Просочившиеся в СМИ документы свидетельствуют о том, что контролируемый государством московский банк способствовал быстрому взлету позиций Юрия Мильнера в Кремниевой долине, где в рамках расследования вмешательства России в выборы научно-технологические компании подвергаются тщательной проверке.


Осенью 2010 года на технологической конференции в Сан-Франциско российский инвестор-миллиардер Юрий Мильнер вышел на сцену, чтобы ответить на вопросы. Господин Мильнер, владевший основной долей акций Facebook и Twitter, известен тем, что охотно разговаривает обо всем, начиная с будущего социальных сетей до предельных возможностей космических путешествий. Но когда кто-то задал ему вопрос, который уже некоторое время крутился на языке в связи с расцветом его дел в Кремниевой долине — о том, кем были его инвесторы — он не ответил, а лишь несколько раз повернулся к модератору с выражением недоумения на лице.


Недавно просочившиеся в СМИ документы, изученные The New York Times, отчасти дают ответ на этот вопрос: за инвестициями господина Мильнера стоят сотни миллионов долларов из Кремля.


Под прикрытием запутанной системы офшорных фиктивных компаний инвестиции в Twitter поддержал ВТБ, контролируемый государством российский банк, который часто используется для совершения политических стратегических сделок.

 

А один крупный вкладчик, участвующий в сделке господина Мильнера с Facebook, согласно этим документам, получил финансирование от компании «Газпром инвестхолдинг», еще одной контролируемой государством финансовой организации. Документы включают внутренние записи бермудской юридической фирмы Appleby, которые попали в руки немецкой газете Süddeutsche Zeitung и были изучены The Times при сотрудничестве с Международным консорциумом журналистов-расследователей.


В конечном итоге компаниям господина Мильнера удалось завладеть более чем 8% Facebook и 5% Twitter, что позволило ему занять место в различных списках самых влиятельных деловых людей мира. Его компании продали эти акции несколько лет назад. Но он по-прежнему владеет долей в ряде других крупных научно-технологических компаний и продолжает заключать новые сделки. В настоящий момент у господина Мильнера вложены деньги в предприятие по торговле недвижимостью, основанное и частично принадлежащее Джареду Кушнеру (Jared Kushner), зятю президента Трампа и советнику в Белом доме.


На Facebook, Twitter и других социальных сетях сконцентрировалось основное внимание федерального расследования по делу о вмешательстве Кремля в выборы 2016 года. Федеральные прокуроры и следователи из Конгресса разбираются с тем, как русские, связанные с Кремлем, превратили эти сайты в клоаку фальшивых новостных историй и сеющих раздор политических объявлений, и как они связаны с кампанией Трампа.


Никто не предполагал, что господин Мильнер или его компании как-то связаны с пропагандой. В свою очередь, господин Мильнер упоминал в паре недавних интервью, что деньги российского правительства ничем не отличаются от финансирования, которое он получил от многих других своих вкладчиков по всему миру.


Тем не менее, то, как господина Мильнера использует государственный аппарат, благодаря которому обогащается такое множество российских олигархов, демонстрирует, что Кремль протянул свою длинную финансовую руку за пределы собственного окружения, добравшись до некоторых американских технологических гигантов.


«Организации, связанные с Кремлем, делают инвестиции с учетом стратегических интересов, то есть, принимая во внимание не только коммерческую, но и государственную выгоду, — сказал Майкл Карпентер (Michael Carpenter), директор по делам России в Совете национальной безопасности при администрации Обамы, а сейчас старший директор Центра дипломатии и глобального взаимодействия Байдена. — Они идут рука об руку».


Господин Карпентер добавил: «Олигархи, получившие значительную финансовую поддержку от российских банков вроде ВТБ, или Сбербанка, или Газпромбанка, должны переступить некий политический порог, то есть, явно или молчаливо одобрять тех, кто находится на вершине капиталистической системы России».


Нет ничего незаконного в том, что иностранные государственные организации делают инвестиции в американские компании. ВТБ и «Газпром» сказали, что эти деловые операции были просто выгодным вложением средств, а не политически мотивированными сделками.


Согласно тому, как это видит господин Мильнер, вся история банальна и незатейлива. «Это просто бизнес и ничего более», — сказал. «Мы добываем деньги и вкладываем их в Facebook и Twitter. Мы умножаем деньги ограниченного круга наших партнеров и возвращаем им их обратно. По-моему мнению, это коммерческая сделка», — добавил бизнесмен.


(Заявление DST Global, венчурной фирмы господина Мильнера, опубликовано здесь).


Путь в Кремниевую долину


Господин Мильнер, которому сейчас 55 лет, изучал теоретическую физику в Московском государственном университете, прежде чем переехать в США, где он посещал Уортонскую школу бизнеса при Пенсильванском университете в начале 1990-х годов, а затем работал во Всемирном банке в Вашингтоне.


