и жителей Крыма довольны, что переход под российскую юрисдикцию прошел без особенных потрясений. Однако в Крыму заметно беспокойство. Часть жителей полуострова думали, что после присоединения к России все проблемы мигом исчезнут. Но это, конечно, не так», — описывает Тарло ситуацию в Крыму.


У российского бизнесмена там есть участок, на котором он хочет построить пансион. «Когда Крым относился к Украине, я не мог строить. Теперь дело пошло», — добавляет Тарло.


Как он сам говорит, главное для бизнесмена — ясное законодательство и правоприменение, которое при украинском правительстве было весьма слабым.


Санкции вредят


После российской оккупации Крыма условия для бизнеса на полуострове изменились. Как признается Тарло, малый и средний бизнес были связаны с Украиной, и изменения после аннексии сильно на них сказались. В основном это касается тех предпринимателей, которые привыкли торговать с Украиной или импортировали оттуда товары.


Немалую роль сыграли и западные санкции. На полуострове нет ни одного иностранного банка или авторитетного российского банковского дома. До недавнего времени в этом регионе, ставшем теперь российским, невозможно было пользоваться банковскими картами. Порой это приводит к курьезам, как рассказывает российский бизнесмен.


«Семь лет назад российский Сбербанк купил недалеко от Ялты отель „Мрия", реконструировал его и превратил в роскошный курорт для своих сотрудников. Но даже там нет банкоматов Сбербанка, потому что банк боится санкций. Это понятно. Если против Сбербанка введут санкции, то это может дестабилизировать всю российскую банковскую систему», — считает Тарло.

© Mriya Resort & Spa
Курортный комплекс Mriya Resort & Spa в Ялте

Сейчас ситуация в банковской сфере на полуострове улучшилась.


«В Крыму работает только несколько российских банков, и все они — небольшие. Также решаются проблемы с банковскими картами. В первый год после присоединения Крыма там не работала ни одна карта, и платить можно было только наличными. Теперь работает и безналичный расчет через малые российские банки», — объясняет российский предприниматель.


По его словам, развитию бизнеса в Крыму намного больше вредит российская действительность, нежели западные санкции.


«Кредит в Крыму можно взять на тех же условиях, что и в других частях России, то есть на очень невыгодных условиях. Будучи малым предпринимателем, я отказываюсь брать кредиты, потому что нет легального метода ведения бизнеса, позволяющего выплачивать кредит с 15-процентной ставкой, который предлагают наши банки», — заключает он со вздохом.