Погода в ноябре 2004 года на Украине была ужасной.


Тогда проходила так называемая Оранжевая революция — борьба прозападного Виктора Ющенко и любимца России Виктора Януковича за пост президента.


В центре Львова на западе Украины был установлен студенческий палаточный лагерь, в котором 15-летняя Ира находилась уже целый месяц.


«Я здесь не столько защищаю Ющенко, сколько выступаю против Януковича», — сказала Ира. Жизнь в холоде ее не пугала, и, в конце концов, сторонники Ющенко победили. Мир изменился, хотя Украину этот мятеж не спас.


Десять лет спустя поля и деревья в городе Енакиево на востоке Украины были покрыты белой коркой льда. Стоял январь, на Восточной Украине шла война. Енакиево — родина Януковича, и местные повстанцы отправлялись из маленького города в Дебальцево, чтобы вместе с русскими окружить украинские войска.


«Нам нужно защищать будущее наших детей», — сказала 23-летняя Лиса с рыжими волосами. Лиса назвала нам только свое прозвище.


Медсестра и мать четырехлетнего сына приняла решение присоединиться к войскам «ДНР», поработав в местной больнице после летних столкновений. Теперь она хотела, чтобы восемь областей Украины стали независимой «Новороссией» и в итоге присоединились к России.


«Потому что новое государство должно быть сильным, а у России есть мощь».


Голос офицера полиции срывался, когда он кричал в мегафон у московского памятника поэту Александру Пушкину в одну из прошедших суббот: «Граждане, не мешайте проходить другим!»


Сторонники лидера оппозиции Алексея Навального начинали демонстрацию — правда, немного инертнее, чем в предыдущие разы. 16-летняя учащаяся лицея София стояла у памятника с воздушным шаром в форме утки — символом борьбы с коррупцией. Почему демонстрация была запрещена и почему Навального опять посадили за решетку, она понять не могла.


«Я не понимаю логику Владимира Владимировича, — говорила София. — Если у людей не будет возможности высказывать свое мнение, ничего не изменится».


Как и Ира во Львове 13 лет назад, София и ее друзья были больше заинтересованы в изменении страны и мира, чем в поддержке какого-то политика.


Возможно, журналистика искажает происходящее: необычное интересует, повседневное и обычное остается без внимания. Ира, Лиса и София, в моем понимании, — хороший образец молодых украинских и русских женщин. Они не подходят под образ «девушки Восточной Европы», под образ пассивной жертвы, созданный финской писательницей Софи Оксанен (Sofi Oksanen).


И хотя до равноправия мужчин и женщин еще очень далеко, у девушек достаточно примеров для подражания в популярной культуре, политике, экономике и истории — начиная с Екатерины Великой.


Ира, Лиса и София не называли свои фамилии, потому что на Украине и в России никто никогда не знает, как в итоге все сложится. Однако, независимо от политических взглядов этих девушек, их поколение продолжает менять тот образ русской и украинской женщины, который существует сейчас в мире.