Он вернулся в Россию в конце 1990-х и работал генеральным директором в банке «Менатеп», основанном Михаилом Ходорковским, который лишился своей компании и подвергся преследованию и тюремному заключению после публичной конфронтации с президентом Владимиром Путиным.


Через некоторое время господин Мильнер объединился с Алишером Усмановым, узбекско-российским олигархом, близким российскому премьер-министру Дмитрию Медведеву, бывшим директором банка «Голдман Сакс», чтобы заполучить большую долю в Mail.ru — российской интернет-компании, акции которой сейчас торгуются на Лондонской фондовой бирже.


Первые инвестиции в Америке господин Миллер сделал, когда был членом инновационной комиссии, учрежденной в 2009 году господином Медведевым, в то время российским президентом, который известен своим горячим интересом к техническому развитию и туристическими визитами к Стиву Джобсу в штаб-квартиру Apple в Купертино, штат Калифорния.


В мае 2009 года Facebook объявил об инвестициях компании господина Мильнера Digital Sky Technologies на сумму примерно в 200 миллионов долларов, и сказал, что компания планирует потратить еще как минимум 100 миллионов на покупку дополнительных акций. Со временем новая венчурная фирма господина Мильнера, DST Global, также накопила значительную долю акций в Facebook.


«К нам обратился целый ряд фирм, но DST выделялась из-за глобальной перспективы, которую они открывают», — сказал тогда Марк Цукерберг (Mark Zuckerberg), генеральный директор Facebook.


Документы, изученные The Times, свидетельствуют, что DST открывала и еще кое-что, а именно связь с Кремлем через череду оффшорных компаний.


Связи с российским государством


В те годы в рамках своей «перезагрузки» дипломатических отношений с Москвой администрация Обамы поощряла Россию учиться у американской технологической отрасли. Импорт технологических знаний в теории должен был снизить зависимость России от экспорта нефти и газа.


Что касается Facebook, то для него мостиком стал «Газпром», контролируемый государством газовый гигант. Эта компания, важный компонент правления Путина, использовала свою дочернюю компанию «Газпром инвестхолдинг», чтобы восстановить активы, приватизированные в 1990-е годы.

© AP Photo, Noah Berger
Ежегодная конференция разработчиков в Сан-Хосе, штат Калифорния


«Газпром инвестхолдинг» «используется для проведения политически важных и стратегических сделок Кремля», — сказал Илья Заславский, участник проекта «Клептократическая инициатива» (Kleptocracy Initiative) Института Хадсона, консервативного аналитического центра в Вашингтоне. И ВТБ, и родительская компания «Газпром инвестхолдинг» «Газпром», находятся под санкциями США, введенными в связи с тем, что Россия поддержала сепаратистов на востоке Украины в 2014 году.


В течение нескольких лет согласно записям в «Панамском архиве» — богатом наборе документов, просочившихся в СМИ из юридической фирмы Mossack Fonseca — «Газпром инвестхолдинг» и ее дочерняя компания предоставляли сотни миллионов долларов в виде займов компании под названием Kanton Services. Kanton в свою очередь владела одной из инвестиционных компаний DST, которую использовали для покупки акций в Facebook. Хотя неясно, когда именно Kanton впервые получила свою долю в подразделении DST, компания в виде займа приняла 197 миллионов долларов от «Газпром инвестхолдинг» за три месяца до того, как Facebook объявил о своей первой сделке с господином Мильнером, свидетельствуют записи.


Компания Kanton, расположенная на Британских Виргинских островах, имела многочисленные связи с соратником господина Мильнера господином Усмановым.


Kanton принадлежала давнему деловому партнеру Усманова, а контролировал ее Маттиас Боллигер (Matthias Bolliger), директор многочисленных дочерних компаний основного бизнес-холдинга Усманова, согласно служебным документам Appleby и «Панамскому архиву». И в одном электронном письме, отправленном трастовой компанией на острове Мэн, используемой господином Усмановым, Kanton упоминалась как «частная инвестиционная компания, (Facebook и Twitter)».


В интервью господин Мильнер сказал, что личности его инвесторов не общедоступная информация. Кроме того, он стремился дистанцировать свою компанию от господина Усманова. «Мне было неизвестно, использует ли он государственные средства на наши инвестиции», — сказал он. Более того, продолжил он, у господина Усманова множество потенциальных источников финансирования, в связи с чем невозможно узнать, были ли и деньги «Газпром инвестхолдинг» также использованы для финансирования его доли в Facebook.


Чтобы продемонстрировать это, господин Мильнер расставил несколько чистых пластиковых чашек с надписями вроде «Предположительно средства российского государства», «Господин Усманов» и «Facebook». Он достал большой пакет зеленых драже M&M, заполнил ими несколько чашек и начал перекладывать драже из чашки в чашку. «Деньги взаимозаменяемы, — объяснил он. — Нельзя взять и сказать, что вот этот конкретный доллар проделал весь путь до Facebook».


