На муниципальных выборах в Москве 10 сентября его движению удалось провести почти 150 человек в районные советы. Как бы то ни было, на этом планы Дмитрия Гудкова не останавливаются.


Тот факт, что кандидатам от демократической оппозиции удалось добиться относительного, но в высшей степени символического успеха на муниципальных выборах в Москве 10 сентября, во многом связан с Дмитрием Гудковым.


Этот высокий брюнет спортивного телосложения (он играл в баскетбол с восьми лет и даже был членом молодежной сборной) может записать на свой счет две победы: он объединил партии «несистемной оппозиции» и направлял их кампанию.


В России различают две оппозиции. «Системная» — это та, что Кремль терпит, чтобы создать видимость плюрализма. Речь идет о «Справедливой России» (сестра-близнец правительственной «Единой России»), ЛДПР (ультраправые) и КПРФ. «Несистемная» в свою очередь включает в себя небольшие демократические объединения, которым обычно не удается участвовать в выборах из-за административных препон.


Их шансы становились еще меньше в силу того, что их лидеры (по большей части, выходцы из тех же постсоветских кругов) вели ожесточенную конкуренцию за право стать тем, кто поведет всех к поражению.


Небывалая активность вокруг «Объединенных демократов»


На городских выборах Дмитрий Гудков сломал эту тенденцию. Он привлек под знамена «Объединенных демократов» небольшие партии вроде «Яблока», которое было создано еще при Горбачеве ветераном демократического движения Григорием Явлинским, или ПАРНАСа, основанного бывшим вице-премьером ельцинских времен Борисом Немцовым (убит в феврале 2015 года).


Ему удалось добиться успеха там, где других жала неудача, потому что он сделал приоритетом работу в низах, а не соглашения в верхах. Гудков задействовал десятки молодых людей, которые, вооружившись телефонами и компьютерами, направляли кандидатов из некогда принадлежавшей советской номенклатуре квартиры на Тверской.


С подачи российско-американского консультанта Виталия Шклярова (он участвовал в кампании Берни Сандерса) эти молодые люди обратились с призывом к кандидатам. В результате около 3 000 человек (большинство из них моложе 35 лет и никогда не занимались политикой) решили побороться за 1 502 места в районных советах города.


Штаб на Тверской предложил им «набор», который должен был помочь им преодолеть препятствия с представлением «неофициальной» кандидатуры и направить их в кампании с упором на хождение по дверям (практически несуществующая в постсоветской России практика).


На прошлых муниципальных выборах в 2012 году «Яблоку» удалось выставить всего 30 кандидатов. На этот раз у «Объединенных демократов» их было 930, причем 700 из них привел Дмитрий Гудков.


Почти 150 из них были избраны, несмотря на обычную для такого рода голосований низкую явку (15%). «Объединенным демократам» удалось занять все места в престижном Гагаринском районе, где голосует… Владимир Путин. «А король-то голый», — написал в Twitter оппозиционер Алексей Навальный, который боролся за кресло мэра Москвы в 2013 году и чуть не прошел во второй тур с официальным кандидатом Кремля.


Прицел на мэрию Москвы


Дмитрий Гудков не скрывает, что после избрания не обладающих особыми полномочиями муниципальных советников он возьмет под прицел мэрию города (выборы запланированы на будущий год).


Он не собирается бросать вызов Владимиру Путину на президентских выборах в марте 2018 года, исход которых, как все считают, предрешен заранее. Он не хочет выглядеть второстепенным лицом, оппозиционером его величества, в чем его упрекали во времена, когда он был депутатом Думы.


«Он одной ногой в Думе, а другой на улице», — поговаривали в тот момент. Он прошел в парламент в 2011 году с партией «Справедливая Россия» и, вместе с Алексеем Навальным и Борисом Немцовым, был одним из организаторов протестов после избрания Владимира Путина президентом в марте 2012 года.


В парламенте он голосовал против законов об ограничении иностранных инвестиций в СМИ и запрете на усыновление российских граждан американцами. Как бы то ни было, сильнее всего он отметился в 2013 году, когда организовал вместе с отцом Геннадием и другим коллегой Ильей Пономаревым первую (и пока что единственную в России) парламентскую обструкцию (в Америке она известна под названием «филибастер»). В течение 11 часов они втроем, сменяя друг друга, (напрасно) пытались помешать принятию закона об ужесточении наказания участникам несанкционированных демонстраций.


Терпеливая подготовка возвращения в политику


Впоследствии Геннадия Гудкова лишили депутатского мандата из-за обвинений в растрате. Этот бывший офицер КГБ и советник ФСБ основал частную охранную компанию. Тем не менее, как говорит Дмитрий, пусть его отец и Путин были коллегами, они не относятся к одной «клике».


Что касается Ильи Пономарева, он нашел прибежище на Украине, потеряв свое место после того, как в 2014 году оказался единственным депутатом, который выступил против Аннексии Крыма. Дмитрий Гудков в тот момент решил воздержаться (в итоге решение было одобрено 445 голосами против одного).


Гудков был исключен из «Справедливой России» в 2013 году за участие в организованных американской экспертной группой дебатах в Вашингтоне. Впоследствии этот уже независимый депутат продолжил задавать неудобные для власти вопросы, в частности о погибших российских солдатах на востоке Украины, где их официально вообще не должно было быть. На парламентских выборах 2016 года он проиграл.


Таким образом, Дмитрий Гудков подготавливает свое возвращение в политику. Старательно и с применением модных в западных демократиях горизонтальных методик. На этом пути ему, безусловно, придется столкнуться с амбициями других известных оппозиционеров.


Но он молод. И терпелив. Он сравнивает путинскую Россию с «Титаником»: «Все выглядит прекрасно, привлекательно, роскошно. Но на самом деле уже движется к айсбергу». Он не строит планов на 2018 год, а нацелен на дальнейшую перспективу. В 2024 году ему будет 44 года.