Интервью с историком Анджеем Запаловским (Andrzej Zapałowski).


— Nasz Dziennik: На Украине усиливаются не только антипольские настроения. Недавно в Львове после антисемитских инцидентов еврейские организации призвали местные власти и службы правопорядка поставить заслон ксенофобии и антисемитизму. Украина начинает бороться со всеми подряд?


— Анджей Запаловский: Украинские националисты — а речь прежде всего о них — борются с теми врагами, которые были упомянуты в идеологических программах ОУН (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) восьмидесятилетней давности. Там экзистенциальными врагами названы русские, поляки, венгры и евреи. Сейчас власти Западной Украины и националистические организации в этом государстве занимаются реализацией политической программы, написанной много десятилетий назад.


— Если, как говорит каждое польское руководство, нас связывает с Украиной стратегическое партнерство, а украинцы — это наши друзья, почему они не хотят отмежеваться от преступного прошлого?


— Много лет польские власти надеялись, что проблема решится сама собой. Считалось, что украинские националистические силы лучше не трогать, поскольку они испытывают больше ненависти к русским, чем к полякам. Но оказалось, что они не только россиянам объявили войну, но стали активно выступать и против поляков. Более того, стали появляться территориальные претензии, в том числе к Польше. В последнее время началась негласная ликвидация польского образования во Львове: с сентября польский язык там станет «иностранным». До этого, хочу обратить внимание, не доходил даже СССР. Это факты, о которых рассказывала мне недавно польская активистка из Львова в ходе конференции «Почтить память, а не мстить», которая состоялась в Варшаве накануне Национального дня памяти жертв геноцида граждан Второй Речи Посполитой, совершенного украинскими националистами.


— Антипольские настроения становятся на Украине нормой, но Польша молчит. С чем связана такая политкорректность?


— Союз украинцев в Польше под руководством Петра Тимы собирает доказательства присутствия «языка ненависти в польском общественном пространстве». Это одна из операций, которая призвана запугать поляков, обвинить в ксенофобии их самих, и тем самым заставить примириться с преступной националистической идеологией. Так же это работает с политиками.


— Министр иностранных дел Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski) заявил, что Польша заблокирует евроинтеграцию Украины, если та не порвет с культом Бандеры. В подходе к этой теме наметился перелом?


— Ващиковский сказал то, что вполголоса обсуждают во всей Европе. Брюссель не заявляет об этом прямо, поскольку во влиятельных европейских кругах проект вступления Украины в ряды ЕС никто не воспринимает всерьез. Этот вопрос уже поднимал председатель партии «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński). Польское руководство свою риторику не изменило, но я заметил, что дружественных жестов в адрес Украины стало меньше, чем раньше.


— Юрий Шухевич, сын ответственного за массовые преступления Романа Шухевича, прокомментировал высказывание главы польского МИД словами «я бы хотел плюнуть полякам в рожу» и намекнул на претензии в адрес польского государства. Не звучит ли это как угроза?


— Шухевич — герой Украины, а эти слова его сына иллюстрируют направление политики националистических кругов в отношении Польши. Гораздо интереснее, что в других своих высказываниях он призывает отобрать у Польши ее западные территории и демонстрирует, таким образом, традиционный пронемецкий курс украинских националистов.


— Между тем все больше украинцев высказывается за вступление их страны в НАТО. Насколько реальна такая перспектива?


— У Украины нет на это ни малейших шансов. Это государство несостоятельно во многих аспектах, в частности, в экономическом. Страну раздирает внутренний конфликт, поэтому НАТО не может включить ее в свои структуры, ведь тогда весь Альянс автоматически вступит в военный конфликт с Россией.


— Начнут ли американцы поставки на Украину летального оружия?


— Это не имеет особого значения. Чтобы покрыть потребности украинской армии, нужны миллиарды, а не десятки миллионов долларов. Военная техника по большей части исчерпала свой ресурс, недостает боеприпасов. Некоторые эксперты говорят, что их Украине хватило бы на три месяца интенсивных боев. Более того, в этой стране нет заводов, которые производят артиллерийские боеприпасы. В свою очередь, сепаратисты благодаря России располагают неограниченными запасами вооружений и могут получить подкрепление.