Пресс-секретарь господина Усманова Ролло Хэд (Rollo Head) на конкретные вопросы не отвечал. Но в своем заявлении он настаивал, что существуют отдельные потоки средств, которые не смешиваются между собой. Господин Усманов, сказал он, «не берет займы у государственных или квазигосударственных структур для инвестиций в Facebook».


Прибыльная «синергия»


Сделка с Facebook стала примером того, как российские олигархи смешивают общественные и частные роли на пользу себе и своему правительству: инвестируя в Facebook, господин Усманов был при этом генеральным директором компании «Газпром инвестхолдинг».


На самом деле господин Усманов часто переплетал свою роль в правительственных организациях с личными делами, согласно докладу фирмы Kroll, занимающейся глобальными расследованиями и безопасностью. Kroll такие действия называет «синергией».


Доклад Kroll, «репутационный аудит», был заказан господином Усмановым, когда тот хотел отшлифовать свой имидж за год до совместной с господином Мильнером сделки по инвестированию в Facebook. Следователи Kroll, опираясь на публичные записи и интервью, подробно изложили длинную и красочную историю: время, проведенное в тюрьме в Узбекистане (позже он был реабилитирован) и прошлые связи с возможными представителями российской организованной преступности. Об этом говорится в черновой копии доклада, изученной The Times.


Следователи также перечислили ошеломительное количество сделок с участием в том числе горнодобывающих, информационных и технологических компаний, часто при содействии Кремля и господина Медведева. «Усманов, похоже, намерен положить конец эре Путина как "самого продвинутого" олигарха за последние восемь лет», — сказал один источник фирме Kroll.


Следователи Kroll обнаружили, что за частью инвестиций господин Усманов обращался в Kanton, компанию, которая позднее станет частью инвестиций господина Мильнера в Facebook.


Пресс-секретарь Facebook Ванесса Хан (Vanessa Chan) отказалась отвечать на конкретные вопросы по сделке с DST, назвав компанию «пассивным инвестором» и отметив, что компания делала инвестиции и рассчиталась несколько лет назад.


«Газпром инвестхолдинг» назвал займы «рациональными» и сказал, что они были «предоставлены в общекорпоративных целях» по ставкам выше рыночных. Компания не ответила, какую роль играл в получении этих ссуд господин Усманов, сообщив лишь, что, будучи генеральным директором компании, он «действовал в соответствии» с уставом компании.


Чтоб завершить сделку с Facebook, DST использовала пару юристов на Кипре и в Великобритании, которые также открыли оффшорные компании для российских олигархов, близких господину Путину, следует из «Панамских документов», данных комиссии по ценным бумагам США и записей Appleby. DST не ответила на вопросы по поводу того, зачем ей понадобилось использовать двух юристов.


После сделки с Facebook господин Мильнер прочно обосновался в Кремниевой долине, потратив около 100 миллионов на дом площадью 25 тысяч квадратных футов в Лос-Альтосе и инвестировав семь миллиардов долларов в более чем 30 компаний, включая Spotify, Airbnb и Groupon.


В интервью он упоминал о своих тесных отношениях с руководством тех компаний, в которые он вкладывает средства. Господин Мильнер и господин Цукерберг стали друзьями и встречаются ежемесячно. Тем не менее, несмотря на то, что его компании принадлежит значительная доля акций, господин Мильнер не занимает места в совете директоров и не имеет права голоса.


На конференции по технологиям в 2010 году в Сан-Франциско господина Мильнера спросили, участвует ли он в управлении в качестве советника. «Я думаю, что скорее как раз наоборот, — ответил он. — Это я иногда получаю от них неофициальные советы».


Мутные финансовые маневры


Вклад господина Мильнера на сумму примерно в 380 долларов в Twitter был напрямую поддержан другим инструментом влияния Кремля: вторым по размеру банком России, ВТБ.


61% акций банка принадлежит российскому правительству. Президент ВТБ Андрей Костин — бывший советский дипломат, Маттиас Варниг (Matthias Warnig), член наблюдательного совета банка — бывший восточногерманский шпион, служивший в Дрездене, в тот же период, когда господин Путин находился там, служа в КГБ.

Логотип ВТБ


ВТБ проводит операции по всему миру, включая США. В последние годы он был замешан в ряд политически щекотливых сделок, например, предоставив кредит, с помощью которого была профинансирована сомнительная приватизация российским правительством 19,5 % акций нефтяного гиганта «Роснефть».


В прошлом году «Панамские документы» раскрыли, что принадлежащий ВТБ банк на Кипре использовался для того, чтобы переводить сотни миллионов долларов на счета, связанные с Сергеем Ролдугиным, виолончелистом и близким другом господина Путина. Неизвестно, на что шли эти деньги, но кое-кто предполагал, что тот работает в качестве подставного лица для обитателей Кремля.


