Как один из членов строгого жюри телешоу X Faktors Интарс Бусулис оценивает молодых участников соревнования, мечтающих о карьере на большой сцене. Бусулис — для них хороший пример. Парень из Талси стал одним из самых ярких артистов Латвии, которого любят зрители также за пределами нашей страны.


Талант Бусулиса очень многосторонний, он может расшевелить публику и в переполненных концертных залах, и в небольших джаз-клубах, в свое время играл даже в армейском духовом оркестре и выходил на театральную сцену. Правда, об артисте слышны и не слишком лестные мнения, потому что многим не нравится, что Бусулис зарабатывает на жизнь в России, и что его часто показывают на российских телеканалах. Сам Интарс подчеркивает, что считает своей миссией способствовать при помощи музыки дружбе народов. «В России я сталкивался только с позитивным отношением, о Латвии слышал только хорошие слова. По-моему, в разжигании раздора между народами виноваты телевидение и политики, которые целенаправленно культивируют вражду. Проблемы существуют во многих странах, и нам в Латвии еще многое нужно сделать, чтобы привести государство в порядок», — сказал артист.


LA: Ты участвовал во многих музыкальных шоу в России. Чем они отличаются от латвийских шоу? Только масштабом и финансированием?


Интарс Бусулис: В России многомиллионная аудитория, и поэтому у шоу огромное финансирование. Но мы в Латвии более изобретательны, потому что можем создавать интересные проекты при наличии меньших средств. В России артисты привыкли ко всему готовому, а у нас надо думать, как минимальными средствами достичь максимального эффекта…


— Почему, по-твоему, в России в большом почете Алла Пугачева, Филипп Киркоров и другие артисты советской эстрады? Означает ли это, что у них нет молодых талантов?


— В России очень уважают и почитают своих звезд. Недавно я принимал участие в концерте, который был посвящен памяти знаменитого певца Муслима Магомаева. Случилось так, что в одной песне я немного перепутал слова: вместо «соловей» спел «воробей». Это романтическая баллада, в которой парень сравнивает девушку с песней соловья. После этого был скандал, я получил упреки за то, что допустил такую ошибку. К сожалению, нужно сказать, что мы в Латвии не умеем так уважать своих выдающихся деятелей искусства. К примеру, сейчас в Интернете я прочитал, как люди ругаются из-за пенсии Раймонда Паулса. (Паулс в одном из интервью сказал, что его пенсия около 800 евро в месяц, но он заслуживает, как минимум, 5 тысяч евро, потому что много работал и уплатил большие суммы налогов. — прим. ред.). Маэстро ведь не жаловался, что у него слишком маленькая пенсия. Ему хватает, но он говорил о бестолковой системе: человек всю жизнь работал на благо народа, а ему насчитали пенсию, которая не отвечает его трудовому стажу и вкладу. А в комментариях в Интернете люди пишут о «кровавых рублях», фамильярно называют Паулса Раймо и т.д. Меня взяла злость: как они могут так относиться к живой легенде Латвии?


— Приходилось ли тебе когда-нибудь петь на вечеринках у олигархов?


— Да, но необходимо понимать, что они всего лишь люди. И у них есть свои переживания и проблемы. Могу держать пари, что ночью они спят хуже. На самом деле на них надо смотреть с жалостью.


— В России ты поешь в основном на русском языке?


— Да, у нас широкий репертуар, в котором около 40% песен Раймонда Паулса и 60% — наших. На вечеринках, когда собирается молодая публика, иногда поем также по-английски, потому что мы ведь «группа из-за границы».


— Вообще русские воспринимают Латвию как заграницу, или мы для них по-прежнему Прибалтика?


— Слово Прибалтика никогда не имело пренебрежительного значения, как раз наоборот — в их восприятии это Запад. Россияне знают Старую Ригу, знают, что здесь снимались кадры с Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном.


— В свое время ты стал победителем конкурса «Новая волна». То, что этот конкурс больше не проходит в Юрмале, — приобретение или потеря для Латвии?


— По-моему, потеря. В этом году я был в Сочи и видел, как во время конкурса город реально расцветает, это праздник на протяжении целой недели. Люди радуются, выходят на улицы. Если кому-то не нравилось, что «Новая волна» проводилась в Юрмале, никто ведь силой не заставлял идти на концерты. Вечеринки и деловые переговоры, которые когда-то проходили здесь, теперь перебрались в Сочи.


— Политический аналитик Андис Кудорс о твоем участии в жюри «Новой волны» в Сочи высказался так: «Можно добиться ухода «Новой волны» из Латвии, но не ухода оттуда Бусулиса. На Западе пробиться сложно, так почему бы не потусоваться с теми, кто не возражает, что их власть убивает украинцев». Что ты ответишь на такую критику?


— У меня нет информации, что кто-то из тех, с кем я о контактировал на «Новой волне», убил какого-то человека. На мой взгляд, этот вопрос слишком политизирован. На «Новой волне» я чувствую себя как во время настоящего фестиваля: солнце, вокруг улыбающиеся люди, новые знакомства, вечерние беседы в сопровождении музыки. Там не было никакой политики.


— Но нельзя отрицать, что именно из-за твоих поездок в Россию у части латышей довольно сдержанное отношение к твоему творчеству.


— Я ведь никого не заставляю слушать мои песни или приходить на мои концерты. Не нравится — пусть не приходят. Но лучше прийти, чтобы увидеть, что на концертах сидят латышские и русские дамочки, у которых нет никаких конфликтов и разногласий. На наших концертах очень разная публика: латыши, русские, женщины, мужчины, дети, молодежь, бабушки и девушки бальзаковского возраста. После концертов я получаю цветы, различные подарки. Так, русские фанаты подарили коллекцию матрешек с моим изображением в разные этапы жизни.


— В свое время ты несколько лет играл в оркестре штаба Национальных вооруженных сил Латвии. Будешь ли ты готов в чрезвычайной ситуации служить родине?


— Конечно, буду готов. Многое из военного дела я забыл, но на поле боя моей миссией был бы сбор раненых. Время службы оставило в моей памяти позитивные впечатления. Например, именно перед концертом оркестра в Резекне я узнал, что у меня родился сын.


(Публикуется в сокращении).