Среди избирателей-иммигрантов процент участия в выборах значительно ниже, чем среди других групп населения. Но именно они смогут сыграть решающую роль, если разрыв между правым и левым флангом будет минимальным.


По улице Карла-Юхана (главная улица Осло, — прим. ред.) толпами ходят школьники с заранее заготовленными вопросами, перемещаясь от стенда одной партии к стенду другой. Многие девушки — в хиджабах, многие еще слишком молоды, чтобы принимать участие в выборах, и интересуются, не хотят ли партии предоставить право голоса 16-летним.


Члены городского Совета Саида Бегум (Saida Begum) от партии Хёйре («Правые») и Абдулла Алсабег (Abdullah Alsabeehg) от социал-демократов стоят каждый на своей стороне Спикерсуппы (площадь в центре Осло, где проводятся предвыборные мероприятия, — прим. ред.) и терпеливо отвечают на вопросы молодежи.


Впервые в выборах в Стортинг будет принимать участие больше избирателей, по происхождению являющихся иммигрантами, чем тех, кто будет голосовать впервые. Но процент иммигрантов, участвующих в выборах, гораздо ниже, чем среди остальных граждан.


— Есть ли какая-то разница между тем, о чем спрашивает молодежь иммигрантского происхождения и этнические норвежцы?


— Нет, никакой разницы нет. Их волнуют одни и те же вопросы, особенно учеба и работа, — объясняет Бегум.


Ее коллега из Рабочей партии согласен с тем, что избирателей-иммигрантов волнуют те же вопросы, что занимают всех прочих избирателей.


Профессор Тур Бьёрклунд (Tor Bjørklund) из Института политологии при Университете Осло изучает то, как в Норвегии изменилось поведение на выборах иммигрантов, начиная с выборов 1995 года.


Иммигранты придерживаются более левых взглядов


Избиратели-иммигранты в большей степени склонны голосовать за левых. На выборах в 2013 году более 50% избирателей — выходцев из Африки, Азии и с Ближнего Востока проголосовали за Рабочую партию, по данным Центрального статистического бюро.


«Подобные тенденции характерны для всей Западной Европы, так что ситуация в Норвегии не является какой-то особенной», — говорит Бьёрклунд.


Абдулла Алсабег считает, что на предпочтения избирателей влияет то, за что выступают сами партии. Он полагает, что свою роль сыграло то, что Рабочая партия делает особый упор на вопросы образования и работы, а не на уменьшение налогового бремени.


Сложная картина


По мнению профессора, все это довольно сложно, он говорит, что объяснений может быть много.


«Одно объяснение заключается в том, что образовательный уровень иммигрантов ниже, они имеют хуже оплачиваемую работу и, таким образом, голосуют за партии левого фланга по классовым мотивам. Но это объяснение, тем не менее, не стоит считать исчерпывающим, потому что даже иммигранты, имеющие высшее образование и уровень доходов выше среднего, более склонны голосовать за «левые» партии.


Он указывает на еще одно популярное объяснение: идеологически иммигранты «левее», но это также не совсем соответствует действительности.


«Когда среди иммигрантов проводили опросы и интересовались их мнением о каких-то политических проблемах, выяснялось, что они «правее» других избирателей, голосующих за ту же партию. Это касается таких вопросов, как распределение, точки зрения на различия в зарплате, и это только пара примеров. Единственная область, в которой они придерживаются левых взглядов, это точка зрения на иммиграцию. Они хотели бы, чтобы иммиграционная политика была более либеральной», — объясняет профессор.


Они голосуют как группа


Бьёрклунд считает, что лучше всего «левые» предпочтения иммигрантов может объяснить то, что они голосуют как группа.


«Они считают самих себя дискриминированными, считают, что они — группа, находящаяся в обществе в какой-то степени на положении изгоев. И хотя некоторые так не думают, они все равно голосуют за партии левого фланга в знак солидарности с другими. Такие групповые настроения были характерны для Норвегии в прошлом. Например, рабочие массово голосовали за Рабочую партию. То, откуда ты, — к какой социальной группе ты принадлежал — и определяло твой выбор партии. Так что в какой-то степени иммигранты вернули нас к групповому голосованию», — говорит Бьёрклунд.


По словам профессора, можно наблюдать и то, что иммигранты, не живущие и не работающие в иммигрантской среде, голосуют по-другому. Их солидарность с группой слабее.


ФАКТЫ: УЧАСТИЕ В ВЫБОРАХ. ИММИГРАНТЫ


* Центральное статистическое бюро считает лицами, имеющими иммигрантские корни, иммигрантов, родившихся за границей у обоих родителей, родившихся за границей, и лиц, родившихся в Норвегии у обоих родителей, родившихся за границей.

* Всего в выборах в 2013 году приняло участие 78% населения. У лиц иммигрантского происхождения процент участия составил 53%, в то время как среди представителей большинства населения он составил 80%.

* На выборах в Стортинг могут голосовать только граждане Норвегии.

* Иностранные граждане могут принимать участие в местных выборах, если они прожили в Норвегии минимум три года.


Смогут ли они повлиять на исход выборов?


— Насколько решающую роль для исхода выборов могут сыграть избиратели-иммигранты?


— Если разрыв между блоками партий и вправду будет столь же невелик, как говорят нам опросы общественного мнения, это может быть важным, — говорит Aftenposten старший советник Центрального статистического бюро Эйвин Клевен (Øyvin Kleven) и продолжает:


«Больше всего иммигрантов живет в Осло. Здесь примерно 19% избирателей, являющихся по своему происхождению иммигрантами, и это около 87 тысяч из 457 900, имеющих право голоса. Если уровень участия в выборах у них будет таким же, как в 2013 году, голосовать придет чуть больше половины их, значит, около 47 тысяч избирателей в Осло. Вероятнее всего, в Осло будет примерно 19 тысяч голосов за каждый депутатский мандат. Так что, голоса иммигрантов повлияют на 2-3 мандата в Осло.


Меньше голосов


Количество участвующих в выборах среди иммигрантов почти всегда на 20% меньше, чем среди остального населения. И с годами эта разница не сокращается, скорее, наоборот.


Профессор Бьёрклунд объясняет это тем, что среди людей, получающих право голоса, появляются все новые и новые избиратели — иммигранты по происхождению. И на то, чтобы приучить новых избирателей пользоваться данным им правом голоса, требуется время.


Это совпадает и с оценкой Алсабега:


«Мне бы хотелось, чтобы причины этого были исследованы более серьезно. По моему мнению, иммигранты, которые выросли здесь в стране, здорово отличаются от остальных. Их этим «с ложечки кормят». Школа тоже играет важную роль: она объясняет молодежи, что они должны пользоваться своим правом голоса», — говорит он.


А еще он верит в силу положительного примера.


«Это важно и в локальной политике», — убежденно говорит он.