Господин Ролдугин не отреагировал на послание этой статьи, однако, сообщил, что его состояние появилось благодаря пожертвованиям богатых бизнесменов на покупку музыкальных инструментов. ВТБ назвал расчеты в «Панамских документах» «необоснованными».


«ВТБ — настоящий "смазочный фонд" («деньги для подкупа влиятельных лиц и проведения различных кампаний» — прим.пер.) для Путина», — сказал Андерс Аслунд (Anders Åslund), штатный старший научный сотрудник Атлантического совета в Вашингтоне и бывший экономический советник постсоветского правительства России. Этот банк, по его словам, — «черный кассир путинской компании».


Сделка господина Мильнера — это сложная система передачи акций и оффшорных финансовых организаций. Но ее детали могут пролить свет на то, где искать стратегические мотивы участия в этом деле ВТБ.


В июле 2011 году ВТБ инвестировал минимум 191 миллион долларов в акции компании под названием DST Investments-3, расположенной на острове Мэн. Эта оффшорная инвестиционная организация была использована, чтобы купить примерно половину акций DST Global в Twitter в этом месяце. DST Investments 3 выпустила акции и для Kanton — компании, связанной с господином Усмановым, который был центром сделки по Facebook.


Сделка по Twitter имела одну особенность: ВТБ вложил фактически все деньги в DST Investments 3, как следует из документов. Kanton не внесла почти ничего. По словам осведомленного лица, весьма необычно, что один из инвесторов в фонды DST получил акции без вноса средств.


7 мая 2014 года, шесть месяцев спустя после первого публичного предложения (IPO) Twitter, когда инсайдерам впервые позволили продавать свои акции, ВТБ передал большую часть своих акций в DST Investments-3 компании Kanton. Кроме того, DST обналичил свои инвестиции в Twitter.


У DST были еще инвестиции от ВТБ, который господин Мильнер уподобил фонду национального благосостояния. ВТБ инвестировал средства в китайскую интернет-компанию JD.com не далее чем в феврале 2015 года, когда он передал свои акции компании Kanton на острове Мэн, свидетельствуют записи.


В своем заявлении ВТБ говорит, что его участие в сделке по Twitter — это «исключительно финансовая инвестиция», проданная ради прибыли, что стало одной из нескольких успешных сделок в сфере высоких технологий того периода. Банк добавил, что: «ВТБ — исключительно коммерческий банк, мы никогда не заключаем политически мотивированных сделок».


Twitter отказался отвечать на ряд вопросов о ВТБ, но сказал, что, согласно своей политике, он рассмотрел всех инвесторов на стадии до IPO.


Господин Мильнер не стал обсуждать, как ВТБ стал инвестором, а сказал лишь, что банк помог вывести на биржу Mail.ru в 2010 году. Согласно докладу Kroll, Кремль ранее приказал VTB финансировать другие венчурные компании господина Усманова. Доклад также рассказывает о дружбе господина Усманова и господина Медведева, а кроме того о том, что Медведев помог ему выиграть аукцион на покупку прибыльного месторождения нефти в Сибири.


Помимо социальных сетей


Господин Мильнер также был активен и за пределами Кремниевой долины. Он основал Breakthrough Prize («Премия за прорыв») — серию денежных премий за научные открытия. И в июле 2015 года он был одним из нескольких высокопоставленных инвесторов в Cadre, нью-йоркской компании, занимающейся недвижимостью, основанной господином Кушнером и его братом, Джошуа. (В число других инвесторов и партнеров компании входят Goldman Sachs, Джордж Сорос (George Soros) и Founders Fund Петера Тиля (Peter Thiel)).


Господин Мильнер сказал, что инвестировал 850 тысяч долларов в Cadre через трастовую компанию, которая в свою очередь контролирует DST Global Advisers, фирму DST Global по управлению инвестициями. Он сказал, что познакомился с компанией через бывшего инвестора, чьего имени он не помнит. Он сообщил, что встречался с Джаредом Кушнером лишь однажды, на конференции в Аспене, Колорадо.


Господин Кушнер и компания Cadre от комментариев отказались.


В своем интервью с The Times господин Мильнер уклонился от обсуждения конфликтной ситуации, в которой сейчас оказались Facebook и Twitter, его бывшие основные объекты капиталовложений.


Проведший детство и юность в Советском Союзе бизнесмен говорит: «Если ты отец и у тебя разговор с сыном, проще сказать: "Пожалуйста, не вмешивайся в политику"».


Это «было моим принципом тогда и остается им сейчас», говорит он, добавляя: «Я предпочитаю концентрироваться на бизнесе и благотворительности. Для меня этого более чем достаточно».