Минск — Когда я попросил Николая Статкевича дать интервью и рассказать мне о том, почему он выступает против военных учений России, которые в настоящий момент проходят на территории его страны, его ответ был кратким, но многозначительным: он будет рад побеседовать со мной, если его прежде не арестуют.


Статкевич является лидером небольшой, но очень упорной оппозиционной группы, выступающей против президента Александра Лукашенко, который уже 23 года управляет Белоруссией, расположенной между Россией и Польшей, и который заслужил прозвище «последнего диктатора Европы».


Суд приговорил Статкевича к 15 суткам тюрьмы за участие в демонстрации против военных учений «Запад-2017», которые стартовали в России и Белоруссии 14 сентября. Оппозиционеры опасаются, что эти учения могут послужить прикрытием для того, чтобы российские военные смогли остаться на территории Белоруссии и, таким образом, помешать стране выйти из-под влияния Москвы.


Оппоненты Лукашенко убеждены, что им удастся дождаться конца правления нынешнего президента и превратить Белоруссию в ориентированную на Запад демократию. Но «если Россия оставит свои войска в Белоруссии» после окончания военных учений, по словам Статкевича, «это будет конец».


После получения уведомления о приговоре суда Статкевич вместе с супругой отправился в свой скромный одноэтажный дом на окраине Минска, где, как он сам говорит, он находится под постоянным наблюдением.


«Меня могут забрать в любой момент, поэтому я не выхожу из дома в одиночку», — сказал 61-летний Статкевич, который уже отбыл в тюрьме 7 лет и несколько более коротких сроков за политический активизм.


Политические репрессии — это не единственная причина, по которой Белоруссия получила прозвище «последней диктатуры Европы». В Белоруссии до сих пор сохраняется множество атрибутов советской эпохи. На Проспекте Независимости, являющемся главной улицей Минска, расположено множество зданий в стиле сталинского неоклассицизма, и он ведет к площади, над которой красные неоновые огни убеждают нас, что «подвиг народа бессмертен». КГБ в Белоруссии до сих пор называется КГБ и до сих пор выполняет свои прежние функции. Лукашенко запретил красно-белый флаг, который Белоруссия приняла сразу после распада СССР, и вернул флаг советской эпохи, только без серпа и молота.


Однако Белоруссия — это не просто пережиток советской эпохи. Потягивая капучино среди молодых людей, уткнувшихся в свои смартфоны в Fresh Cafe на Проспекте независимости, я почувствовал, что я вполне мог находиться в любом другом современном восточноевропейском городе. Однако это ощущение быстро улетучилось после того, как присоединившийся ко мне за завтраком Юрий Хубаревич, еще один оппозиционный лидер, рассказал мне историю о том, как агенты КГБ арестовали журналиста в этом самом кафе, после того как он провел встречу за столиком, на котором заранее было установлено подслушивающее устройство.


Лукашенко, который одержал победу на честных выборах в 1994 году, позже внес изменения в конституцию, ограничил свободу прессы, посадил в тюрьму своих оппонентов и в целом устроил все так, чтобы он мог беспрепятственно править страной в 9,5 миллионов граждан и ее принадлежащей государству экономикой.


Эта экономика во многом зависит от торговли с Россией, дешевого российского газа и нефти и кредитов, которые Москва регулярно предоставляет в обмен на верность Лукашенко. Но в последние несколько лет белорусский лидер не раз вызывал раздражение Москвы своими попытками вести независимую внешнюю политику, особенно своим отказом поддержать аннексию Крыма Москвой и ее кампанию на востоке Украины.


Такая политика Лукашенко не нравится большинству его граждан, которые в основном поддерживают президента России Владимира Путина и его политику, как сказал Валерий Карбалевич, политический аналитик из Минска. И впервые за много лет Лукашенко почувствовал политическое давление, когда тысячи людей вышли на улицы по всей Белоруссии, чтобы выразить свой протест против введения налога для безработных.


Чтобы положить конец демонстрациям, власти ввели штраф за участие в протестах в размере 600 долларов и стали конфисковывать имущество тех, кто не может заплатить. По словам Статкевича, это оказалось гораздо более эффективным методом сдерживания, чем 15 суток ареста. По его словам, он не помнит точно, сколько он должен заплатить правительству, но он уверен, что он задолжал более 5 тысяч долларов. Правительство удерживает половину его ежемесячной пенсии в 230 долларов, которую он получает как подполковник в отставке.


«Люди боятся» протестовать, сказал Статкевич. Но, добавил он, режим тоже боится.


Сценарий «Запада-2017» отражает страхи Москвы, которая боится, что западные правительства могут попытаться разрушить ее альянс с Белоруссией, начав проводить кампанию влияния и спонсировать сепаратистов. Именно так Путин воспринимает то восстание, в результате которого на Украине к власти пришло прозападное правительство, и он заявил, что в будущем этого нельзя больше допускать.


В центре учений «Запад-2017» находится борьба против воображаемой враждебной страны под названием Вейшнория, которая, как отметил Леонид Бершидский из Bloomberg, очень напоминает участок западных территорий Белоруссии, «где проживает самое многочисленное сообщество католиков, где люди говорят в основном на белорусском языке и где на выборах в 1994 году люди проголосовали за националистического кандидата». Вейшнория вместе со своими союзниками Лубенией и Весбарией пытается добиться смены режима в Минске, настроить Белоруссию против России и присоединить часть территорий Белоруссии к Вейшнории.


В течение нескольких недель продемократические активисты в Белоруссии вели забавную фиктивную словесную войну от имени Вейшнории, выдумывая ее символы, дизайн удостоверений личности и даже план экономического развития, а также юмористические мемы, такие как, к примеру, фотография нахмурившегося Лукашенко с подписью: «Твое лицо, когда узнал, что жители твоей страны болеют за Вейшнорию на учениях "Запад-2017"».


Однако, как только учения начались и российские военные и их белорусские союзники начали наносить удары по своим воображаемым врагам, страхи, которые оппоненты Лукашенко испытывают в связи с возможными намерениями России, внезапно показались самыми настоящими.


Вскоре после начала учений 14 сентября Министерство обороны России объявило о том, что бронетанковые подразделения направляются в Белоруссию. Когда представитель белорусского Министерства обороны опроверг эту информацию вечером того дня, группа оппозиционных активистов направилась к границе страны, чтобы поднять тревогу в случае, если им удастся обнаружить танки.


«Если Россия отправляет войска, о которых Белоруссия ничего не знает, тогда это не учения, а попытка оккупации», — заявил один из лидеров белорусской оппозиции Павел Сивярынец.


Пока они не заметили никаких танков. Лидеры России и Белоруссии много раз заявляли о том, что после окончания учений российские войска покинут территорию Белоруссии.


Севярынец не уверен в этом. По его словам, Москва найдет повод для того, чтобы подорвать суверенитет Белоруссии. В этой стране Путин пользуется большей популярностью, чем Лукашенко, поэтому большинство белорусов вряд ли станут возражать против этого.


«Русские способны придумать что угодно», — добавил он.