После президентских выборов это народное движение бьет все рекорды и привлекает последователей из демократов, республиканцев и вообще всех классов общества.


Вообще-то 52-летний Стэн Прюэтт (Stan Pruiett) намеревался сделать свой семейный катастрофмобиль из пуленепробиваемых материалов. Но после некоторых расчетов семья пришла к выводу, что он получится слишком тяжелым. Приоритетны удобство, запасы еды, воды и топлива, чтобы иметь возможность передвигаться на большие расстояния.


Ну, то есть, если все вдруг полетит к чертям.


Или тогда, когда, как говорят в кругах препперов, «запахнет керосином» («the shit hits the fan»).


Стэн Прюэтт не считает, что боится. Напротив. Всю свою взрослую жизнь он вел подготовку, чтобы не пришлось бояться.


Мы встречаемся с ним, его женой Шонетт (Shawnette), 49 лет, и детьми Кориной (Korina), 17 лет, Марин (Marin), 14 лет и Коди (Cody), 11 лет, на ежегодной выставке препперов PrepperCon к югу от Солт-Лейк-Сити в консервативном штате Юта.


16 лет Стэн был полицейским и добавил «множество наркорейдов в Нью-Мехико в свой послужной список». Он — из тех, кто чувствует, как все становится хуже. Теперь он работает на опережение. Философия заключается в том, что чем больше подготовленных людей, тем меньше будут последствия катастрофы. Стэн организовывает курсы самообороны, тренировки по смешанным единоборствам для детей, рассказывает о стрелковом оружии, учит новичков владеть ножом и прорабатывает планы эвакуации. Все, что нам может понадобиться, когда наступит «конец того мира, каким мы его знаем».


Что именно это значит, разные препперы понимают по-разному. В целом никто из них не верит, что государство спасет их, когда это произойдет.


«Когда общество развалится, мы должны суметь защитить себя»


Для Стэна Прюэтта самый вероятный сценарий — это природная катастрофа с последующим социальным хаосом. Но как член церкви мормонов он не исключает и то, что не за горами может быть Судный день. Его жена считает, что социальные потрясения вызовет скорее политическая ситуация.


«Я надеюсь, что этого не произойдет, но многое на это указывает, — говорит она. — А если общество коллапсирует, мы должны суметь себя защитить, особенно в случае, если законы перестанут действовать. Магазины продуктов опустеют за несколько дней, и только представьте себе, что за этим последует».


Культура препперов основывается на индивидуализме. С ростом благосостояния уменьшается индивидуальная готовность к кризисам. Но параллельно с падением доверия к государству растет человеческая потребность чувствовать себя подготовленным. Современное IT-общество представляется уязвимым, и древние знания о том, как развести огонь, охотиться и выращивать собственную еду ценятся выше.

Преппер Адам Таггарт разводит кур, свиней и овец, готовясь выживать в катастрофах и экстремальных ситуациях

Это явление выросло из 1970-х годов, когда шли война во Вьетнаме и холодная война. Затем произошел ряд событий, которые поспособствовали развитию движения. Атаки 11 сентября. Финансовый кризис. Ураган Катрина в 2005 году, когда десятки тысяч людей в Новом Орлеане оказались в тяжелом положении, магазины грабили, а спасатели не могли добраться до места. Администрацию Буша резко критиковали за ее неспособность действовать. Во времена Обамы вместо этого появился страх, что государство отнимет у граждан их свободы и права, например, высоко ценимое среди республиканцев право носить оружие, и это тоже привлекло в движение новых сторонников.


Телепередача о препперах имела большой успех


Широкой общественности феномен стал известен благодаря документальным фильмам и популярным реалити-шоу, таким как «Судный день: Препперы» («Doomsday Preppers») на National Geographic. Премьеру в 2012 году посмотрели более четырех миллионов человек, и к концу сезона сериал стал самым популярным в истории канала. Но если в телепередачах в основном показывают самых крайних приверженцев движения, желательно с бункером под домом, то сейчас растет и число более умеренных сторонников.


В традиционно консервативных частях США подавляющее большинство — по-прежнему белые мужчины, но после осенних президентских выборов многие почувствовали, что границы стираются. Даже у прогрессивных жителей мегаполиса можно внезапно обнаружить bug-out-bag — сумку, набитую самыми необходимыми вещами, чтобы пережить первые 72 часа. Деньги в банке тоже больше не считаются гарантией спокойного сна. Потому что куда девать эти деньги, когда полки магазинов зияют пустотой, как говорит Шонетт Прюэтт.


Вот как готовится тот, кто неприлично богат


Тенденция заметна даже в Кремниевой долине. В начале года в журнале The New Yorker привлекла всеобщее внимание статья «Подготовка к Судному дню для очень богатых» (Doomsday prep for the super rich): журналист Эван Оснос (Evan Osnos) получил уникальную возможность посмотреть, как некоторые из самых успешных предпринимателей мира высоких технологий подняли идею о «Плане Б» на новый уровень.


