Скандал вокруг голливудского продюсера Харви Вайнштейна, обвиняемого в многочисленных сексуальных домогательствах и изнасилованиях, вывел на новый уровень кампанию против так называемого «харассмента» в США и Европе. На данный момент уже более ста женщин обвинили Вайнштейна в попытках изнасилования либо домогательствах, однако в скандал уже оказались вовлечены сотни известных артистов, политиков и бизнесменов по обе стороны Атлантического океана. Как пишет парижская Le Monde, «дело Вайнштейна» вызвало подлинное цунами, которое докатилось сперва до Великобритании, а затем и континентальной Европы. Согласно опросу Би-Би-Си, около половины женщин и каждый пятый мужчина в Великобритании заявляют, что в той или иной степени подвергались сексуальному домогательству в учебе или на работе. Насколько верны эти утверждения? В обстановке нынешних массовых обвинений очень трудно отделить правду от вымысла. Почему все жертвы молчали до сих пор и только теперь заговорили? Тем более, что доказательств фактически нет. К сексуальному харассменту относят уже и дружеское прикосновение, и настойчивое ухаживание.


Вполне естественно, что протестантская и феминистская Швеция одной из первой переняла эстафету у США и Великобритании. О сексистских приставаниях со стороны ведущих политиков ЕС заявили министры шведского правительства Маргот Вальстрем и Аса Регнер. Они поддержали интернет-кампанию против сексуальных домогательств «Я тоже» (#MeToo), запущенную американской актрисой Алиссой Милано в связи со скандалом вокруг Харви Вайнштейна. Кроме того, в Швеции около двух тысяч женщин, занятых в индустрии шоу-бизнеса, заявили свой протест против домогательств, сексуальных агрессий и изнасилований, которые имели место в их профессиональной среде, но умышленно замалчивались.


Война с харассментом накрыла и Европарламент, где сотрудницами были выдвинуты обвинения против ряда депутатов, которые якобы их «лапали» и «зажимали». Эту тему вынесут на специальное заседание Европарламента, будет создана комиссия по расследованию жалоб. Даже на прошедшей в Бонне Всемирной конференции ООН по климату были отмечены случаи сексуального домогательства, о чем было поставлено в известность руководство ООН. А совсем недавно американская футболистка Хопе Соло обвинила бывшего президента ФИФА Йозефа Блаттера в том, что он «ущипнул ее за заднее место» во время церемонии вручения «Золотого мяча» в 2013 году.


Цунами разоблачений докатилось и до самой терпимой в отношении сексуальной морали европейской страны — Франции. За последний месяц здесь отмечен резкий рост жалоб в полицию на сексуальные домогательства: этот показатель вырос как минимум на 30% после начала «дела Вайнштейна».


Наблюдатели в недоумении — что это — новая реальность, некий массовый психоз или снятие общественного табу с ранее запретной темы? На всякий случай полиция была вынуждена отреагировать и разослать циркуляр с требованием внимательнее относиться к подобного рода заявлениям. Борьба с «сексизмом» развернулась на уровне студенческих организаций, профсоюзов, политических партий и СМИ. Членов студенческих объединений осуждают за то, что они «спят с товарищами», женский персонал клиник обвиняет в домогательстве врачей и начальство. По требованию студентов в университете Science Po Lille была отменена встреча с депутатом Жаном Лассалем, против которого ранее были выдвинуты обвинения в домогательстве. Также по обвинению в сексуальном домогательстве заведено дело на Эрика Монье, бывшего главного редактора телеканала France 2. Французская синематека попала под огонь критики феминисток после того как провела ретроспективу фильмов Романа Поланского и вскоре отменила неделю фильмов режиссера Жан-Клода Бриссо, который был в 2005 году приговорен к году тюрьмы условно за сексуальные приставания к актрисам. Французские феминистки пошли еще дальше своих американских подруг и создали хэштег #BalanceTonPorc — «разоблачи свинью», фактически призывая женщин сообщать о всех лицах, подозреваемых в харассменте. Под давлением женских организаций президент Макрон был вынужден вмешаться в общественную дискуссию и осудить «постыдные» случаи сексуальных домогательств. Он заявил, что не только в других странах, но и во Франции имеет место прискорбный феномен харассмента.


Понятие сексуального домогательства (sexual harassment) вошло в общественный дискурс западных стран в 70-е годы прошлого века на волне сексуальной революции и феминизма. Но только в 90-е годы в США стали приниматься законы, регламентирующие правила поведения на рабочих местах, с целью недопущения «сексуального домогательства». Эта волна постепенно охватила все сферы общественной жизни и стала, наряду с движением ЛГБТ, подлинной революцией, взорвавшей традиционную систему отношений между полами. Если раньше считалось, что мужчина является активным элементом в отношениях с женщинами и добивается ее благосклонности всеми возможными способами (как «красивым» ухаживанием, так и грубым нажимом), то теперь в Америке, а с начала нулевых годов и в Европе практически все виды «активного» ухаживания стали приравниваться к домогательству.


Харассмент — понятие более широкое, чем просто «домогательство». Это целый набор неприемлемых поступков и правил общественного поведения, под который подведена сложнейшая юридическая база. При определенных обстоятельствах нельзя свистеть, корчить рожи, делать «неправильные» жесты, некорректно высказываться и т.д. Все, что способно оскорбить другого человека (независимо от пола) может быть истолковано как харассмент. В США, а затем и Западной Европе возник целый юридический цех, специализирущийся на харассменте как на очень прибыльном бизнесе. Сотни юристов и психологов проводят семинары в кампаниях и госучреждениях, адвокаты получают большие гонорары за решение подобных вопросов. Дела по харассменту стали не только выгодным бизнесом, но также средством устранения политических оппонентов. Некоторые старомодные представители «мужского клана» стали говорить о репрессивном характере нововведений, но их голоса быстро потонули в хоре обвинений со стороны активных борцов с «мачизмом».


Спору нет, домогательство отвратительно. Но, как в каждом благородном деле, важно не перегнуть палку. А именно это и происходит сейчас, когда борьба за достоинство женщин перерастает в медийную истерию, в способ сведения личных и политических счетов. Как-то слишком быстро у тысяч «обиженных» женщин проснулась память, которая дремала многие годы, а подчас и десятилетия. Сегодня на Западе практически каждого мужчину можно обвинить в попытках домогательства чуть ли не тридцатилетней давности. Доказательств этому нет, но человек вынужден оправдываться и даже идти на отчаянные шаги, чтобы спасти свою репутацию. Покончил с собой бывший министр Уэльса Карл Сэрджент, обвиненный в «неподобающем поведении», ушел в отставку под грузом обвинений в харассменте министр обороны Великобритании Майкл Фаллон (положивший в 2002 году руку на коленку даме). И список этот наверняка будет расти.


К чему приведет нынешняя борьба с сексуальным харассментом? Секс — основной инстинкт, его невозможно скрыть или подавить, но со времен возникновения человеческого общества люди пытались регулировать его, чтобы сохранить семью, а затем и государство. Тем не менее, некая свобода «игры» во взаимоотношениях полов допускалась и даже поощрялась. То, что происходит сейчас на Западе и распространяется на весь мир — есть полный пересмотр правил этой «игры». Отныне каждая попытка ухаживания или внимания может быть расценена как харассмент. Смогут ли реформаторы нравов что-то изменить в правилах поведения, которые формировались тысячи лет? Следует признать, что определенные успехи у них есть: меняется характер семейных связей, отношений между полами, растет количество гомосексуальных браков. Время покажет, что одержит верх — новая идеология или формировавшаяся миллионы лет биологическая натура человека.