— Украинцы разочарованы тем, что их президента не пригласили на саммит «Инициативы трех морей». Звучат даже резкие замечания, что «без свободной Украины не будет свободной Польши». Отсутствие Порошенко на саммите показывает, что мы пересмотрели свое отношение к восточному соседу?


— Я считаю это следствием той политики, которую ведут украинские власти, и их прикладного отношения, в частности, к Польше. Напомню, что недавно Украина «открыла двери» в ЕС в Словакии, и фотографии с этого мероприятия облетели всю Европу. Кроме того, приглашение в «Инициативу трех морей» страны, которая пребывает в состоянии упадка, похоронило бы весь проект. Есть еще один аспект: по численности жители Украины, чей уровень дохода не превышает центральноафриканских показателей, составили бы 30% от населения всей «Инициативы трех морей».


— В связи с 74-й годовщиной Волынской резни и Национальным днем памяти жертв геноцида граждан Второй Речи Посполитой партия «Кукиз'15» собирается провести протестную акцию. Есть ли шансы на то, что бандеризм запретят на законодательном уровне, а в закон об Институте национальной памяти внесут соответствующие изменения?


— Думаю, такие шансы есть, поскольку этот проект поддерживают многие члены партии «Право и Справедливость». Мы должны осознать, что украинцы не смогут противостоять возрождению крайнего национализма без польской помощи. Присутствие этой украинской идеологии в общественном пространстве все сильнее вредит польским интересам.


— Как Вы прокомментируете отказ канцелярии президента Анджея Дуды (Andrzej Duda) взять под патронат празднование Национального дня памяти жертв геноцида?


— Это большое упущение канцелярии, поскольку вопрос патроната находится в ее компетенции. Президент взял под патронат мероприятия, связанные с годовщиной еврейского погрома в Кельцах, где, по данным Института национальной памяти, погибло 37 человек. Выглядит странно, что при этом он отказался сделать то же самое в отношении мероприятий в память о варварском акте геноцида, в результате которого от рук украинских националистов погибли примерно 200 тысяч поляков и граждан Польши других национальностей. Это тем более невероятно, что 22 июля 2016 года Сейм объявил 11 июля Национальным днем памяти жертв геноцида граждан Второй Речи Посполитой, совершенного украинскими националистами. Нет слов!


— Что принесла недавняя встреча спикера Сейма Марека Кухчиньского (Marek Kuchciński) с председателем Верховной Рады Украины Андреем Парубием, которая состоялась в Трускавце?


— Честно говоря, я не знаю, зачем спикер Кухчиньский в очередной раз встречался с Парубием, ведь предыдущие встречи ничего не дали. Если это все «искусство ради искусства», то смысла в таких контактах нет. Скажем честно, сейчас на Украине не существует единого центра, который может скорректировать политику этой страны в отношении Польши. Более того, Западная Украина принимает в нашем отношении все более жесткий курс.


— В селе Грушовичи на месте незаконно возведенного монумента, прославлявшего преступников из УПА-ОУН, появился крест в память об украинцах, которые спасали поляков во время геноцида на Волыни и в Восточной Галиции. Может ли этот жест смягчить позицию украинского Института национальной памяти, который препятствует эксгумации польских жертв украинских преступлений?


— Отнюдь. Украинский Институт национальной памяти считает украинцев, которые спасали поляков, предателями — как это делали члены УПА и ОУН. Появление креста на кладбище в Грушовичах — это жест благодарности тысячам украинцев, которые спасали наших соотечественников. Больше четырехсот человек заплатили за это жизнью.


— Готовятся новые акции по демонтажу незаконно возведенных памятников УПА-ОУН, а Общественный комитет по ликвидации бандеровских монументов в Польше готовит законодательную инициативу, стремясь охватить ею территорию всей страны.


— Можно сказать, что дело уже сделано: поляки узнают все больше о событиях, произошедших на Волыни и в Восточной Галиции. Польша не мирилась и не будет мириться с прославлением убийц. Много лет эта законодательная норма не работала, но люди (не политики, а жители регионов) дозрели и взяли все в свои руки. Сейчас поляки — в первую очередь молодежь, которая стала важнейшей частью электората партий «Право и Справедливость» и «Кукиз'15» — этого дела не оставят. Если политики не станут прислушиваться к голосу общества, они утратят поддержку, и на их место придут другие патриотические силы.


— Благодарю за беседу.