Например, основатель Reddit Стив Хаффман (Steve Huffman) создал специальные мотоциклы, потому что все, кто видел фильм «Столкновение с бездной» (Deep Impact) 1998 года, знают, что это единственный способ покинуть город тогда, когда оттуда пытаются выбраться все одновременно. Или дом в Новой Зеландии, который стал символом статуса среди богатых препперов. Они покупают дома с собственной посадочной площадкой на природе на другом конце земли, куда в случае чего могут «дать деру». И, возможно, самый экстремальный пример: предприниматель Ларри Холл (Larry Hall) запустил проект «Кондоминиум выживания» (Survival Condo Project) — роскошный защищенный от всего комплекс в 15 этажей под землей в Канзасе с квартирами по 3 миллиона долларов за каждую. Все уже распроданы, само собой.


Трамп заставил людей волноваться о будущем


Также заметно, что движение расширилось после осенних президентских выборов. Точных цифр нет, но «Американская сеть препперов» (The American Preppers Network) сообщает, что у них сейчас более 40 тысяч членов — больше, чем когда-либо. И, похоже, беспокойство одинаково велико как среди демократов, так и среди республиканцев. Одна из причин — тревога многих препперов по поводу природных катастроф, а этот страх связан с тем, что Трамп сейчас сворачивает климатическую политику Обамы. Другие говорят, что после того, как Трамп выиграл выборы, возрос страх войны. Они надеялись, что раз его девиз — «Америка прежде всего», то США не будут вступать в войну в Сирии, так что они восприняли новость о том, что США напали на сирийский режим, а значит — на союзников России, как напоминание, что третья мировая война может быть не за горами.


Профессор Роберт Мейер (Robert Meyer), специалист по управлению рисками при Уортонской школе бизнеса, считает, что общественное мнение явно поменялось:


«Во время выборов и после них появилось чувство приближающейся гибели и хаоса по неизвестным причинам, и это заставило людей беспокоиться о будущем», — сказал он по радио New Orleans Public Radio.


Многие предприятия, которые продают товары, необходимые для выживания, говорят о том же. Компания My Patriot Supply, которая торгует едой, подходящей для жизни в бункере, рассказала журналу Business Insider, что их продажи в интернете выросли вдвое в ту неделю, когда Трамп приводился к присяге, по сравнению с тем же периодом годом раньше. А за осень было продано в три раза больше, чем обычно.


Николь выживала в лесу 57 дней


На выставку в пригороде Солт-Лейк-Сити было продано 13 тысяч билетов, а участвует в ней 200 компаний. Здесь продают противогазы и солнечные панели, оружие и кухонные аппараты, которые замораживают и высушивают еду. На сцене проходит показ мод, во время которого дети демонстрируют пуленепробиваемые школьные сумки.


Одним из гвоздей программы стала Николь Апелиян (Nicole Apelian). В прошлом году она участвовала в экстремальной программе по выживанию «В изоляции» («Alone») на канале History Channel. В течение 57 дней она в полном одиночестве выживала в дикой природе. Бушевала непогода, было холодно, ее окружали дикие звери. Из еды и питья была лишь дождевая вода — и то, что ей самой удастся найти и поймать.


«Мне понравилось, — говорит она. — Я понимаю, что смысл был в трудностях, но я чувствовала себя счастливой, и жизнь была простой. Не надо было беспокоиться ни о чем, кроме огня, еды, защиты от ветра и воды. Начал как следует работать мозг первобытного человека, и все лишние помехи исчезли».


Вообще-то она не хочет называть себя преппером, слишком велика доля страха, лежащая в основе этой культуры, а страх нужно учиться держать в узде, говорит она.


«Но да, учитывая политический климат, я думаю, что третья мировая война очень возможна. Исчезновение электричества тоже легко можно себе представить».

Ситуация с энергоснабжением Крыма

Ее совет посетителям, которые подходят к ней после лекции, — упражняться.


«Сейчас множество людей покупают всевозможную экипировку — и никогда ее не используют. У них есть сумки с необходимыми запасами, но упаковки не вскрыты. Они даже не знают, насколько тяжело такую сумку нести».


«Попробуйте все, — говорит Николь. — Начните с того, что отключите дома электричество и воду на 72 часа. Это легкое и надежное упражнение. Вы поймете, чего не хватает, и в чем вам надо потренироваться. И потренируетесь не впадать в панику».


Николь Апелиан — охотница, работает гидом сафари в Африке, также она — - специалист по природной медицине и почти все знает о растениях. Кроме того, после программы она случайно встретилась с победителем первого сезона Аланом Кэем (Alan Kay), и они полюбили друг друга — так что теперь два профессиональных выживальщика обитают под одной крышей. В подвале они держат запас еды и воды минимум на год.


