Советская ракета, которая попала в декабре 1984 года в финское озеро Инари, была только что найдена, и финны готовились к тому, чтобы ее поднять, когда у Теуво Катаямаа (Teuvo Katajamaa), жителя поселка Ивало, зазвонил телефон.


«Йоулупукки на место подъема ракеты?» — после первых мгновений замешательства эта идея показалась Катаямаа великолепной. Однако для создания образа Йоулупукки не было необходимой экипировки.


Стать Дедом Морозом просил своего хорошего друга Катаямаа руководитель отделения Центра продвижения туризма в северной Финляндии Хейкки Лампела (Heikki Lampela). Он пообещал отправить большую бороду и другие аксессуары срочной почтой в аэропорт поселка Ивало.


Когда Катаямаа получил в аэропорту посылку на имя Йоулупукки, надо было уже поторапливаться. К месту падения ракеты, которое находилось в ста километрах, надо было успеть до того, как ракету поднимут со дна озера.


О процессе подъема ракеты журналисты Helsingin Sanomat написали в декабре 1984 года и в течение следующего года десять статей. Хвост ракеты был обнаружен в озере Инари 31 января 1985 года, и на следующий день это событие стало главной новостью издания.


В 1980-х в небе нередко появлялись самолеты радиолокационного обнаружения и истребители СССР и других стран. В годы холодной войны СССР укрепил военную базу на Кольском полуострове, а в Баренцевом море в полной боевой готовности к военным действиям против сил НАТО находились и оснащенные ракетами подлодки.


Вот одна из ракет советских подлодок и залетела в озеро Инари, и на место происшествия вылетело большое количество журналистов. Интересно, что сами финны распространяться о произошедшем не спешили — прессе о ракете сообщили не финские чиновники, а норвежцы.


Когда норвежцы опубликовали информацию о ракете, финны подтвердили, что зафиксировали что-то на радаре. Истребитель лапландского авиаотряда выполнил контрольный полет, но, поскольку ничего не обнаружили, все решили молчать.


Молчание было нарушено, когда стали обнаруживаться обломки ракеты. Первый из них нашел на суше оленевод Вейо Сайетс (Veijo Saijets), а в начале февраля Силы обороны подняли при помощи вертолета тяжелый корпус ракеты.


Той зимой у озера Инари было мало снега, но мороз опускался до 40 градусов.


Журналист Helsingin Sanomat Тапио Майнио (Tapio Mainio) вспоминает международную группу журналистов, мерзнущих в жуткий холод. В магазинах поселка Ивало скупали любую одежду, чтобы согреться.


«Журналистам американской телекомпании ABC нужно было лететь на вертолете на место проведения поисковой операции, но, поскольку перелет был отменен из-за тумана, они решили ограничиться фотографией поселка Ивало и оленей у шоссе — они и стали фоновой картинкой для журналистов, отправленных снимать новость о ракете».


Майнио побывал в доме Хейкки Плато и его матери Хилмы Плато (Heikki Plato, Hilma Plato), который был расположен недалеко от места падения ракеты.


«Хилма рассказала, как в шкафу задрожал фарфоровый сервиз, когда упала ракета. До дома Плато мы добирались из деревни Севеттиярви с местными оленеводами на снегоходах», — рассказывает Майнио.


Телефонный справочник оказался очень кстати.


«Фамилия Плато нашлась в телефонном справочнике, когда я смотрел, кто живет в направлении Севеттиярви. Мы успели просмотреть список номеров, когда летели на взятом в аренду двухмоторном самолете из города Оулу в поселок Ивало. Фотографии мы проявили в ванной комнате в доме оленевода, а репортаж надиктовали во время звонка в Хельсинки».


Катаямаа успел прибыть в костюме Йоулупукки как раз во время поднятия ракеты.


«Ко мне сразу же подошел офицер, который был недоволен. Он подчеркнул, что здесь не место для привлечения туристов, и попросил убраться».


Катаямаа не помнит, кто из СМИ спас ситуацию — фотограф или журналист, который настаивал на том, чтобы Йоуолупукки не уезжал.


«Кто-то попросил Йоулупукки встать у обломков ракеты. У ракеты находиться разрешили — лишь бы Йоулупукки не трогал ракету и не садился на нее верхом».


Фотографии делать тоже разрешили, и, в конце концов, военные тоже захотели сфотографироваться вместе с Йоулупукки. «Была хорошая атмосфера», — вспоминает Катаямаа.


Представители сферы туризма очень обрадовались такому трюку, но официальная Финляндия была недовольна. Воздушные силы посчитали эту суету неподобающей клоунадой.


Центру продвижения туризма даже пришлось создать новые инструкции для визитов Йоулупукки. Разрешение нужно было впредь брать «у руководства Центра продвижения туризма или у ведомства, на мероприятие которого Йоулупукки отправляли».


По мнению работавшей в то время в Центре продвижения туризма Инкери Старрю (Inkeri Starry), этот эпизод с Йоулупукки обнародовал не только официальную правду, но и человеческую правду.


«Этот случай продемонстрировал гражданское мужество Лампелы, теперь уже почившего изобретательного человека».


В то же время этот случай изменил представление о Финляндии в других странах.


«Образ пресмыкающейся перед Советским Союзом Финляндии получил новые оттенки», — говорит Старрю.


Почетный профессор политической истории Университета Хельсинки Сеппо Хентиля (Seppo Hentilä) говорит, что этот случай хорошо описывает положение тогдашней Финляндии, которая находилась под влиянием СССР. В то же время этот случай свидетельствовал о скором наступлении нового периода. Михаил Горбачев пришел к власти вскоре после поднятия ракеты — в марте 1985 года.


«Этот случай был одной из последних проблем того периода. Он продемонстрировал, как Финляндии приходилось замалчивать факты. Норвежцы даже говорили, что готовы сами поднять ракету, и поэтому финнам пришлось поторопиться», — говорит Хентиля.


«Хотя было заметно, что в СССР грядет смена настроений, финны продолжали вести себя осторожно как на уровне чиновников, так и на уровне СМИ», — считает Хентиля.


Если бы подобное нарушение воздушного пространства произошло в Финляндии сегодня, финны говорили бы с Россией по-другому.


«Нас больше не связывает Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, и мы не зависим от России. В то время страх перед написанием нот был просто какой-то болезнью».


Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи был видом договоренностей, которые СССР заключил со странами, входившими в Организацию Варшавского договора, а также с Финляндией.


«Нотный кризис», в свою очередь, означает появление напряженности в отношениях Финляндии и СССР в 1961 году.


Зимний туризм в Лапландии и образ «страны Йоулупукки» пытались продвигать в 1980-х с переменным успехом. «Ракетный Йоулупукки» привлек туристов. Фотографии Йоулупукки с ракетой попали на почтовые открытки.

 

Катаямаа, которому сейчас уже 77 лет, больше не выступает в роли Йоулупукки. Он все еще работает в собственной фирме, которая занимается природным туризмом, и иногда заезжает на озеро Инари половить рыбу. Когда он останавливается у места, где была сделана прорубь, чтобы поднять ракету, ему вспоминается и случай с Йоулупукки.