«Многие думают, что они должны переехать в сельскую местность, если что-то случится, но после того, как я сама охотилась за пищей в течение двух месяцев, у меня появился очень полезный совет — обзаведитесь запасом еды у себя дома», — говорит Николь.


У 17-летней Корины в сумке три ножа


Для семьи Прюэтт их катастрофмобиль — или «спасательный трейлер» (bug out-camper), как они говорят, — имеет успокоительный эффект. Когда они впервые поехали в длительную пробную поездку, Шонетт почувствовала, как по ее телу разливается ощущение покоя. Все работало как следует. К тому же, было удобно и не так тесно, как она боялась.


«В худшем случае мы можем и спать в этой норе, и даже еще для пары человек место останется», — говорит она мужу, лежа с ним и тремя младшими детьми рядком в автомобиле.

© AP Photo, Rick Bowmer
Сэм Уоррен забирается на прототип бронированного автомобиля на ПрепперКоне в Солт-Лейк-сити, США

Дети помогали в создании экипировки и тренировались преодолевать разные кризисные ситуации, сколько себя помнят.


«Это внушает мне уверенность, — говорит 17-летняя Корина. — Я хочу знать, что ничего не может случиться с моей семьей, и я — именно тот человек, который проверяет все по второму разу, чтобы убедиться, что папа ничего не пропустил».


На прошлое Рождество у нее появился третий нож, и она носит его в рюкзаке.


Семья живет в Эдене, поселке с 650 жителями в горах к северу от Солт-Лейк-Сити.


«Нам нравится, что он такой маленький, это создает ощущение безопасности, но в то же время мы не совсем тут затеряны в глуши, — говорит Шонетт. — Сейчас многое происходит с нашим правительством. Многие люди, которые приезжают в США, хотят отнять у нас свободу и наши права, и есть люди, которые не хотят, чтобы существовало организованное общество».


Насколько ты подготовлен и чего боишься больше всего?


Эрик Расмусен, 23, инструктор по выживанию в дикой природе, Солт-Лейк-Сити:


«Моя работа заключается в том, чтобы обучать других, и сам я тоже всегда готов „дать деру". У меня в Калифорнии в тайных местах закопано несколько сумок и здесь, в Юте, тоже, вдоль шоссе. В них есть все необходимое, например, еда, вода и ножи. И я всегда одет так, что могу бегать и лазать. Я готов ко всему, но что бы ни случилось, самой большой угрозой будут сами люди».


Лэрри, 55, бывший военный, и Маргрет, 54, сиделка, Солт-Лейк-Сити:


«Мы оборудовали себе место в горах. У нас там военная палатка, и мы попытаемся перейти на самообеспечение. В последние годы мы купили два ружья и два пистолета. Мы не чувствуем себя в безопасности. В США может кто-то вторгнуться в любой момент. Больше всего мы боимся Северной Кореи и России. Президент Трамп пытает нарастить наши военные силы, но обороне далеко до той, что была во времена Рейгана, когда я сам был военным».


Джей-Пи Ларкин, 47, руководитель в сфере HR, с женой Кариной Ларкин, 46, и детьми Элианой, 11, и Тобином, 9:


«Я не думаю, что грядет апокалипсис, но беспокоюсь из-за природных катастроф. Я запас боеприпасы, оружие и еду, так что мы продержимся несколько недель. Проблема в том, что соседи, возможно, не настолько подготовлены, так что мы об этом громко не говорим. Ведь что будет, если у соседей есть оружие, но нет еды? Это будет испытание человечности».

© AP Photo, Rick Bowmer
Кен Стоун демонстрирует Motoped Survival Bike на ПрепперКоне в Солт-Лейк-Сити, США

Аманда Андерсон, 16, студентка, Солт-Лейк-Сити:


«Мой папа всегда говорит, что может начаться война. Этого я боюсь больше всего. Когда Трамп напал на Сирию, я думала, что сейчас все и начнется. Мне стало тревожнее с тех пор, как он стал президентом. У нас — полный подвал еды и много оружия, а научилась стрелять в 6 лет. Но если начнется атомная война, мы не так уж много сможем сделать.


Страх перед теми, кто не готов


На стене над кроватью висит автомат, «Кольт» AR-15.


Если что-то случится, то важно не просто подготовиться самому, но и защититься от тех, кто не подготовлен, объясняет Стэн. Даже если ты и готов разделить еду с максимально возможным количеством людей.

 

«Я много читал о том, как устроены люди. Когда они боятся, они концентрируются только на себе. Внезапно готовы на „все, что угодно, лишь бы выжить“. Красть, воровать, что угодно».

 

Шонетт говорит, что в худшем случае она тоже станет стрелять.


«Мы тренировались. Я сделаю все, что смогу, лишь бы защитить своих детей, но все-таки надеюсь, что до этого не дойдет».